Вестник Оренбургского государственного университета. 2007. Вып. 67. С. 15-23.

ИСТОРИЯ ОТЕЧЕСТВЕННОГО ЗАПОВЕДНОГО ДЕЛА В СТЕПНОЙ ЗОНЕ

Грошева О. А.

Институт степи УрО РАН

В статье рассмотрены проблемы становления и развития отечественного заповедного дела, история которого переживала периодические взлеты и падения. Особое внимание уделяется истории организации трех, расположенных в степной зоне, государственных заповедников: «Оренбургского», «Даурского» и «Ростовского».

Активное антропогенное освоение природы в XIX-XX вв. привело к тому, что в настоящее время трансформированные в той или иной степени геосистемы занимают уже более половины поверхности суши. Степи были охвачены более интенсивной хозяйственной деятельностью, чем леса и пустыни. В настоящее время 90% площади степей превращено в агроценозы и полуприродные пастбища. Степь оказалась на грани полного уничтожения. Все это послужило толчком для развития заповедного дела в России.

Приоритетным направлением в охране степных ландшафтов является создание заповедников. Заповедное дело было одной из древнейших форм человеческой деятельности, и его история неразрывно связана с возникновением и развитием человеческого общества. Однако задачи и практичес¬кое значение заповедного дела в ходе исторических времен изменялись с развитием взаимоотношений человека и естественной природы.

На начальных этапах развития природоохранных идей в России многими учеными подчеркивалась необходимость сохранения естественных степных сообществ. Именно из «степного вопроса», из стремления русских ученых-естествоиспытателей (В. В. Докучаева, А. А. Измаильского, А. Н. Краснова, И. П. Бородина и других) на рубеже XIX-XX веков привлечь внимание государства к судьбе степного ландшафта, возникло само представление о заповедниках - эталонах природы, о необходимости их использования в научных и практических целях. Высказанные учеными предложения легли в основу становления отечественного заповедного дела, история которого переживала периодические взлеты и падения.

Впервые обоснование эталонного значения заповедников в степной зоне России прозвучало в работах В. В. Докучаева, возглавившего в 1892 году «Особую экспедицию по испытанию и учету различных способов и приемов лесного и водного хозяйства в степях России», подготовленную Лесным департаментом в ответ на жесточайшую засуху и голод, охватившие черноземную Россию. В экспедиции приняли участие геоботаники, почвоведы, зоологи, метеорологи, в том числе такие известные ученые, как Н. М. Сибирцев, Г. Д. Глинка, Г. И. Танфильев, Г. Н. Высоцкий. Основные исследования экспедиции велись на трех научных стационарах - Хреновском (Каменная степь в бывшей Воронежской губернии), Деркульском (водораздел Дона и Северного Донца) и Велико-Анадольском (недалеко от Азовского моря, в бывшем Мариупольском уезде). Развивая идею заповедности, В. В. Докучаев в книге «Русский чернозем» [5] отмечает, что объективное познание степей и закономерностей их развития возможно только на участках, исключенных из хозяйственного использования.

Отправной точкой в истории создания заповедных степных участков можно считать вторую половину XIX века, когда в России возникают первые степные заповедники на частных землях. В 1898 году Ф.Э. Фальц-Фейн, на базе созданного в 1874 году зоопарка, организовал первый частный степной заповедник «Чапли» («Аскания-Нова»), для которого выделил 500 десятин целинной степи. Теоретические вопросы режима сохранения степной растительности в Аскании-Нова впервые были рассмотрены известным русским ботаником И.К. Пачоским (1864-1942), внесшим значительный вклад в развитие отечественного заповедного дела.

В начале XX столетия были созданы частные заповедники целинной степи в имении Карамзиных (заповедано 600 га целины в Бугурусланском уезде Самарской губернии), а также в имении Паниных в Валуйском уезде Воронежской губернии и имении Шереметьевых («Лес на Ворскле»).

Система государственных заповедников как эталонов ненарушенных природных территорий создавалась в СССР и России на протяжении XX века. Активное движение по организации государственных заповедников развернулось в начале XX столетия в связи с деятельностью ряда научных обществ, ставивших своей целью не только изучение, но и охрану природы. Г.А. Кожевников в докладе «О необходимости устройства заповедных участков для охраны русской природы», сделанном в 1909 году на юбилейном собрании Русского Императорского общества акклиматизации животных и растений, особо подчеркнул, что сохранять образцы первозданной природы можно только в настоящих заповедниках. В своем докладе ученый указывает на важность режима неприкосновенности: «не надо ничего устранять, ничего добавлять, ничего улучшать. Надо предоставить природу самой себе и наблюдать результаты» [6, С. 9]. Ученый считал, что исследование природы, сохраняемой в полной неприкосновенности, позволит выяснить ее законы, знание которых необходимо для разумного использования природных богатств.

