Жигулевский
заповедник


ЖИВОТНЫЙ МИР

На территории заповедника и его ближайших окрестностей к 1984 г. отмечено 213 видов наземных позвоночных, которые постоянно живут здесь или регулярно ее посещают. Среди них — 40 видов млекопитающих, 158 — птиц, 7 — пресмыкающихся и 8 видов земноводных. Млекопитающие относятся к 6 отрядам: насекомоядных (5 видов), рукокрылых (6), грызунов (15), зайцеобразных (2), хищных (9) и парнокопытных (3 вида). Среди птиц — представители 14 отрядов. Как и везде в средней полосе, наиболее разнообразны воробьиные (79 видов). Орнитофауну заповедника отличает большое число дневных хищников (15 видов), гусеобразных (14) и дятлообразных (7 видов). Остальные отряды птиц представлены 1—6 видами. Среди пресмыкающихся 3 вида ящериц и 4 вида змей, среди земноводных преобладают бесхвостые (7 видов).

По состоянию современной численности 101 вид (25 — млекопитающих, 70 — птиц, 3 — пресмыкающихся и 3 — земноводных) можно считать фоновыми, многочисленными и обычными; остальные 112 видов на территории заповедника редки. Все пресмыкающиеся, земноводные и большая часть видов млекопитающих постоянно обитают на заповедной территории; среди птиц оседлых — 28 видов, гнездящихся — 77, пролетных — 41, зимующих — 4 и залетных — 8 видов. В зоогеографическом плане (Юргенсон, 1981) в фауне наземных позвоночных преобладают широко распространенные виды и представители -фауны широколиственных лесов. Северные виды среди млекопитающих составляют 12%, птиц — 10, пресмыкающихся и земноводных — 7%.

В заповеднике нет млекопитающих, пресмыкающихся и земноводных, редких для фауны СССР, но 3 вида птиц (орлан-белохвост, скопа и беркут) занесены в Красную книгу СССР. Первые два регулярно гнездятся в заповеднике, беркут лишь редко залетает.

Фауна рыб Саратовского водохранилища насчитывает около 40 видов. Однако заповедная акватория настолько мала, что трудно определить ихтиофауну этого участка водоема, поскольку большая часть видов рыб только заходит в нее, к тому же и нерегулярно.

Фауна беспозвоночных животных изучена недостаточно, хотя известно более 1,5 тыс. насекомых, однако это только около четверти их видового разнообразия. Среди насекомых заповедника 5 видов занесены в Красную книгу СССР (1978): альпийский усач, восковик-отшельник, степной шмель, дыбка степная и черный аполлон. В вышедшую в 1983 г. Красную книгу РСФСР занесен 21 вид энтомофауны заповедника. Однако говорить о существенной роли заповедника в сохранении генофонда этих животных пока нет реального основания, поскольку методы оценки численности редких видов и контроля за состоянием их популяций практически не разработаны.

В историческом плане заповедное дело в нашей стране было тесно связано с охраной охотничье-промысловых животных, поэтому и в Жигулевском заповеднике они изучены наиболее детально. Современный уровень численности млекопитающих фоновых видов этой группы довольно высок: заяц-беляк — 300, лось — 200, кабан — 150, барсук, белка и куница — по 100 и лисица — 30 голов. Из птиц в этой группе видов наибольший интерес представляет боровая дичь, относительно малочисленная в заповеднике: тетерев — 300, рябчик — 100, глухарь — 50 особей.

За полувековой период заповедного дела в Жигулях численность охотничье-промысловых животных изменялась. Наиболее показательна в этом отношении история копытных животных. Единственный аборигенный представитель этой группы — лось. К моменту организации первого заповедника на Самарской Луке обитало стадо из 7 лосей. Повсеместный запрет на его добычу в сочетании с соблюдением заповедного режима способствовал росту популяции лосей. Их численность только на заповедной территории в предвоенные годы достигала 20—30, а в 1960 г. составила 40 голов. Много лосей обитало еще и на сопредельной территории. Максимума число лосей достигло к середине 70-х годов, превысив 300 голов, а в целом по Самарской Луке — 1 тыс. В эти годы были четко выражены сезонные миграции лосей: в начале зимы — из заповедника на соседние территории, куда их привлекало обилие лиственных молодняков на вырубках, а с началом весны — в заповедник, куда при повсеместном обилии корма их привлекал покой. В этот период единовременный максимум численности лосей в заповеднике в предзимний период и в начале зимы достигал 500 голов. С зимы 1975/76 г. началось снижение их числа до 300 голов в 1984 г. Основные причины этого: повышенная смертность в глубокоснежные зимы (особенно 1978/79 г.), резкое увеличение числа волков, ежегодный отстрел лосей за пределами заповедника, а также сокращение зимних пастбищ лосей. В настоящее время лоси предпочитают зимовать в постоянных местах заповедника, на которые они собираются в начале зимы.

