Центрально-Лесной
Биосферный резерват

Центрально-Лесной
ПОДРОБНАЯ ИНФОРМАЦИЯ
РАСТИТЕЛЬНОСТЬ

Флора заповедника включает 546 видов высших растений, относящихся к 280 родам и 87 семействам (включая 6 видов культурных и одичавших).

Наиболее разнообразны семейства сложноцветных (59 видов, 11,0%) и злаковых (51 вид, 9,5%). Деревьев — 16 видов, кустарников — 22, кустарничков — 12 и травянистых растений — 490, из которых многолетних — 378, двух-трехлетних — 43, однолетних — 69 видов.

Около трети видов — лесные, почти столько же луговых, гораздо меньше прибрежных, водных и болотных.

Для флоры заповедника характерна относительная бедность видами, прямо и косвенно связанными с деятельностью человека. Многие обычные в Тверской и в соседних областях виды растений ни в заповеднике, ни на прилежащих территориях до сих пор не отмечены, что свидетельствует о малой нарушенности заповедного лесного массива.

Во флоре заповедника господствуют бореальные (таежные) и неморальные (дубравные) растения. Бореальные — это широко распространенные в таежной зоне виды, как голарктические и евроазиатские (кислица, майник, седмичник, черника, брусника, грушанки), так и восточноевропейско-сибирские (борец северный, осока шаровидная, цинна, подмаренник трехцветковый).

Среди неморальных весьма обычны широко распространенные европейские виды — ясменник душистый, медуница неясная, копытень, осока лесная, печеночница, пролесник многолетний, зеленчук желтый, липа, лещина, ильм, вяз. Значительно реже встречаются среднеевропейские (сердечник извилистый) и восточноевропейские (лютик кашубский) виды.

Евросибирские элементы флоры есть в опушеч-нолуговых, прибрежных и болотных растительных сообществах, а также в коренных черноольховых, травяно-болотных лесах. Это бодяк огородный, скерда сибирская, вейник тростниковидный, мятлик расставленный, манник литовский, шейхцерия болотная, белокрыльник болотный, горец змеиный.

Из видов, занесенных в Красную книгу СССР (1984), в заповеднике встречаются два вида высших растений. Башмачок настоящий растет как единично, так и группами до 30—50 растений (занесен также в Красную книгу Международного союза охраны природы). Лунник оживающий, реликт широколиственных лесов Европы, образует густые заросли в поймах рек и ручьев, в заповеднике главным образом в пойме р. Тюдьмы. К редким растениям относятся представители позднетретичной сибирской флоры — папоротники многорядник Брауна и пузырник судетский, встречающиеся по берегам рек и ручьев.

В пределах заповедника проходит южная граница ареала березы карликовой. Известно два местонахождения этого вида, одно из них — болото «Старосельский мох».

В особой охране нуждаются также гроздовник виргинский (единственная находка в заповеднике), сердечник извилистый (единственная находка для Валдайской возвышенности), скерда сибирская (отмечена только в северной части заповедника по берегу р. Тюдьмы), овсяница лесная.

По схеме ботанико-географического районирования территория заповедника входит в зону хвойно-широколиственных лесов. Однако еловые и елово-широколиственные леса заповедника имеют более «северный» облик, чем леса окружающих территорий, и носят переходный характер между зональным типом южной тайги и смешанных лесов. Зональный вид — ель — почти всюду вытеснила здесь широколиственные породы, которые значительно чаще встречаются на прилегающих территориях. Растительность заповедника сохранила черты древних флористических комплексов и представляет исключительный интерес для исследования эволюции лесов Восточно-Европейской равнины.

Во время последнего, валдайского, оледенения территория заповедника не покрывалась ледником и находилась в предледниковой (перигляциальной) зоне, где господствовала тундровая и лесотундровая растительность. Поэтому здесь сохранились растения, господствовавшие во время соминского межстадиала (около 45—25 тыс. лет назад), а частично и в конце микулинского межледникового времени (более 70 тыс. лет назад). Такие представители гипоарктического (арктобореального) комплекса, как карликовая береза, клюква мелкоплодная, морошка, встречающиеся в настоящее время на верховых болотах и в прилегающих к ним сфагновых сосняках, являются реликтами позднеледниковой флоры.