5 марта 1912 года Советом Императорского русского географического общества утверждено положение о Постоянной природоохранительной комиссии (председатель - министр земледелия А.С. Ермолаев, заместитель - И.П. Бородин). В ее состав вошли такие видные деятели отечественной науки, как А.П. Семенов-Тян-Шанский, В.П. Семенов-Тян-Шанский, А.И. Воейков, Ю.М. Шокальский, Г.Ф. Морозов, В.Н. Сукачев, Н.В. Насонов.

Основной целью Комиссии было сохранение в неприкосновенности отдельных участков или целых местностей, нуждающихся в охране и особом изучении. Инициативу центральной организации ИРГО поддержали и развили во многих региональных организациях, где были созданы собственные природоохранительные комиссии. Так, в 1914 г. по инициативе Природоохранительной комиссии при Оренбургском отделе ИРГО, возглавляемой А.В. Поповым, были начаты работы по организации степного заповедника в Кустанайском уезде Тургайской области. В том же году Переселенческое управление выделило Оренбургскому отделу ИРГО 5000 десятин степных угодий «для обращения в заповедник», но начавшаяся первая мировая война помешала организации степного заповедника.

Важным итогом деятельности Постоянной Природоохранительной комиссии стал доклад В.П. Семенова-Тян-Шанского и Г.А. Кожевникова «О типичных местностях, в которых необходимо организовать заповедники по образцу американских национальных парков», представленный в 1917 году на заседании Постоянной Природоохранительной комиссии ИРГО. Это был один из первых проектов развития сети заповедников России, оказавший существенное влияние на организацию охраны и восстановление ландшафтного и биологического разнообразия, не потерявший актуальности до сегодняшнего дня [17]. Предусматривалось создание 46 заповедников, 80% этого плана было впоследствии реализовано в СССР.

В последующие годы идеи организации заповедной степи в Оренбургском крае высказывали С.С. Неуструев (1918), О.А. Смирнова (1921). С 1930 года в Оренбургском округе, входившем тогда в Средне-Волжский край с центром в г.Самаре, утверждается сеть перспективных заповедников, в которую включены пять участков, в том числе: участок сухой степи к югу от р. Урал или в бассейне р. Орь; участок горной степи в Губерлинских горах [16].

Первый в послереволюционной России заповедник - Пензенский, состоявший из отдельных степных участков, был создан в 1919 году, затем - Астраханский, а в 1920 году - Ильменский заповедник на Урале.

Пензенский заповедник, с присоединением в 1927 году Жигулевского участка, был переименован в Средне-Волжский, а впоследствии - в Куйбышевский. Пензенские участки Куйбышевского заповедника - Попереченская степь, Арбековский бор, Сосновый бор на Суре и Белокаменный парк - существовали вплоть до ликвидации этого заповедника в 1951 году. В 1959 г. заповедник был восстановлен на площади 17,6 тыс. га, но в 1961 г. ликвидирован вторично. Вновь восстановлен в 1966 г. на площади 19,6 тыс. га; в 1978 г. территория заповедника расширена до 23,1 тыс. га.

В 1932 году был учрежден заповедник «Бузулукский бор» (Оренбургская и Куйбышевская области) площадью 3,6 тыс. га (первоначально - как часть Средне-Волжского заповедника). В 1935 году он был реорганизован в самостоятельный заповедник, площадь которого в 1939 году была расширена до 10,5 тыс. га. В 1948 году заповедник был ликвидирован, леса переданы Главлесоохране Министерства лесного хозяйства СССР. На основе Декрета СНК от 16 сентября 1921 года об охране памятников природы, садов и парков (проект декрета подготовлен Н.Н. Подъяпольским) в России начинается организация сети заповедных территорий. На территории действующих заповедников разворачиваются активные научно-исследовательские работы по изучению естественных экосистем. Так, в Аскании-Нова в конце 20-х годов XX века начинает биоценологические исследования один из виднейших представителей отечественной научно-экологической школы - В.В. Станчинский. Он ввел в изучение природных степных сообществ математически обоснованную систему анализа, разработал методологию и инструментарий для измерения биомассы различных видов ковыльно-типчаковой степи. В 1930 году В.В. Станчинский организовал и возглавил Степной научно-исследовательский институт на Украине.