В 1938 —1939 гг. на территорию заповедника было выпущено около 30 пятнистых оленей, завезенных с Дальнего Востока. Пятнистые олени неплохо чувствовали себя в Жигулях, и к 1951 г. их стало на Самарской Луке почти 100 голов, из которых около 80 держались на заповедной территории. Но олени наносили заметный вред растительности каменистых степей: они подолгу держались здесь в зимнее время, добывая корм из-под неглубокого снега. Популяция пятнистого оленя в Жигулях была неустойчива. Критическое положение для них сложилось после закрытия Куйбышевского заповедника в 1951 г. Одной исключительно глубокоснежной зимы 1955/56 г. оказалось достаточно, чтобы популяция пятнистого оленя на Самарской Луке была смертельно подорвана. Летом 1956 г. только на одной Бахиловой горе были обнаружены остатки 28 трупов пятнистых оленей. В 1960 г. были лишь немногочисленные (и сомнительные) свидетельства о встрече следов этого зверя. После 1966 г. ни одной встречи пятнистых оленей или их следов в заповеднике не зарегистрировано.

В связи с изменением экологических условий в регионе на Самарской Луке за последние 20 лет появилось два новых вида копытных животных. С 1960 г. здесь встречаются косули, а с 1973 г. — кабаны. Число косуль с 1960 г. постепенно возрастало и достигло максимума — 50 голов в 1975 г. Появившиеся зимой 1975/76 г. волки сразу уничтожили несколько стад косуль, которые сохранились только в горной части заповедника. В настоящее время косули стали совсем редкими обитателями заповедника (их не более 5), но есть надежда, что в результате борьбы с волками косуль на Самарской Луке станет больше.

Главный фактор, лимитирующий обитание и увеличение числа кабанов в заповеднике, — также высота снежного покрова. В поисках доступных кормов кабаны избрали местом зимовки некоторые овраги в горной части заповедника. К середине зимы группы кабанов из-за большой высоты снежного покрова оказываются запертыми на очень ограниченных участках и голодают. В более мягкие зимы они благополучно доживают до весны, когда начинают активно рыться на первых проталинах, в поисках которых поднимаются из оврагов на южные склоны. Здесь они серьезно повреждают растительность каменистой степи. В многоснежную зиму (например, 1984/85 г.) молодняк и часть самцов погибает от бескормицы, а беременные самки поедают павших животных. В результате почти весь прошлогодний приплод погибает, но самки к опоросу приходят вполне упитанными, и общая численность стада восстанавливается. При таком естественном регулировании численности кабанов в условиях природного комплекса Самарской Луки, для которого этот вид является чуждым компонентом, при нескольких мягких зимах создается опасность чрезмерного роста его численности. Это может привести и к серьезному разрушению реликтовой растительности заповедника, и к массовой гибели зверей. Было решено провести комплекс работ по управлению популяцией кабанов на Самарской Луке: подкармливать кабанов за пределами заповедника, чтобы исключить их зимнюю концентрацию в заповеднике, и отстреливать большую часть молодняка до численности, не представляющей угрозы для охраняемой растительности.

Не ограничиваются заповедной территорией и крупные хищники. В XVIII в. на Самарской Луке их было значительно больше, чем сейчас. Тогда здесь обитали не только встречающиеся в наши дни волк и рысь, но был многочислен и бурый медведь. Но уже около 100 лет назад здесь был убит последний зверь, и с той поры до наших дней этот хищник не появлялся. Изменялась и численность волка и рыси, которые в отдельные периоды полностью истреблялись на Луке, но приходили снова, при этом рысь исчезала на долгое время, а при возвращении была крайне малочисленной.

Число волков временами возрастало до угрожающих размеров. В первое десятилетие после организации нынешнего заповедника (1966—1975 гг.) отмечали лишь редкие, единичные заходы волков, но с 1976 г. они появлялись в заповеднике регулярно, и их общее число достигло 30 голов. ПрИг шлось возобновить борьбу с «серыми разбойниками». Зимой 1984/85 г. было добыто капканами 7 волков. Важно отметить, что, как и в прежние годы, все волки были добыты вне заповедной территории. Весь опыт работы заповедника в Жигулях показывает, что популяция волка не должна выпускаться из-под контроля; как только в заповеднике появится более одной стаи волков (как правило, это выводок с родителями, насчитывающий не более 7 зверей), с ними немедленно следует начинать борьбу. Причем нет никакой необходимости делать это на заповедной территории.