В относительно теплый соминский межстадиал во флоре были широко представлены виды таежного комплекса, что связано с распространением в это время лесов из ели сибирской. Следы этого сохранились в виде изолированных местонахождений реликтовых растений — пузырника судетского, подмаренника трехцветкового, лютика северного, княженики. К тому же времени относится и распространение плиоценового древнетаежного реликта — многорядника Брауна.

Современный облик растительности сформировался 2,5—2 тыс. лет назад. Как показал спорово-пыльцевой анализ разреза торфяника «Старосельский мох», 12—11 тыс. лет назад на окружающей территории уже были распространены леса из ели европейской, проникшей сюда из Верхнего Поволжья. На месте нынешнего торфяника тогда находилось послеледниковое озеро. К бореальному периоду (10—9 тыс. лет назад) ельники вытесняются почти сплошными сосново-березовыми лесами с небольшой примесью ели. К этому времени озеро обмелело, и в нем началось образование низинного сфагнового и переходного осоково-сфагнового торфа.

Восемь-девять тысяч лет назад, вероятно в результате лесных пожаров, господствующее положение приобретает береза, появляются вяз и липа. В теплый атлантический период (7,5—7 тыс. лет назад) в лесах становится значительно больше широколиственных пород — вяза, липы, лещины, дуба и усиливается лесообразующая роль ели.

И наконец, 2,5—2 тыс. лет назад при более прохладном и влажном климате ель активно внедряется в широколиственные леса и занимает практически всю территорию, кроме сильно переувлажненных торфяников верховых болот. В это время определился современный характер растительного покрова, в котором господствуют еловые леса южнотаежного типа с примесью реликтовых таежных видов сибирского происхождения.

В растительности доминируют еловые леса (47%), представленные относительно малонарушенным массивом. По структуре, продуктивности и видовому составу эти леса типичны для южной тайги. Они представлены всеми основными группами: неморальными (сложными), зеленомошными, сфагновыми и травяно-болотными ельниками. Пре обладают зеленомошные ельники: кисличные, чернично-кисличные и черничные, которые занимают более высокие участки водоразделов. Для этих ельников характерны высокопродуктивные древостой I—II классов бонитета, выраженный ярус подлеска из рябины, иногда с примесью клена, лещины и жимолости, хорошо развитый покров из зеленых мхов родов плевроциум, гилокомиум и дикранум. В травянистом ярусе господствуют таежные травы и кустарнички (кислица, майник, седмичник, ожика волосистая, линнея северная, черника). Ельник кисличный (зональный тип южной тайги) встречается здесь сравнительно редко и небольшими участками.

Дренированные склоны водоразделов заняты крупными массивами неморальных еловых лесов, которые на территории заповедника представлены разными типами сложных ельников (липняковые, неморально-кисличные) высокой продуктивности (I—1А классов бонитета). Ели в таких лесах имеют диаметр 70—80 см, максимально — 140 см, при высоте 42 м («царица-ель»). Липа, клен, ильм образуют в этих лесах второй подъярус древостоя или густой подлесок. Наземный ярус обогащен дубравными травами (бор развесистый, овсяница лесная, медуница, сныть, пролесник, печеночница, копытень, звездчатка ланцетолистная).

Липняковые ельники обычно занимают средние части хорошо дренированных склонов, нижние части — ильмово-пролесниковые ельники, где во втором ярусе господствует ильм, а в подлеске — широколиственные породы. Среди дубравных видов в травянистом ярусе доминируют более влаголюбивые пролесник, звездчатка дубравная, сныть.

Вершины моренных холмов занимают менее продуктивные кленово-зеленчуковые ельники более простого строения без второго яруса древостоя (клен — в подлеске), травянистый покров в них разрежен и менее разнообразен, чем в липняковом ельнике (где до 30 видов).

Неморально-кисличных ельников много на верхних, хорошо дренированных частях склонов. В этих лесах хороший подлесок из широколиственных пород. В травяно-кустарничковом ярусе доминируют кислица (проективное покрытие — 40—60%) при высоком обилии зеленчука, звездчатки ланцетолистной, бора развесистого, овсяницы лесной.

Самые бедные из неморальных (сложных) ельников — кислично-папоротниковые — занимают пологие, относительно дренированные склоны моренных возвышенностей.