Как известно, в истории заповедного дела немало драматических страниц. Бы¬вали времена, когда специальным решением Правительства ликвидировались или сокращались в размерах многие государственные заповедники. Эти события затронули и степную зону. 20 июня 1930 года выходит Постановление ВЦИК и СНК РСФСР «Об охране и развитии природных богатств в РСФСР», которое стало поворотным пунктом природоохранной деятельности того времени. В Постановлении существенно корректировались цели заповедания - территории предполагалось использовать и для хозяйственной деятельности, и для отдыха. Таким образом, начиная с 30-х годов XX века, понятие заповедности теряется и предается забвению, все в большей степени официальные власти ориентируют заповедники на решение прикладных задач. С 1933 г. по 1947 г. были прекращены из-за обрушившихся репрессий на ученых и краеведов все исследования по созданию степных заповедных участков на Южном Урале. В конце 1932 года был закрыт Степной институт в Аскании-Нова, а его директор В.В. Станчинский и сотрудники репрессированы.

В течение последующих 20 лет хозяйственная ориентация деятельности заповедников усиливалась. В 1952 г. под грифом «секретно» выходит «Положение о государственных заповедниках СССР». Согласно данному документу, заповедники превращались из научных природоохранных учреждений в научно-производственные. Из 128 заповедников СССР были закрыты 88 как ненужные народному хозяйству. Из 12,6 млн. га осталось около 1,4 млн. га, то есть площадь заповедников сократилась в 9 раз. Только в РСФСР были закрыты 26 из 46 заповедников, а их общая площадь уменьши¬лась с 10,05 млн. га до 0,89 млн. га - более чем в 11 раз [8].

В середине XX века наиболее остро проявляется проблема формирования сети территориальной охраны природных ландшафтов в российско-казахстанском регионе степной зоны Северной Евразии, расположенном между Волгой и Алтаем на западе и востоке, между урало-сибирскими лесами и пустынями Турана на севере и юге. Здесь, в результате дополнительного земледельческого освоения, было распахано более 30 млн. га новых земель. Распашка охватила все черноземы, в том числе солонцеватые и с участием солонцов. Во время целинной компании не было создано ни одного заповедника, закрывались уже существующие, а их территории распахивались. Итогом проведенной политики государства в отношении степных районов России в 1954-1963 гг., а так же невнимательного отношения к научному опыту предшествующих поколений, стало глубокое нарушение экологического равновесия степных экосистем, катастрофическое обеднение их ландшафтного и биологического разнообразия.

Возникла необходимость не только восстановить, но и расширить географическую сеть заповедников. 13 сентября 1957 года Президиумом АН СССР одобрен «Перспективный план географической сети заповедников СССР» (руководитель проекта - Е.М. Лавренко), в котором подчеркивалась необходимость заповедания северо-казахстанских и зауральских степей. Составители «Перспективного плана географической сети заповедников СССР» Е.М. Лавренко, В.Н. Сукачев, В.Г. Гептнер, С.В. Кириков и А.Н. Формозов через 63 года после того, как В.В. Докучаев поднял проблему охраны степных участков, писали: «С горечью нужно признать, что завет В.В. Докучаева об организации ряда заповедников в степной зоне не выполнен: ни в донских, ни в поволжских, ни в приуральских, ни в кубанских, ни в казахстанских степях в настоящее время нет ни одного заповедника, а на Украине остались лишь мелкие клочки заповедных целинных степей» [7, С. 6].

С 1955 года стали восстанавливать ликвидированные ранее заповедники и их сокращенную площадь, правда, не до прежних размеров. Осуществление плана по созданию сети заповедников в РФ происходило с большим трудом и неравномерно. К 1970 г. в РФ было 33 заповедника общей площадью 4,5 млн. га, в 1988 г. их стало 66 на общей площади 18,1 млн. га. Однако в степной зоне нашей страны длительное время не было типично степных заповедников, кроме Аскании-Новы, заповеданной еще в 1898 году землевладельцем Э.Ф. Фальц-Фейном.

