| На главную | Ф.Р.Штильмарк | Проекты | НовостиКоординаты |


Маврина Т.
Моя Аркадия // Газета «Чита литературная». 2003, ноябрь. С. 4.

Моя Аркадия

Татьяна Маврина 
студентка Литературного института им. Горького

Сначала, когда меня назвали киником, я возмутилась, но, посмотрев определение этого слова в философском словаре — подумала: надо же, как в точку попали! Киники пренебрегали общественными нормами, призывали к аскетизму, простоте и возврату к природе. Так и мы, бросив цивилизацию, уехали жить «назад, к природе», о чем спустя 15 лет ничуть не сожалеем. Наверное, жителю больших городов интересен опыт нашего таежного проживания, где физические трудности — далеко не самое сложное. Чаще почему-то пишут о них, не упоминая возникающих психологических проблем, о них я и хочу рассказать.

Таежный поселок из нескольких домов в горной местности, красивейшая природа, на фоне которой так печально смотрится спивающееся население. Мой муж в первые годы нашей деревенской жизни у местных мужиков вызывал глубокое недоумение: «Как это, совсем не пьет? Больной, что ли?» А однажды меня развеселили фразой, когда я пыталась объяснить, кто мы и откуда (в районе, как правило, многие знают друг друга): «А-а! Знаю-знаю, это тот мужик, который совсем не пьет!» Такое было впечатление, будто он один-единственный трезвенник на весь район...

Мы, бывшие горожане, до сих пор вызываем непреодолимое непонимание у местных жителей. Поначалу встречали даже агрессивно «Ишь, с запада приехали!» Не нравилось им и то, что мы слишком много ездим, путешествуем — крестьянское население генетически оседло и даже поездка в райцентр для них целое событие. На вопрос: «Пошто так много книг покупаете? Деньги зря тратите!» в период перестройки мы отвечали: «Деньги вкладываем, инфляция же!» Иначе любовь к книге объяснить не читающему человеку невозможно. Но самое большое потрясение для местных жителей — это то, что мы не держим корову! Не держать скот — это почти то же самое, что и не пить спирт... Ну, зачем же я буду держать корову, если молоко, сливки, масло — в любом дворе и недорого! Объяснять бесполезно, и я отшучиваюсь: «Да я их боюсь, коровы такие огромные, рогатые, могут и копытом звездануть — страшно!» Мой ответ обычно вызывает взрыв веселья. А мне грустно — лучше бы я пианино завела, но не выдержит, сей инструмент здешних дорог, одни дрова вместо него привезут...

В этих диких местах еще царит архаический распорядок дней: в пятницу моются, в субботу стирают, в воскресенье пекут хлеб. Однажды заехавший к нам по делам председатель сельсовета соседней деревни возмутился нашей «анархией»: «В воскресенье моетесь?!» Я была удивлена не меньше, а разве имеет значение, когда топить баню? Он ответил: «У нас все моются в пятницу!» Не менее удивляет меня каждый раз ортодоксальный вопрос: «Каво делаешь?» Все никак не привыкну и до сих пор вздрагиваю, будто я сделала что-то нехорошее, провинилась, хотя всего-то надо неукоснительно ответить: «Стираю», или «Подбеливаю печку», «Мою пол», «Стряпаю» и т.п. Я же — лихорадочно, по-партизански, прячу «заумные» книги, бумагу, ручку, бегу выключать классическую музыку, пытаясь на ходу надеть на лицо маску «я, как все бабы», сделать вид попроще, скрыть свое «нестандартное мышление»...

Если в городе каждый человек может найти себе нужную социальную нишу, круг по интересам, здесь этого выбора нет. За многие годы таежно-деревенской жизни выработала в себе табу на интеллектуальное общение. В первые же дни местные бабы сделали мне ультиматум: «Чего это ты не как все? Давай будь как все, мы все одинаковые. Тебе с нами жить!» Благо, есть друзья в городах, с ними и делюсь хотя бы в письмах: так надоедает печь хлеб (не пойдешь в магазин, не купишь!), а заводить тесто хорошо под музыку Шопена; зашивать дырки и садить рассаду помидор очень вдохновляет музыка Вагнера... Друг всегда поймет, что порой мне, как Овидию в Томах, остается писать «Скорбные элегии», хотя мне, пожалуй, ближе Вергилий, воспевавший прелести простой деревенской жизни на лоне природы в своих «Буколиках».

