СИХОТЭ-АЛИНСКИЙ
заповедник


ОБЩИЕ СВЕДЕНИЯ И ИСТОРИЯ СОЗДАНИЯ

Местоположение в системе природного районирования региона. Если все заповедники Приамурья удалены от побережья, то территории большинства заповедников Приморья выходят к морю. Самый северный из них – крупнейший на юге Дальнего Востока СССР Сихотэ-Алинский биосферный государственный заповедник. По схеме физико-географического районирования региона В. В. Никольской, Д. А. Тимофеева и В. П. Чичагова (1969), он расположен в провинции “влажного гольцово-лесистого средневысотного хребта Сихотэ-Алиня”, смещен к ее восточной периферии, но при этом удален от южных пределов этой провинции на несколько сот километров. Провинцию Сихотэ-Алинских гор, принадлежащую Амурско-Приморской физико-географической стране, выделял приблизительно в тех же границах и Ю. П. Пармузин (1964). Соответственно разработанной им схеме районирования Сихотэ-Алииский заповедник включает части трех ландшафтных округов: Тернейского и Самаргино-Дальнегорского в подзоне широколиственно-хвойных лесов и Среднесихотэ-Алинского в таежной подзоне. Уже одно это указывает на большое природное разнообразие заповедника.

С точки зрения проявляющихся здесь биогеографических закономерностей его положение можно рассматривать как узловое; он репрезентативен по отношению к природным комплексам данной ландшафтной провинции в целом. Не случайно исследователь лесов Дальнего Востока Б. П. Колесников, завершая впервые выполненное им описание растительности района заповедника, подчеркивал: “Ни северному, ни южному Сихотэ-Алиню не свойственны то разнообразие растительного покрова и его контрасты, какие наблюдаются в Среднем Сихотэ-Алине и особенно в пределах обследованной территории. Здесь мы наблюдаем как бы сгусток особенностей растительности всего Сихотэ-Алиня” (1938, с. 201). Действительно, располагаясь уже на передовых рубежах продвижения южных группировок флоры и фауны к северу, заповедник тем не менее обладает всеми необходимыми условиями для процветания экосистем “маньчжурского” облика; наряду с этим здесь очень сильно “охотское” флористическое и фаунистическое влияние: сообщества темнохвойной тайги представлены так широко и полно, как ни в одном другом из заповедников Приморья.

Богатство и разнообразие экосистем Сихотэ-Алинского заповедника усиливаются вследствие того, что его территория распространяется как на восточный, так и на западный макросклон Сихотэ-Алиня, существенно различающиеся по природным условиям, а также вследствие значительного перепада высот и непосредственной близости моря. Примечательны в этой связи слова известного зоогеографа и энтомолога А. И. Куренцова, посвятившего изучению южной части Дальнего Востока многие годы: “Без преувеличения, пожалуй, можно сказать, что нигде в Приморье вертикальные пояса фауны и флоры или зоны жизни не дают такого широкого развития и переходов, как в горах Сихотэ-Алинского заповедника” (1959, с. 215).

Через территорию, ныне входящую в заповедник, неоднократно пролегали маршруты прославленного путешественника, ученого и писателя В. К. Арсеньева и его неизменного спутника Дерсу Узала. В известной книге об экспедициях 1902–1906 гг. “По Уссурийскому краю” этим местам посвящены три главы: “Встреча с хунхузами”, “Пожар в лесу” и “Зимний поход”. Описания почти восьмидесятилетней давности дают интересный материал для сравнения. Продвигаясь по нынешней центральной части заповедника в направлении главного водораздела, В. К. Арсеньев отметил: “Чем дальше, тем тайга становится глуше. Разрушающая рука промышленника еще не коснулась этого девственного леса. ...По мере того как исчезали следы человеческие, становилось более и более следов звериных” (1949, с. 255). За последующие десятилетия рубки, пожары, отчасти бесконтрольный охотничий промысел нанесли природным комплексам этой территории немалый урон, однако в наибольшей степени он сказался на очень ограниченной площади. Обширные пространства лесов к моменту организации заповедника оставались почти не затронутыми этими воздействиями. Позднее в течение почти полувека их сохранение обеспечивал уже сам заповедник. В его пределах можно и сейчас наблюдать и изучать экосистемы, очень близкие к тем, что существовали здесь тысячелетия назад.