1989 год становится знаменательным в истории заповедного дела - Постановлением Совета Министров РСФСР от 12.05.1989 г. №156 «О создании государственного заповедника «Оренбургский» Государственного комитета РСФСР по охране природы в Оренбургской области» был утвержден первый в степной зоне России заповедник, созданный для охраны и изучения степных ландшафтов в их естественном состоянии. Организация заповедника стала итогом почти 15-летней настойчивой деятельности авторов проекта. С 1974 года в Оренбургской области начинаются целенаправленные активные научные исследования по выделению ценных участков и формированию репрезентативной сети ООПТ [16]. В конце 70-х годов XX столетия сотрудники Оренбургского НИИ охраны и рационального использования природных ресурсов, которым руководил член-корреспондент АН СССР А.С. Хоментовский, составили обоснование целесообразности организации заповедника в Беляевском и Кувандыкском районах. В 1979 году Госплан РСФСР утвердил схему организации, а в 1985 году согласовал проект плана создания заповедников, предусматривающий организацию в 1989 году Оренбургского заповедника общей площадью 14,5 тыс. га. В 1986 году научным руководителем по проектированию заповедника был назначен А.А. Чибилев (сейчас директор Института степи УрО РАН, член-корреспондент РАН, доктор географических наук). Значительную практическую и теоретическую помощь в организации заповедника оказали сотрудники Института экологии растений и животных УрО АН СССР - П.Л. Горчаковский, С.А. Мамаев.

Государственный природный заповед¬ник «Оренбургский» (общая площадь 21,7 тыс. га) до настоящего времени остается самым крупным заповедником степной зоны России. Кластерный характер степного заповедника позволил отразить основные ландшафтные особенности степей в пределах Оренбургской области: Заволжья (Таловская степь - 3200 га), Предуралья (Буртинская степь - 4500 га), Южного Урала (Айтуарская степь - 6753 га), Зауралья (Ащисайская степь - 7200 га). Приграничное расположение участков заповедника выполняет особую роль в формировании международной экологической сети ООПТ [16].

На территории заповедника представлен основной генетический фонд флоры и фауны, значительное количество видов растений и животных, охраняемых в заповеднике, включены в Красные книги МСОП, России и Оренбургской области. В составе флоры и фауны встречаются европейские, сибирские и казахстанские виды [11]. Занимая 0,17% территории Оренбургской области, заповедник сохраняет 49,6% ее флористического богатства. На территории заповедника выявлено около 800 видов высших сосудистых растений, 25 - мохообразных, 150 - лишайников, 58 видов грибов. Современный животный мир заповедной территории относительно разнообразен и богат: млекопитающие - 50 видов, птицы - 214 видов, рептилии - 8 видов, амфибии - 6 видов, рыбы - 7 видов, насекомые - 1158 видов [1]. Помимо биоты, на территории заповедника охраняются историко-археологические памятники - курганы и курганные могильники.

На территории заповедника нет населенных пунктов и дорог общего пользования. Основным источником внешнего воздействия по-прежнему остается хозяйственная деятельность колхозов, совхозов, акционерных обществ и фермерских хозяйств - выпас скота, сенокошение, распашка, применение ядохимикатов. Внутреннее воздействие минимально. Хозяйственная деятельность заповедника ограничивается сенокошением и заповедно-режимными мероприятиями.

Практически в эти же годы в течении двух последних десятилетий XX столетия в России создаются Даурский и Ростовский степные заповедники, но на их территории значительные площади занимают озерно-степные экосистемы. Организованный 25 декабря 1987 года Государственный природный биосферный заповедник «Даурский» расположен на юге Читинской области возле границы с Монголией. Площадь 45,8 тыс. га, из которых на степи приходится около 7,8 тыс. га. [5]. Представлены ковыльно-типчаковые степи, разнотравно-злаковые и пижмово-злаковые формации. В заповеднике обитает более 30 видов позвоночных животных, ранее внесенных в Красные книги СССР и РСФСР.

История создания Даурского заповедника довольно длительна. Еще в 1926 г. Дальневосточный крайисполком принял решение о заповедании степных озер Барун-Торей и Зун-Торей. К сожалению, оно не было реализовано. В 1958 г. под руководством Е.М. Лавренко была научно обоснована необходимость организации в центрально-азиатских степях, включая район между реками Онон и Аргунь, заповедных территорий. В 1973 г. при организации Сохондинского заповедника было предложено создать его филиалы (Цасучейский бор и Торейские озера), однако, местные власти отклонили этот вариант, несмотря на доводы зоологов.

Начиная с 1978 г., орнитологи Сохондинского заповедника стали ежегодно проводить исследования на Торейских озерах. В 1980 г. ученые предложили организовать на Торейских озерах республиканский зоологический заказник. В июле 1982 г. такой заказник был учрежден на площади 99,3 тыс. га. Он назывался Цасучейско-Торейский и состоял из двух участков: Цасучейского островного реликтового бора (57,9 тыс. га), расположенного в степи по правобережью р. Орон, и озера Барун-Торей (41,4 тыс. га).

