Проблемы охраны биоразнообразия и регламентации допустимости хозяйственной деятельности в горных ООПТ Сибири

Е.А. Белоновская, Институт географии РАН, Москва

Высокий уровень видового богатства горных экосистем, наличие в горах Сибири центров биоразнообразия на всех уровнях его проявления (видовом, экосистемном, ландшафтном), требует особых мер по их территориальной охране.

В горных регионах Сибири сложилась развитая, но в то же время, не достаточно репрезентативная и соответствующая задачам формирования региональных экосистей, система особо охраняемых природных территорий (ООПТ). Анализ представленности здесь горных ООПТ указывает на некоторое несоответствие их количества и общей площади степени уникальности регионального биоразнообразия (Табл. 1).

Таблица 1. Сохранение биоразнообразия на особо охраняемых природных территориях в горных регионах России (Амирханов и др., 2002; Сохранение биоразнообразия…, 2004)

Охраняемая территория

Площадь, тыс. га

Год создания

Число видов

сосудистых растений

птиц

в т.ч. гнездящихся

млекопитающих

Заповедники

Азас

300,4

1985

909

254

198

48

Алтайский

881,2

1932

1504

311

108

57

Байкало-Ленский

660,0

1986

920

235

146

52

Байкальский

165,7

1959

840

271

162

48

Баргузинский

374,3

1916

874

265

129

41

Бастак

91,8

1997

 

136

 

47

Буреинский

358,4

1987

484

 

 

 

Витимский

585,0

1982

715

220

140

37

Джергинский

238,1

1992

650

145

114

43

Джугджурский

859,9

1990

936

 

69

 

Зейский

99,4

1963

621

238

79

46

Катунский

151,7

1991

700

186

80

47

Корякский

327,2

1995

700

153

97

28

Кроноцкий

1 142,1

1934

860

216

121

32

Кузнецкий Алатау

412,9

1989

572

273

194

65

Курильский

65,4

1984

800

233

122

22

Лазовский

121,0

1957

1070

293

137

57

Магаданский

883,8

1982

608

210

170

41

Олекминский

847,1

1944

654

180

115

40

Путоранский

1,887,3

1988

398

140

92

34

Саяно-Шушенский

390,4

1976

1027

300

170

50

Сихоте-Алиньский

401,4

1935

993

375

128

60

Сохондинский

211,0

1973

923

207

168

49

Столбы

47,2

1925

762

200

143

56

Тигирекский

40,7

1999

602

 

54

50

Уссурийский

40,4

1932

870

160

86

53

Хакасский

125,1

1999

800

244

 

60

Хинганский

94,0

1963

934

300

100

47

Национальные парки

Забайкальский

246,0

1986

700

241

 

43

Прибайкальский

418,0

1986

850

272

 

59

Тункинский

1 183,7

1991

720

200

 

40

Шорский

418,2

1989

810

 

108

42

Шушенский Бор

39,2

1995

 

210

 

45

Сохранение горной флоры и фауны Сибири с использованием только территориальных форм охраны не достаточно эффективно, т.к. на заповедных землях представлено всего около 70-75% местной флоры и около 80% разнообразия фауны позвоночных животных. Меры, направленные на оптимизацию региональных сетей ООПТ должны, с одной стороны, подкрепляться совершенствованием федерального и регионального природоохранного законодательства, которое должно цивилизованно решать проблемы охраны живой природы и природопользования. Законотворчество субъектов федерации, на территории которых имеются горы, способно само определить, согласно традициям и приоритетам - сколько, где и каких по статусу должно быть ООПТ. Но следует ориентироваться на то, что они совокупно должны занимать не менее 15-20%. Это способно обеспечить (при условии осуществления принципа повсеместности охраны природы) переход регионов на модель устойчивого развития. Достаточно позитивный пример организации территориальной охраны биоразнообразия демонстрируют субъекты Федерации, входящие в Байкальскую природную территорию.

В дополнение к территориальным формам охраны экосистем и биоты горных территорий Сибири, по-видимому, уже в ближайшие годы потребуется и смена стратегии управления системой природопользования, установление особого режима хозяйствования на незаповедных землях, в т.ч. в ряде случаев сохранение экстенсивных форм хозяйствования, ориентированных на щадящий режим использования природных пастбищных, сенокосных и лесных угодий.

При этом виды хозяйственной деятельности могут быть ранжированы по качественным признакам, определяющим степень воздействия на природные комплексы. В таблице 2 показаны критерии допустимости хозяйственной деятельности в зависимости от вероятности восстановления экосистем при разных антропогенных воздействиях.

Таблица 2. Критерии допустимости хозяйственной деятельности в зависимости от вероятности восстановления экосистем после антропогенных воздействий

Стадии нарушения

Возможность восстановления

Слабая

Нарушение биоты (сведение лесов, деградация лугов и др.)