На вершинах и в верхних частях слабодренированных пологих склонов формируются чернично-кисличные и кисличные ельники. Древостой этих сообществ состоит из ели, иногда с примесью мелколиственных пород (березы, осины). Нижние ярусы имеют типичную таежную структуру: подлесок состоит из отдельных кустиков рябины, шиповника, жимолости; в травяно-кустарничковом ярусе преобладают черника и кислица со свитой таежного мелкотравья (седмичник, майник, ожика волосистая) и бореальных кустарничков (брусника, линнея).

Средние и нижние части пологих склонов моренных гряд и холмов занимают черничные и сфагново-черничные ельники, которые сменяются в понижениях сфагново-осоковыми и сфагновыми. Черничные ельники чаще всего менее продуктивны, чем неморальные сообщества, кустарниковый ярус в них развит слабо и состоит из редких угнетенных рябин. В травяно-кустарничковом ярусе доминирует черника и очень мало кислицы, в наземном покрове — сфагновые и политриховые мхи.

Сфагново-черничные еловые леса еще беднее по видовому составу. Сфагново-осоковые и сфагновые ельники низкопродуктивны, переувлажнены и являются переходными к болотным растительным ассоциациям. Заболоченные поймы небольших ручьев и речек занимают преимущественно сфагново-хвощовые и сфагново-таволговые травяно-болотные ельники.

Другим распространенным типом коренных лесов являются сосняки, занимающие 10% площади заповедника. Это преимущественно заболоченные сфагновые, пушицево-сфагновые, кустарничково-сфагновые (багульниковые и голубичные), а также травяно-сфагновые сосняки.

Зеленомошные черничные сосняки встречаются крайне редко — на небольших сухих гривах среди заболоченных территорий, на более легких супесчаных почвах.

Сфагновые сосняки занимают окраины верховых болот, а также обширные понижения на водоразделах. Для них характерны низкая продуктивность, доминирование в напочвенном покрове брусники, осоки шаровидной, пушицы влагалищной, обилие болотных кустарничков — подбела, Кассандры (болотного мирта), голубики, багульника, местами — клюквы обыкновенной, марьянника лугового, росянки круглолистной. В моховом покрове господствуют сфагновые и политриховые мхи. В некоторых сосняках карликовая береза, клюква мелкоплодная, морошка, водяника не только обычны, но иногда и доминируют.

В поймах речных долин и переувлажненных верховьях лесных ручьев узкими лентами тянутся черноольховые топи, которые занимают около 1 % площади заповедника. В древостое участвуют в качестве незначительной примеси ольха серая, береза пушистая, ель, ива козья, иногда ясень. В кустарниковом ярусе обычны черная смородина, крушина, иногда волчье лыко, а на более открытых местах — заросли ив (мирзинолистной, трехтычинковой и др.). Травянистый покров очень богат (50—70 видов). На повышениях микрорельефа — густые заросли папоротников: кочедыжника женского, щитовника игольчатого, цинны широколистной. По краям увлажненных понижений растут таволга, бодяк огородный, скерда болотная, осока удлиненная, осока двусемяночная. В обводненных понижениях обычны пузырчатая, длинноносиковая и прямоколосковая осоки в сочетании с зарослями белокрыльника болотного, сабельника, вахты трехлистной. Здесь же встречается касатик желтый.

В связи с тем что на территории заповедника в прошлом имели место рубки (особенно в период ликвидации заповедника в 1951—1960 гг.), а также пожары (в частности, в 1939 г.) и ветровалы, вторичные леса из березы, осины и ольхи серой занимают около 41% площади лесов. Они характерны для периферии заповедника, в центральной части занимают лишь отдельные участки. Преобладают березняки (28% площади), достаточно разнообразные и характерные для южной тайги: это неморальные, неморально-кислйчные, черничные, сфагново-черничные, долгомошные и травяно-болотные березняки. Осинники занимают 12%, а сероольшаники — около 1 % площади лесов. Важной особенностью производных лесов является то, что их основу составляют те же виды, что и в коренных — еловых, сосновых и черноольховых лесах, меняется только их соотношение. Полностью отсутствуют адвентивные (привнесенные человеком) виды и очень мало опушечных и луговых, появляются они только в молодняках и средневозрастных насаждениях.