Работа по созданию Даурского степного заповедника началась с момента организации Цасучейско-Торейского заказника. Первоначально его планировалось организовать на площади 230 тыс. га, позже предлагаемая площадь заповедника сократилась до 120 тыс. га. Но и этот вариант встретил решительный отказ местных хозяйственников из-за дефицита угодий для развития овцеводства.

Окончательный проект заповедника был составлен Западно-Сибирской проектно-изыскательской экспедицией (начальник - А.С. Александров) при участии зоологов Биологического института СО АН СССР (Ю.Г. Шевцов и др.), ботаников Читинского педагогического института (Б.И. Дулепова и др.). а также сотрудников Сохондинского заповедника и Института эволюционной морфологии и экологии животных им. А.Н. Северцова АН СССР. Научным руководителем проекта был академик Е.Е. Сыроечковский.

Заповедник «Даурский» был организован с целью восстановления и сохранения в естественном состоянии степных, озерно-степных и водно-болотных комплексов Юго-Восточного Забайкалья. Торейские озера (Барун-Торей и Зун-Торей) включены в список водно-болотных угодий международно¬го значения.

Новый этап в развитии заповедника связан с организацией первого в мире международного российско-монгольско-китайского резервата на базе Даурского заповедника (Россия), заповедника «Монгол-Дагуур» (Монголия) и китайского заповедника «Далайнор». В марте 1994 г. в Улан-Баторе было подписано Соглашение между природоохранными ведомствами о создании в районах, прилегающих к российско-монгольско-китайской государственной границе, совместного заповедника. В октябре 1996 г. было принято официальное название международного заповедника: China-Mongolia-Russian «Dauria» Intrnational Protected Area (в сокращенном варианте - CMR «Dauria» IPA).

Государственный заповедник «Даурский» играет важную роль в сохранении мирового биоразнообразия. Важнейшей достопримечательностью заповедника являются Торейские озера (Барун-Торей и Зун-Торей) - крупнейшие озера Забайкалья, имеющие непостоянный уровень. Торейские озера - единственное место в мире, где одновременно обитают 6 видов журавлей, в том числе 4 (даурский, красавка, серый и японский) - гнездятся. Торейская котловина - важнейшее место кормежки и скопления множества мигрирующих птиц. Для млекопитающих эта территория также имеет важное значение: Торейская котловина - единственное место в России, где постоянно обитает и размножается антилопа дзерен. В октябре 1997 г. заповедник включен в международную сеть биосферных резерватов.

Постановлением Правительства РФ от 27 декабря 1995 г был создан третий государственный природный заповедник в степной зоне - «Ростовский». Заповедник (общая площадь 9464,8 га), расположенный в долине р. Западный Маныч на территории Ростовской области, представляет собой 4 степных участка площадью от 990 до 2115 га, находящиеся в 5-25 км друг от друга, а также 2587 га акватории оз. Маныч-Гудило [3].

История организации степного заповедника в Ростовской области имеет более чем 80-летнию историю. Инициаторами организации заповедника впервые выступили в начале XX столетия ботаники Новопокровский, Высоцкий, Залесский и др., по мнению которых, он, прежде всего, был необходим для охраны специфичных степных растений и естественных степных фитоценозов как эталонов коренных экосистем подзоны сухих степей Евразии. По инициативе И.В. Новопокровского участок Артиллерийской (Персиановской) степи, площадью 65 га, уже в начале 1920-х годов был переведен на заповедный режим (с 1985 г. имеет статус государственного памятника природы). В 1927 г. И.В. Новопокровским была описана целина площадью около 1000 га в Кашкарском районе, решение о заповедании которой было принято, но не реализовано.

Начавшаяся в 50-х годах XX столетия кампания по освоению целинных земель, затронувшая и Ростовскую область, привела к распашке подавляющего большинства сохранившихся к тому времени степных целинных участков. Так, в середине 1960-х гг. была распахана Аксайская целина, ценность которой для организации головного филиала степного заповедника не раз подчеркивалась И.В. Новопокровским.