Утро. Зелень будто светится в лучах ясного выспавшегося солнышка и, отдохнувшая от дневной жары, источает нежные ароматы. Летом наш двор всегда утопает в цветах: вслед за первоцветами — пушистой светло-желтой и фиолетовой сон-травой, розовой примулой, лютиками, появляются синие ирисы, сиреневый остролодочник, белые головки василистника, метелочки медового подмаренника, но самое сказочное — это когда зацветают лилейные, отличающиеся необыкновенной красотой и изысканейшими запахами! Не променяешь ни на какой город горную речку, что струит свои прозрачные воды рядом с домом, на многие километры раскинувшиеся в синей дали горы, удивительно бесконечное, пронзительно-синее небо, утопающее ночью в звездной пыли... Поначалу я пыталась поделиться своими впечатлениями с местными бабами: «А звезды-то у вас здесь какие!»— «Звезды? — удивилась Маша. — А мы на них и не смотрим!»

А между тем, одними красотами природы сыт не будешь. Не разбираясь ни в политике, ни в экономике, я вижу: бывшая завклубом теперь торгует спиртом. Ведь в процессе развала села исчезли и клуб, и медпункт, и телефонная линия, и магазин... «На что-то жить надо — все-таки не оправдание для спиртоторговли, ведь тогда можно и воровать, и продавать наркотики, или заняться проституцией, например. Спиртоторговля сделала свое черное дело: как сказал один попутчик — скоро здесь будут жить одни обезьяны! Вырождаются деревни и в недалеком будущем сюда можно будет возить на экскурсию — изучать дегенерацию, дебилов уже предостаточно. «Не пить? А каво делать-то?» — недоуменно отвечает абориген на мои вразумления. Надо ли объяснять, сколько бед приносит ядовитое зелье в семьи? Вот одна «душещипательная» история, случившаяся несколько лет назад.

Загавкали собаки, гляжу в окно и вижу: нетрезвой походкой подходит к дому Иванов:
— У вас машина на ходу? — спрашивает он после приветствия.
— Зачем тебе, что случилось?
— Да корова помирает, — отвечает Иванов.
— Что с коровой-то? — спрашиваю я, подумав, что, наверное, требуется ветеринар, ведь корова в машину не войдет!
— Да требуха из нее лезет, — объясняет Иванов.

После еще нескольких фраз становится все понятно.
— Да Марья моя, в больницу ее надо!

Оказывается, Марья уже почти неделю лежит с колотой раной живота — Иванов, будучи в пьяном угаре ткнул ее ножом. Поздно спохватился — умерла Марья в больнице от перитонита... Иванову за Марью ничего не было — «за бабу-то?», но через год он умер сам точно такой же смертью, как и его жена, и снова убийцу «не нашли»...

Сами же пьющие не в меру мужики говорят: «Не продавали бы спирт на каждом углу — порой и не запил бы, пронесло бы!» И — как анекдот: запил тракторист и, чтобы спастись от спиртоторговцев, просит своих сыновей отвезти его подальше от села, в далекое зимовье, а сам шутит при этом — «Ведь побегут за мной с канистрами — ну, купи, ну, купи!» И рисует сцену, как Маша — в руках канистрочки со спиртом — бежит за трактором... Местный фольклор!

Километрах в ста от нашего села живет в дупле дерева мужчина в годах по прозвищу Хохряк. Подробностей из его жизни мы знаем немного, но знаем, что, как и многие местные мужчины, он сидел в тюрьме, была у него семья. Колоритен рассказ о том, как жена его родила дочь по дороге на рыбалку, когда они с Хохряком верхом на конях поехали за многие километры к реке. Покричала она, рожая, оклемалась от родов, новорожденную положили в «суман» — берестяной короб, и поехали дальше... Семья та давно развалилась, Хохряк же последние годы живет бобылем на той рыбной реке в дупле поваленного дерева. Ловит рыбу, меняет ее у проезжающих мимо раз в день артельщиков на продукты — главное, чай и хлеб — и ни о каком селе и слышать не хочет! Вот настоящий киник! Выстлал дупло стареньким одеялом, своими вещами — тепло, мягко и звезды над головой... Правда, недавно случилась беда — сгорело дерево вместе с его «домом». Артельщики по дружбе отдали Хохряку большое колесо от машины. Какое-то время он жил в нем, но как-то во время его отсутствия исчезло и колесо. Недавно довелось мне ехать в машине золотодобывающей артели, водитель шутит: «Мы ему говорим — вырой землянку!» Шутки шутками, но я всегда привожу жизнь Хохряка в пример того, как мало надо человеку на самом деле для счастья! Он не жалуется на жизнь, не озлобился; мы и сами не раз покупали у него рыбу — огромных налимов, которых ловить зимой в ледяной воде — это не спиртом торговать. Хорошо быть самодостаточным...