Полное восстановление

Средняя

Нарушение климатического и гидрологического режимов, почвенного покрова

Восстановление в измененном виде, смена экосистем (во многих случаях замена на вторичные, менее ценные сообщества)

Сильная

Нарушение и изменение форм рельефа

Восстановление неполное или по иному пути

Полная

Изменение геологического строения (подстилающей поверхности)

Невозможность восстановления

Дифференцированный подход к регламентации хозяйственной деятельности на ООПТ в горных регионах Сибири, включая Байкальскую природную территорию, подразумевает законодательное закрепление норм и правил в этой сфере и методов определения качественных и количественных регламентов регулирования самой хозяйственной деятельности, в том числе: осуществления режимов охраны ООПТ, включая противопожарный, противопаводковый и др.; проведения научных исследований и научно-технических работ; строительство, поддержание и ремонт систем жизнеобеспечения сотрудников ООПТ; обслуживание и ремонт линейных и других инженерных сооружений разной ведомственной принадлежности, включая элементы собственной инфраструктуры ООПТ; проведение лесотехнических и лесохозяйственных работ, предписанных регламентом самой ООПТ; ограниченное использование биоресурсов местном населением (выпас скота, сенокошение, сбор грибов и ягод, заготовка древесины для нужд работников ООПТ и пр.).

Есть как минимум 3 корпоративные группы, чьи интересы должны быть соблюдены при определении допустимости/недопустимости тех или иных видов хозяйственной деятельности на территории охранных зон. Во-первых, Федеральная служба по надзору в сфере природопользования, защищающая и представляющая интересы заповедника. Во-вторых, региональные органы исполнительной власти, определяющие политику природопользования, социально – экономического развития и регламентации деятельности хозяйствующих субъектов на территории охранной зоны. И в–третьих, сами хозяйствующие субъекты, осуществляющие деятельность на ООПТ, в охранных зонах заповедников – традиционное хозяйство коренных, малочисленных народов, лесо- и рыбохозяйственную, рекреационных, сельскохозяйственную и пр.

Для бесконфликтного сосуществования важно сразу внедрить т.н. комплексное управление экосистемами, рекомендуемое международным сообществом и последними документами Конвенции о биологическом разнообразии, Севильской стратегией и документами Дурбанского процесса как важный элемент политики развития ООПТ.

Нами разработаны подходы и методы оценки допустимости/недопустимости хозяйственной деятельности на территории ООПТ федерального уровня применительно к горным заповедникам. Особенностью организации в них хозяйственной деятельности является:

  1. Размещение поселков и систем жизнеобеспечения работников заповедников и национальных парков на охраняемой территории.
  2. Наличие на ООПТ автомобильных дорог и полос отчуждения разного статуса и назначения, в т.ч. работающих в транзитном режиме.
  3. Проведение лесохозяйственных мероприятий, в т.ч. в пределах участков абсолютной заповедности в соответствии с рекомендациями лесоустройства.
  4. Проведение биотехнических мероприятий (подкормка, размещение солонцов для копытных на путях их концентрации и миграций и пр.
  5. Ограниченное сенокошение и выпас скота сотрудников заповедников и национальных парков.
  6. Туризм и рекреация, в т.ч. горный туризм и альпинизм, развитие зимних видов спорта и т.д.
  7. Организация экологического просвещения и воспитания, проведение экскурсий, организация работы визит-центров.

Остается надеяться, что в соответствии с общими тенденциями развития концепции охраны природы в России и за рубежом, будет создана новая модель ООПТ, отвечающая возрастающим запросам общества в отношении демонстрации позитивных примеров реализации идей устойчивого развития и новых экономических механизмов сохранения природы и неистощительного использования ее ресурсов. В ней остро нуждается и система ООПТ Сибири, где очевидны перспективы развития на базе заповедной сети экотуризма и рекреации.

Ваш e-mail:
Введите 3 цифры: Введите 3 цифры с картинки в поле

Комментарий, вопрос,
сообщение об ошибке:

 
заповедники | национальные парки | федеральные заказники | биосферные ООПТ
о проекте | обратная связь

Подписка на новости:

Главная
Новости
Публикации
Новости сайта
Новости
Ссылки
Ф.Р. Штильмарк
Итоги конференций
Охраняемые территории
Проекты
Вакансии
Фонд Штильмарка
ГИС
Законы и документы
Организации
Федеральные
Водно-болотные угодья
Заповедники
Национальные парки
Заказники
Биосферные резерваты
Оценка репрез-ти_Дубинин
Смирнов_ООПТ Чукотки
Издание трудов Штильмарка
Библиотека 'Люди и заповедники'
О проекте
ООПТ
Премия имени Штильмарка
Чтения памяти Штильмарка
Штильмарк_абс-зап
Штильмарк_о проблемах
Штильмарк_таинство заповедания
Штильмарк_Принципы заповедности
Астафьев - Штильмарку, 2001
Никольский - Репрезентативность
Белоновская_горные ООПТ
\"Заповідна справа в Україні\"
Штильмарк_Драма или фарс
Штильмарк_Эволюция представлений
Борейко о Штильмарке, 2001
Штильмарк_Кондо-Сосв_зап.
Гусев_История баргузинского зап.
Shtilmark_history
Желтухин - Центрально-Лесной
Конференции
Богдо зонирование Трегубов 2007
Григорян_Севилья_2000
Биосферные заповедники_Соколов, 1988
часть 1
часть 2
Книжная полка
Морские ООПТ
Степные ООПТ
Завершен сбор конкурсных работ на соискание Премии имени Ф.Р. Штильмарка
Фото докладчиков
Чтения
Награждение лауреатов
Конференция
ШТИЛЬМАРКОВСКИЕ ЧТЕНИЯ, Москва, 19-20 апреля, 2018 г.
О природе и людях
Живой покров земли
Заповедная мерзлота
Герасимов Н.Н.
Кочнев А.А.
Урбанавичене И.Н.
Джамирзоев Г.С., Трепет С.А., Букреев С.А.