Деятельность по созданию степного заповедника в Ростовской области (после принятия закона об охране природы в РСФСР от 27 декабря 1960 г.) возглавил заведующий кафедрой ботаники РГУ Г.М. Зозулин. По инициативе Г.М. Зозулина 16 ноября 1960 г. состоялось расширенное заседание ученого совета биолого-почвенного факультета РГУ, на котором было принято решение ходатайствовать об организации Донского степного заповедника. Благодаря поддержке ряда научных организаций, а также научно-практических конференций, степной заповедник в Ростовской области был включен в перспективный план создания географической сети заповедников в СССР, а в 1970-е гг. - в Генеральную схему развития географической сети комплексных государственных заповедников. В 1963 г. на основании представления Г.М. Зозулина, принимаются постановления Ростовского облисполкома об объявлении памятниками природы 28 степных целинных участков. Это было первым практическим шагом к созданию Донского заповедника. В 1993 году работа Центральной проектно-изыскательской экспедиции по уточнению проекта заповедника возобновилась. Активное участие в организации заповедника «Ростовский» приняли председатель Ростовского областного комитета по охране природы В.Н. Агеев, профессор РГУ В.А. Миноранский.

Государственный природный заповедник «Ростовский» объединил несколько целинных участков, расположенных на территории Кумо-Манычской впадины и Сальско-Манычской гряды, и находится в подзоне дерновинно-злаковой степи. При этом здесь наиболее широко представлены долинные манычские степи, несколько отличающиеся по характеру растительного покрова от зональных. Небольшая площадь заповедника не решает проблему сохранения растительного покрова восточно-европейских степей.

Распоряжением Правительства от 23 мая 2001 года №725-р установлен перечень заповедников и национальных парков, предусмотренных к организации на территории России на период до 2010 года. Однако, начиная с 2001 года, в стране (не говоря уже о степной зоне) не было создано ни одного нового заповедника и национального парка. И это несмотря на то, что на региональном уровне полностью подготовлена вся необходимая документация по созданию национального парка «Бузулукский бор».

На 31 декабря 2004 г. в Российской Федерации было 100 государственных природных заповедников общей площадью 33,74 млн. га, в том числе сухопутной (с внутренними водоемами) - 27,24 млн. га, что составляет 1,59% территории России [2]. Таким образом, система государственных заповедников, как эталонов ненарушенных природных территорий, создавалась в РФ почти девять десятилетий: первый заповедник - Баргузинский - был создан в 1916 г., сотый заповедник - «Эрзи» - в 2000 году. Доля заповедников степной зоны составляет 0,4% от их общей площади в пределах Российской Федерации.

На современном этапе отдельные участки целинных степей охраняются в заповедниках лесостепной и сухостепной зон России: «Белогорском», Жигулевском, «Галичьей горе», «Приволжской лесостепи», «Хакасском», Центрально-Черноземном, «Даурском», «Убсунурской котловине», «Черных землях», на научном стационаре «Каменная степь» в Воронежской области, а также в Башкирском, Дагестанском, Северо-Осетинском заповедниках.

В пределах Центрально-Черноземного района, например, расположено 6 заповедников, общей площадью 65200 га, что составляет 0,4% от площади региона. Два заповедника имеют статус биосферных (Воронежский и Центрально-Черноземный). Однако все заповедники региона расположены в пределах лесостепной зоны, а в лесной и степной зонах они отсутствуют [9].

Зональный тип водораздельных степей занимает самые большие площади в Центрально-Черноземном биосферном заповеднике им. проф. В.В Алехина (около 2000 га). Остальные участки значительно меньше и местами не превышают 1-2 га.

В Воронежском государственном биосферном заповеднике (Липецкая и Воронежская обл., целостный) 94% площади занимают леса (29187 га), доля охраняемых травяных сообществ составляет 1,6% (508 га). Под охраной находятся сосновые боры, дубравы, ольшаники, остепненные луга, сфагновые, пойменные болота. В Хоперском государственном заповеднике (Воронежская обл., целостный) травяные сообщества занимают всего 4% (650 га), в Воронинском государственном заповеднике (Тамбовская область, кластерный) площадь травяных сообществ -14% (1483 га, охраняются участки луговых и настоящих степей), в заповеднике «Галичья Гора» (Липецкая обл., кластерный) - 48% (110 га, охраняются участки луговых и настоящих степей, петрофитные сообщества, пойменные луга), в заповеднике «Белогорье» (Белгородская обл., кластерный) - 50% (1120 га, охраняются участки луговых и петрофитных степей).

Существует острая необходимость создания в регионе степного заповедника, где охранялись бы настоящие водораздельные степи. Небольшие участки таких степей находятся на территории Воронежской области в степной зоне - урочище Шлепчино, Хрипунская степь. На территории ЦЧР в настоящее время очень трудно подобрать хорошо сохранившийся крупный участок степной растительности, поэтому один из возможных путей в такой ситуации - создание кластерных заповедников [9].