Так глядишь — и до просветления один шаг!

А места здесь и вправду буддистские. Есть в этих удивительных краях и старинные, сделанные еще до нашей эры плиточные могилы; белеют восстановленные поклонниками ламаизма «печки» — субурганы на горе; здесь прятались ламы от преследующей их советской власти; все еще можно найти культовые предметы шаманских обрядов, а высоко в горах — «доче», пирамиды из камней, сложенные в честь богов.

Сама природа этого края заставляет просветлиться: чудесны розовые горы по утрам в лучах всходящего солнца; бескрайние леса, степи и горы полны зверья, а реки — рыбы, вода и воздух такие, что только снятся городскому жителю; спокоен и размерен ритм жизни — живи и радуйся! Люби «мать — сыру землю», свою кормилицу, не гневи таежных и горных духов неправедными делами. Живи в гармонии с этим Универсумом и найдешь радужную дорогу к Богу...

Кыринский район

Ваш e-mail:
Введите 3 цифры: Введите 3 цифры с картинки в поле

Комментарий, вопрос,
сообщение об ошибке:

 
заповедники | национальные парки | федеральные заказники | биосферные ООПТ
о проекте | обратная связь

Подписка на новости:

Главная
Новости
Публикации
Новости сайта
Новости
Ссылки
Ф.Р. Штильмарк
Итоги конференций
Охраняемые территории
Проекты
Вакансии
Фонд Штильмарка
ГИС
Законы и документы
Организации
Федеральные
Водно-болотные угодья
Заповедники
Национальные парки
Заказники
Биосферные резерваты
Оценка репрез-ти_Дубинин
Смирнов_ООПТ Чукотки
Издание трудов Штильмарка
Библиотека 'Люди и заповедники'
О проекте
ООПТ
Премия имени Штильмарка
Чтения памяти Штильмарка
Штильмарк_абс-зап
Штильмарк_о проблемах
Штильмарк_таинство заповедания
Штильмарк_Принципы заповедности
Астафьев - Штильмарку, 2001
Никольский - Репрезентативность
Белоновская_горные ООПТ
\"Заповідна справа в Україні\"
Штильмарк_Драма или фарс
Штильмарк_Эволюция представлений
Борейко о Штильмарке, 2001
Штильмарк_Кондо-Сосв_зап.
Гусев_История баргузинского зап.
Shtilmark_history
Желтухин - Центрально-Лесной
Конференции
Богдо зонирование Трегубов 2007
Григорян_Севилья_2000
Биосферные заповедники_Соколов, 1988
часть 1
часть 2
Книжная полка
Морские ООПТ
Степные ООПТ
Завершен сбор конкурсных работ на соискание Премии имени Ф.Р. Штильмарка
Фото докладчиков
Чтения
Награждение лауреатов
Конференция
ШТИЛЬМАРКОВСКИЕ ЧТЕНИЯ, Москва, 19-20 апреля, 2018 г.
О природе и людях
Живой покров земли
Заповедная мерзлота
Герасимов Н.Н.
Кочнев А.А.
Урбанавичене И.Н.
Джамирзоев Г.С., Трепет С.А., Букреев С.А.
Итоги конкурса на соискание Премии имени Ф.Р. Штильмарка 2019 года
Выписка из протокола заседания жюри, номинация «Достижения в науке»
Выписка из протокола заседания жюри, номинация «Молодые ученые»
Выписка из протокола заседания жюри, номинация «Периодические издания»