По относительно слабой нарушенности природных комплексов, удаленности от крупных промышленных центров и очагов интенсивного сельского хозяйства этот заповедник вообще не имеет себе равных в южной половине Дальнего Востока. “Первенство” его в указанном отношении можно уверенно прогнозировать и на будущее. Однако высокая эталонная ценность Сихотэ-Алинского заповедника определяется не только тем, что он обнимает своими границами малоизмененный участок биосферы. Важно и другое: несмотря на быстро прогрессирующее освоение сопредельных земель, заповедник пока не противопоставлен своему окружению, не стал резко обособленным экологическим островом. Хорошо сказал обо всем этом, познакомившись с заповедником, писатель О. В. Волков: “Прочно запомнились великолепные картинки богатой природы – здоровой и плодоносящей, щедрой и нетронутой. Нет, еще не подточены тут ее силы, и ничуть не сказались на них коварные внешние влияния” (1976, с. 343).

Среди других охраняемых территорий Приморья и Приамурья Сихотэ-Алинский заповедник выделяется и своими размерами. Хотя сейчас он почти в 6 раз меньше, чем 30–40 лет назад, его масштабы остаются впечатляющими: это раскинувшееся на многие десятки километров лесное море, наполненное всеми формами жизни,

целая система сложно разветвленных горных хребтов и отрогов, где есть довольно значительные участки, практически не посещаемые людьми на протяжении, ряда лет и даже десятилетий, своего рода маленькие “затерянные миры”. В таких местах еще можно встретить зверей, например медведей, поведение которых свидетельствует о полном незнакомстве с человеком.

Вполне закономерно, что среди заповедников региона именно Сихотэ-Алинскому в первую очередь был придан статус биосферного. Пока это единственный заповедник на Дальнем Востоке РФ, включенный в мировую систему охраняемых территорий, назначение которой – сберечь, хотя бы в отдельных наиболее представительных “очагах”, все многообразие живого покрова Земли. Его эталонная роль была особо подчеркнута в резолюциях крупного международного форума – XIV Тихоокеанского научного конгресса, состоявшегося в августе-сентябре 1979 г. в Хабаровске. У зарубежных участников конгресса посещение Сихотэ-Алинского заповедника оставило неизгладимые впечатления. О кедровниках заповедника один из представителей Японии, д-р Осима, отозвался так: “Огромные красивые леса, которых в Японии уже не увидишь”. А вот слова известного американского ученого Д. Гопкинса, посетившего здесь один из лесных кордонов: “Всегда буду помнить то волнение, которое испытал, увидев на лесной тропе следы тигра” (Агеенко и др., 1982, с. 194–195).

История создания и современная территория заповедника. Организация крупного заповедника в средней части Сихотэ-Алиня намечалась с начала 30-х годов. Одним из проектов предусматривалось включение в его границы огромной площади – 3,5 млн. га (Штильмарк, 1973). Первоначально проектирование Сихотэ-Алинского заповедника шло под эгидой мероприятий по созданию сети крупных соболиных резерватов, которая должна была обеспечить восстановление сильно подорванных к тому времени запасов этого ценнейшего пушного зверька как в Сибири, так и на Дальнем Востоке. У истоков создания Сихотэ-Алинского заповедника стоял известный дальневосточный охотовед и деятель охраны природы, ставший первым его директором, Константин Георгиевич Абрамов (1882–1961).

Решение об учреждении Сихотэ-Алинского заповедника было принято в 1935 г., и в том же году экспедицией К. Г. Абрамова и Ю. А. Салмина, направленной Приморским отделом Географического общества СССР, границы его были определены на местности. С 1939 г. площадь заповедника составляла 1,8 млн. га. До 1944 г, собственно заповедной была территория в 1 млн. га, а остальное приходилось на охранную зону, где допускались заготовки леса, сенокошение, сбор ягод и лекарственных растений (Смирнов, 1982). К середине 40-х годов режим охраны был распространен на всю указанную выше площадь. Как заповедник-гигант, крупнейший в СССР и один из самых больших в мире, он просуществовал до 1951 г. Для пересечения его из конца в конец по длинной оси требовалось в то время пройти по тайге около 250 км; путешествия в глубь заповедника носили характер маленьких экспедиций (Бромлей, 1951). Основная часть заповедной территории располагалась на западном макросклоне Сихотэ-Алиня; широкого выхода к морю она не имела.