В последние два десятилетия XX века активно разрабатывались принципы организации сети заповедных объектов в условиях интенсивного земледельческого освоения территорий [12; 13]. Организация заповедников на территории степной зоны России, как наиболее подверженной хозяйственному воздействию, связано со значительными трудностями. При высокой степени антропогенной нагрузки в степной зоне невозможно создание крупных эталонных заповедников, здесь целесообразнее развивать единую непрерывную сеть мелких и средних охраняемых природных комплексов. Для поддержания стабильности и разнообразия степных экосистем и сохранения их эталонных функций организация заповедных территорий в степи должна предусматривать сочетание умеренного выпаса, «щадящего» сенокошения и абсолютно заповедного режима. Учитывая небольшие площади существующих и проектируемых степных заповедников, особое значение приобретают буферные зоны и степные коридоры, по которым заповедные стационары должны непосредственно сообщаться с окружающими ландшафтами.

В 2001-2010 годах на территории Российской Федерации предусматривается организвать заповедники: «Ставропольский лесостепной» (19 тыс. га), «Эльтонский» (40 тыс. га), «Барабинский» (15 тыс. га), «Шайтан-Тау» (9,5 тыс. га), включающие лесостепные, степные и сухостепные природные комплексы [10].

На основе анализа современного состояния ландшафтов степной зоны к востоку от Волги разработана новая стратегия сохранения ландшафтного и биологического разнообразия [14], предусматривающая, в частности, совершенствование и расширение функциональных задач, стоящих перед степными заповедниками; внедрение новых форм заповедных резерватов: интеграцию степных особо охраняемых природных территорий в социально-экономическое развитие регионов с использованием опыта и традиций местного населения и с учетом их интересов.

В современных условиях, когда существующая в России система заповедных территорий не обеспечивает сохранения ландшафтного и биологического разнообразия, стала актуальной проблема организации новых форм заповедников (пастбищных, с частично заповедным режимом). В связи с новой аграрной государственной политикой появилась возможность создания степных заповедников на частных землях. Целесообразность создания пастбищных заповедников определена тем, что, в принципе, щадящий выпас копытных животных не противоречит режиму заповедности [15]. Для создания пастбищных резерватов могут быть выделены достаточно крупные степные участки (1500-15000 га), которые остаются у прежних землепользователей (или в госземзапасе).

В реальности процесс создания заповедных территорий довольно длительный, происходящий по административному принципу, с утверждением в Правительстве РФ. Совершенно очевидно, что организация большого числа степных заповедников практически нереальна.

В соответствии с законодательством государственные природные заповедники имеют статус природоохранных, научно-исследовательских и эколого-просветительских учреждений. Степные заповедники способствуют: 1) поддержанию экологического равновесия путем сохранения определенного числа видов, о беспечивающих устойчивость экосистем; 2) повышению экологической культуры степного природопользования; 3) повышению экологической культуры населения и формированию ее эстетических и этических начал; 4) развитию экологической науки и повышению ее роли в народном хозяйстве.

Степные заповедники развиваются, и со времен они станут эталоном степных ландшафтов, и смогут реализовать те общественно-исторические, средостабилизирующие и средоохранные, научные, образовательные, культурно-эстетические и другие цели, к которым обязывает их статус.

Список использованной литературы:

1. Государственный доклад «О состоянии и об охране окружающей среды Оренбургской области в 2005 году». - Оренбург, 2006. - 208 с.

2. Государственный доклад «О состоянии и об охране окружающей среды Российской Федерации в 2004 году». - М., 2005. - 493 с.

3. Государственный доклад «О состоянии окружающей природной среды Ростовской области в 1995 году». - Ростов н/Д. 1996.-163 с.

4. Докучаев В.В. Русский чернозем: Отчет Вольному экономическому обществу. - СПб., 1883. - 376 с. - (Тр. / ВЭО, III. IV).

6. Кожевников Г.А. Отчет об юбилейном заседании Императорского русского общества акклиматизации животных и растений. - М.. 1909. - С. 9.

7. Лавренко Е.М. и др. Перспективный план географической сети заповедников СССР: (проект) / Е.М. Лавренко. В.Г. Гептнер, С.В. Кириков. А.Н. Формозов // Охрана природы и заповедное дело в СССР: бюл. - М.. 1958. - №3. - С. 3-92.

8. Ларин В. и др. Охрана природы России: от Горбачева до Путина / В. Ларин, Р. Мнацаканян, И. Честин, Е. Шварц -М.: КМК. 2003.-416с.