Рысь появилась в заповеднике позднее, регулярно стала заходить с 1981 г. При нынешней исключительно низкой численности рыси необходимости по ее снижению не возникает. Однако это не означает, что рысь не влияет на животных заповедника. В частности, после возвращения рыси в Жигули здесь заметно уменьшилось число зайцев-беляков. Вероятно, это совпадение не случайно, поскольку в питании рыси зайцы доминируют.

Из мелких хищников в заповеднике наиболее многочисленны два вида из семейства куньих — обыкновенный барсук и лесная куница. В 20-е годы барсук был редким обитателем заповедника, но в настоящее время стал обычным видом. Три других вида этого семейства — лесной хорек, горностай и ласка — весьма малочисленны. Большинство куньих питается грызунами, преимущественно мышевидными, среди которых самой многочисленной (около 80%) неизменно остается рыжая полевка. Колебания численности именно этого вида определяют состояние кормовой базы куницы и более мелких куньих, а также лисицы.

В свою очередь численность мышевидных зависит от урожая желудей, орехов, семян сосны, липы, клена и от погодных условий. Четкая зависимость прослеживается между численностью белки и плодоношением дуба и лещины. В «Летописи природы» заповедника описаны случаи, когда после двух урожайных лет дуба численность белки возросла до нескольких тысяч и наблюдалась массовая их миграция, при которой зверьки пытались переплыть Волгу. В настоящее время рост числа белок ограничен многочисленностью куниц и длиннохвостых неясытей, которые выедают всех белок в центральной части заповедного массива. Белки встречаются преимущественно вблизи поселков, где куницы и совы, как правило, не появляются.

Среди зайцеобразных многочислен только заяц-беляк. После 1966 г. численность его неизменно держится на высоком уровне, хотя в прежние годы были периоды полного отсутствия зайцев, вероятно, вследствие эпизоотии. Заяц-русак встречается обычно только по южной границе заповедника и на порядок малочисленнее беляка.

В прошлом веке боровой дичи — глухарей, тетеревов и рябчиков — было несравненно больше, чем сейчас. Несмотря на организацию заповедников, этих птиц становится все меньше. Кроме очевидной общей причины — освоения территории человеком роль отдельных факторов, определяющих этот печальный процесс, выявлена пока недостаточно.

Много в заповеднике охотничье-промысловых водоплавающих птиц во время осеннего пролета. В сентябре — октябре в заливе между островами нередко отмечались стаи уток до тысячи птиц. Наиболее крупные стаи образуют кряквы, к которым нередко присоединяются и другие утки.

Гнездящихся водоплавающих (крякв, гоголей) ничтожно мало, как и других охотничье-промысловых птиц (серых куропаток, перепелов, вальдшнепов и др.).

В зооценозе заповедных островов доминируют виды, связанные с берегами: водяная полевка, полевка-экономка, а также лисица, в питании которой на островах преобладают рыбы. Случайно заходят на острова лоси и косули. В некоторые годы плотность лося на островах достигала 10— 15 голов на 1000 га. Зимой лоси кормятся преимущественно в тальниковых зарослях. На оз. Кольчужном неоднократно встречали норок и ондатр. До зарегулирования Волги здесь изредка встречалась выхухоль. В островном озере водятся линь и карась, а в заливе преобладают окунь, ерш и плотва. Из амфибий и рептилий на островах изредка встречаются только озерная лягушка и обыкновенная гадюка. Здесь гнездятся кряквы, гоголи, чирки — трескунок и свистунок, речные крачки, орлан-белохвост. Во время весеннего и особенно осеннего пролетов в мелководном заливе подолгу держатся стаи водоплавающих, среди которых обычны кряквы, реже встречаются серые утки, широконоски, красноголовые нырки, гоголи, большие крохали и др. В сезон открытой воды, особенно в послегнездовой период, на отмелях вокруг островов крупными скоплениями держатся озерные чайки и речные крачки. Нередко залетают покормиться серые цапли.

В береговых обрывах в некоторые годы гнездились колониями береговые ласточки. В кустарниковых зарослях и на лугах острова гнездятся камышевки, соловьи, а в лесах — полевые воробьи, большой и малый пестрые дятлы. Обилие рыб, погибших или пораненных в турбинах гидроэлектростанции, привлекает на острова черных коршунов, а также галок, которые гнездятся в пойменном осокорнике небольшими колониями, и серых ворон.