В заповеднике много верховых болот, которые занимают около 4% территории. Их периферия обычно зарастает ивами ушастой и черничной с господством в травостое осоки длинноносиковой и пушицы узколистной и в наземном покрове — несколько видов сфагновых мхов. Центральные части болот представляют грядово-мочажинные комплексы. Гряды покрыты низкорослыми соснами. В травянистом покрове — осока малоцветковая, пушица влагалищная, подбел и другие виды, характерные для сфагновых сосняков. Изредка встречаются морошка, водяника, клюква мелкоплодная. Среди мхов преобладают сфагновые мхи, иногда с примесью политриховых. В мочажинах растут очеретник белый, шейхцерия, осока топяная. В понижениях между кочками, в обводненных западинах, в хорошо выраженных мочажинах доминируют разные виды сфагновых мхов.

Лугов в заповеднике мало (менее 1%). Влажные пойменные луга встречаются по долинам рек, водораздельные образуются на вырубках. На лугах много лесных и опушечных видов, но нет степных, характерных для суходольных лугов зоны хвойно-широколиственных лесов. Преобладают пойменные луга, где из злаков обычны овсяница луговая, мятлик луговой, из осок — удлиненная, черная, двутычинковая. В разнотравье обычны камыш лесной, калужница болотная, таволга, гравилат речной, герань болотная, незабудка болотная, вероника длиннолистная, горошек мышиный.

На более возвышенных участках встречаются луга, которые даже летом на короткий срок затопляются водой. В травянистом ярусе нередки лесные и опушечные виды — дудник лесной, бодяк огородный, василек фригийский, марьянник дубравный, таволга.

Специфические черты растительного покрова заповедника заключаются в том, что здесь преобладают коренные еловые леса зеленомошной группы, неморальные (сложные) ельники занимают только хорошо дренированные склоны с близким залеганием карбонатов; широколиственных пород в древесном ярусе мало; структура растительного покрова характеризуется значительной пестротой.


© Волков В.А., Литкенс В.С., Шапошников Е.С. Центрально-Лесной заповедник. // Заповедники СССР. Заповедники европейской части РСФСР. I. - М., Мысль, 1988. с. 184-206

Ваш e-mail:
Введите 3 цифры: Введите 3 цифры с картинки в поле

Комментарий, вопрос,
сообщение об ошибке:

 
заповедники | национальные парки | федеральные заказники | биосферные ООПТ
о проекте | обратная связь

Подписка на новости:

Главная
Новости
Публикации
Новости сайта
Новости
Ссылки
Ф.Р. Штильмарк
Итоги конференций
Охраняемые территории
Проекты
Вакансии
Фонд Штильмарка
ГИС
Законы и документы
Организации
Федеральные
Водно-болотные угодья
Заповедники
Национальные парки
Заказники
Биосферные резерваты
Оценка репрез-ти_Дубинин
Смирнов_ООПТ Чукотки
Издание трудов Штильмарка
Библиотека \'Люди и заповедники\'
О проекте
ООПТ
Премия имени Штильмарка
Чтения памяти Штильмарка
Штильмарк_абс-зап
Штильмарк_о проблемах
Штильмарк_таинство заповедания
Штильмарк_Принципы заповедности
Астафьев - Штильмарку, 2001
Никольский - Репрезентативность
Белоновская_горные ООПТ
\"Заповідна справа в Україні\"
Штильмарк_Драма или фарс
Штильмарк_Эволюция представлений
Борейко о Штильмарке, 2001
Штильмарк_Кондо-Сосв_зап.
Гусев_История баргузинского зап.
Shtilmark_history
Желтухин - Центрально-Лесной
Конференции
Богдо зонирование Трегубов 2007
Григорян_Севилья_2000
Биосферные заповедники_Соколов, 1988
часть 1
часть 2
Книжная полка
Морские ООПТ
Степные ООПТ
Завершен сбор конкурсных работ на соискание Премии имени Ф.Р. Штильмарка
Фото докладчиков
Чтения
Награждение лауреатов
Конференция
ШТИЛЬМАРКОВСКИЕ ЧТЕНИЯ, Москва, 19-20 апреля, 2018 г.
О природе и людях
Живой покров земли
Заповедная мерзлота
Герасимов Н.Н.
Кочнев А.А.
Урбанавичене И.Н.
Джамирзоев Г.С., Трепет С.А., Букреев С.А.