9. Овчинникова Н.М. Особенности охраны растительного покрова Центрально-Черноземного района // Заповедное дело: проблемы охраны и экологической реставрации степных экосистем: Материалы междунар. конференции, посвящ. 15-летию госзаповедника «Оренбургский». - Оренбург. 2004. - С. 136-139.

10. Перечень государственных природных заповедников и национальных парков, которые предусматривается организовать на территории Российской Федерации в 2001-2010 годах: (Приложение к распоряжению Правительства Российской Федерации от 23 мая 2001 года №725-р) //Заповедники и национальные парки. - 2001. -№35. - С. 10 - 11.

11. Хоментовский А.С. и др. О создании Оренбургского степного заповедника / А.С. Хоментовский, А. А. Чибилев, В.В. Баканин, З.Н. Рябинина // География и природные ресурсы. - Новосибирск. 1980. - №4. - С. 84-90.

12. Чибилев А.А. Нужна «Зеленая книга» ландшафтов // Природа и мы. - Челябинск. 1980. - С. 99-117.

13. Чибилев А.А. Ландшафтно-экологические основы создания региональной системы заповедных объектов и организации мониторинга на их территории // Теоретические и практические вопросы ландшафтной экологии и заповедного дела: Сб. науч. трудов. - Екатеринбург. 1993. - С. 42 - 49.

14. Чибилев А.А. Уроки целины // Наука. Общество. Человек: Вестн. УрО РАН. - 2004. - №3 (9). - С. 109-117.

15. Чибилев А.А. Новые формы природно-заповедного фонда степной зоны // Геоэкологические проблемы степного региона. - Екатеринбург. 2005. - С. 343-346.

16. Чибилева В.П. История формирования заповедной сети Оренбургской области // Известия ОО РГО. - 2005. -Т. 34 (№1).- С. 44-50.

17. Штильмарк Ф.Р., Аваков Г.С. Первый проект географической сети заповедников для территории СССР // Бюлл. МОИП. Отд. биол. -Т. 82, вып. 2. - 1977. - С. 153-156.

Ваш e-mail:
Введите 3 цифры: Введите 3 цифры с картинки в поле

Комментарий, вопрос,
сообщение об ошибке:

 
заповедники | национальные парки | федеральные заказники | биосферные ООПТ
о проекте | обратная связь

Подписка на новости:

Главная
Новости
Публикации
Новости сайта
Новости
Ссылки
Ф.Р. Штильмарк
Итоги конференций
Охраняемые территории
Проекты
Вакансии
Фонд Штильмарка
ГИС
Законы и документы
Организации
Федеральные
Водно-болотные угодья
Заповедники
Национальные парки
Заказники
Биосферные резерваты
Оценка репрез-ти_Дубинин
Смирнов_ООПТ Чукотки
Издание трудов Штильмарка
Библиотека 'Люди и заповедники'
О проекте
ООПТ
Премия имени Штильмарка
Чтения памяти Штильмарка
Штильмарк_абс-зап
Штильмарк_о проблемах
Штильмарк_таинство заповедания
Штильмарк_Принципы заповедности
Астафьев - Штильмарку, 2001
Никольский - Репрезентативность
Белоновская_горные ООПТ
\"Заповідна справа в Україні\"
Штильмарк_Драма или фарс
Штильмарк_Эволюция представлений
Борейко о Штильмарке, 2001
Штильмарк_Кондо-Сосв_зап.
Гусев_История баргузинского зап.
Shtilmark_history
Желтухин - Центрально-Лесной
Конференции
Богдо зонирование Трегубов 2007
Григорян_Севилья_2000
Биосферные заповедники_Соколов, 1988
часть 1
часть 2
Книжная полка
Морские ООПТ
Степные ООПТ
Завершен сбор конкурсных работ на соискание Премии имени Ф.Р. Штильмарка
Фото докладчиков
Чтения
Награждение лауреатов
Конференция
ШТИЛЬМАРКОВСКИЕ ЧТЕНИЯ, Москва, 19-20 апреля, 2018 г.
О природе и людях
Живой покров земли
Заповедная мерзлота
Герасимов Н.Н.
Кочнев А.А.
Урбанавичене И.Н.
Джамирзоев Г.С., Трепет С.А., Букреев С.А.
Итоги конкурса на соискание Премии имени Ф.Р. Штильмарка 2019 года
Выписка из протокола заседания жюри, номинация «Достижения в науке»
Выписка из протокола заседания жюри, номинация «Молодые ученые»
Выписка из протокола заседания жюри, номинация «Периодические издания»