В 20—30-е годы на островах водился заяц-беляк, гнездились черный аист и тетерев, которых сейчас здесь нет.

Близость реки в значительной степени определяет своеобразие обитателей северных склонов Жигулей. Здесь гнездится много черных коршунов, в питании которых существенную роль играют рыбы, орлан-белохвост и околоводные птицы — чайки, кулики, кряквы, серые цапли, береговые ласточки, камышевки. Встречаются практически все фоновые виды материкового участка: скворец, зяблик, синицы, мухоловки, дятлы, кукушка, дрозды и др. До середины 30-х годов в скалах Малой Бахиловой горы гнездился огарь, но в 1933 г. он был вытеснен из мест гнездования галками. В настоящее время ни огари, ни галки в скалах не гнездятся. Галки перебрались на остров, а возвращению огаря препятствует заселение побережья человеком. Глубокие овраги, выходящие к Волге, — излюбленные места обитания рябчиков.

До создания Волжской ГЭС орлан-белохвост был характерен на гнездовье. После строительства ГЭС на значительном протяжении река не замерзает в течение всей зимы. Это дало возможность орлану оставаться здесь и кормиться рыбой и в зимнее время. Зимой орланы иногда образуют скопления по нескольку десятков птиц. Скопа пока не зимует у ГЭС. Летом ее часто можно видеть в полете над водоемом, но в прибрежных горах скопа не гнездится, устраивая гнезда в глубине массива, более чем в 10 км от берега.

Характерно, что крупные звери — лось, косуля, кабан, волк, рысь — сейчас, как правило, не выходят к берегу. Объясняется это скорее всего заселенностью большей части побережья и интенсивным движением по автодороге, отделяющей основной массив заповедника от берега Волги. Только в очень глубокоснежные зимы бывают случаи выхода лосей и косуль в прибрежную часть, к Волге. Для поселков вдоль северной границы заповедника характерны обычные синантропные биоценозы, в которые входят домовая мышь, серая крыса, домовый воробей, серая ворона, сорока и сизый голубь. Многочисленны здесь обыкновенный скворец, большая синица, поползень, обычны также горихвостка, щегол и другие мелкие птицы. Синантропные биоценозы обеднены в результате широкой обработки ядохимикатами территории, примыкающей к поселкам. Это приводит к гибели ежей, белок, мелких птиц.

Животный мир лесного массива Жигулей и плато Самарской Луки почти однороден и может рассматриваться как единый биоценоз нагорного леса. В лесном массиве обитают охотничье-промысловые звери и боровые птицы, но они составляют ничтожную часть видового разнообразия биоценоза лесов. Весьма существенную роль в них играют грызуны — от многочисленной рыжей полевки и широко распространенных желтогорлой и лесной мыши до таких редких видов, как лесная соня и полчок. Своеобразным символом леса можно считать сов, среди которых обычны серая и длиннохвостая неясыти, более редки ушастая и болотная совы и филин.

Огромную роль в экосистеме леса играют беспозвоночные, особенно дендрофильные насекомые, среди которых и вредители — непарный шелкопряд, златогузка, зеленая дубовая листовертка, бересклетовая моль и многие другие.

В пределах обширного лесного массива заповедника можно выделить более мелкие биоценозы. Так, биоценозам каменистых степей и горных боров свойственно своеобразие почвенной фауны, существенно отличающейся от почвенной фауны европейских широколиственных лесов и приближающейся к почвенной фауне сходных экотопов Южного Урала. Эти биоценозы богаты пресмыкающимися, которых привлекает сюда хороший прогрев и обилие пустот между камнями, в расселинах скал, т. е. прекрасные укрытия для зимовки. Это основное местообитание узорчатого полоза — представителя фауны полупустынь на Самарской Луке. Из наземных насекомых характерны дыбка степная, богомол, сверчок-трубачик и др. Здесь немало реликтовых видов, связанных с реликтовой растительностью боров и каменистых степей.

Своеобразны также биоценозы мелких материковых водоемов, с которыми связаны остромордая, травяная и прудовая лягушки, причем последняя в наиболее крупных водоемах весьма многочисленна. Изредка на материковых озерцах гнездятся чирки. По южной границе лесного массива, на луговых участках встречаются птицы открытого ландшафта — луговой лунь, пустельга, серая куропатка, перепел, полевой жаворонок, луговой чекан и др. Из млекопитающих характерен для этих мест обыкновенный слепыш — представитель степной фауны, обитающий здесь в отрыве от основного ареала.


© Кудинов К.А.1989