В 1951 г. волна необоснованного сокращения площадей заповедников, ликвидации многих из них затронула и Сихотэ-Алинский заповедник. Он был уменьшен до 99 тыс. га, т. е. приблизительно в 18 раз. От обширного охраняемого массива, представлявшего почти все разнообразие ландшафтов Среднего Сихотэ-Алиня, остался небольшой островок на восточном макросклоне. Вскоре была нарушена неприкосновенность и этого островка: через его центральную часть прошла новая дорога, предназначенная для обеспечения геологоразведочных работ. При таких минимальных размерах заповедник просуществовал около десятилетия. В 1960 г. было принято решение увеличить его площадь до 560 тыс. га, однако полностью оно реализовано не было. С 1961 г. территория Сихотэ-Алинского заповедника лишь несколько более 300 тыс. га (сейчас 347052 га). По отношению к предшествующему периоду она расширилась более чем втрое, но все же в 5 раз меньше максимальной площади 40-х годов.

Сопоставляя подобные цифры, нельзя забывать о том, что площадь заповедника – не чисто количественное понятие. Если исходить из задач охраны видов животных, нуждающихся в обширных индивидуальных участках (а таких среди редких и ценных видов много), то между малыми и большими заповедниками необходимо проводить принципиальное различие. По сути дела это различие уже качественное. Дело в том, что малые заповедники, каких в Приамурье и Приморье большинство, как правило, не в состоянии обеспечить долговременное существование “своих” популяций крупных животных и зачастую предоставляют им лишь временное пристанище. В крупных же заповедниках их поголовье может поддерживаться на уровне, при котором угроза исчезновения местных популяций, даже в случае полной изоляции, практически устраняется.

Малые заповедники выполняют по отношению ко многим видам лишь функции “опорных пунктов” охраны, тогда как вторые служат для них эффективными резерватами. Конечно, единого критерия здесь нет (площадь, достаточная для надежной охраны одного вида, для другого окажется слишком малой), но общая тенденция очевидна. Размеры, которых Сихотэ-Алинский заповедник достигал в 40-х годах, могли обеспечить долговременное сохранение практически всех представителей фауны и флоры. При существующей сейчас площади он может считаться полноценным резерватом для большинства видов животных, включая многих хищных и копытных зверей, таких, например, как изюбрь и кабарга. Однако сохранение тигра на такой территории в длительной перспективе гарантировать нельзя.

В плане контур заповедника напоминает несколько деформированный прямоугольник, вытянутый с юга на север. Приблизительно 2/з его территории приходится на бассейны рек восточного макросклона – Серебрянки, Джигитовки и Таежной. На западном он захватывает лишь верхнюю половину бассейна р. Колумбе. Главный водораздел Сихотэ-Алиня извилистой линией протягивается через всю центральную часть заповедника. К морю его территория выходит юго-восточной оконечностью, сравнительно узким “рукавом”, но при этом все же включает большую часть побережья между бухтами Терней и Джигит. На побережье охраняется, кроме того, обособленный участок, вошедший в заповедник с момента его организации, – урочище Абрек, с которым связана местная группировка горалов.

Большая часть территории Сихотэ-Алинского заповедника расположена в пределах двух административных районов Приморского края – Тернейского (восточный макросклон Сихотэ-Алиня) и Красноармейского (западный макросклон). Маленький участок на юго-западе заповедника относится к Дальнегорскому району. Заповедник подчинен Главному управлению по охране природы, заповедникам, лесному и охотничьему хозяйствам Министерства сельского хозяйства СССР.

Охраняемая территория разделена на четыре лесничества; наиболее крупные – Тернейское и Колумбейское, меньшую площадь занимают Куруминское и Прибрежное.

© Н.Г. Васильев, Е.Н. Матюшкин, Ю.В. Купцов, 1985 г.