Шульган -Таш
Заповедник

Шульган -Таш
ПОДРОБНАЯ ИНФОРМАЦИЯ
НАУЧНАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ

Примечание редакторов сайта - приведенный текст относится к заповедникам "Башкирский" и "Шульган-Таш" одновременно, так как относится к периоду, когда они были единым Башкирским заповедником (1958-1986 гг.)

 Башкирскому заповеднику более полувека, и все это время в нем ведутся научные исследования. С 1931 г. регулярно ведутся наблюдения за сезонными и годовыми явлениями и процессами, которые фиксируются в основном научном документе заповедника - "Летописи природы". В первые годы отдельные тома "Летописи" объединяли наблюдения за несколько лет, а с середины 30-х годов - за каждый год. "Летописи" хранят материалы полувековых, почти непрерывных наблюдений, они самый ценный научный фонд заповедника.

Слабая изученность территории потребовала длительных и многочисленных описательных, инвентаризационных и экологических работ. В последние годы проводятся комплексные исследования на биогеоценотическом и популяционном уровнях с математической обработкой данных, позволяющие с достоверностью судить о той или иной взаимосвязи компонентов природного комплекса и подойти к экологическому прогнозированию.

До организации заповедника больше всего пострадали промысловые животные, поэтому в первые же годы был проведен учет численности зверей и птиц. Но не все материалы тех лет сохранились. В предвоенные годы сотрудниками заповедника и биологическим отрядом Института зоологии МГУ во главе с профессором Московского университета С. А. Северцовым проведены учеты численности и начато изучение биологических особенностей крота, белки, косули, зайца-беляка, тетеревиных птиц. В 30-е годы зоологом заповедника Е. М. Снигиревской (1947) при помощи разработанного ею метода ловчих банок была не только выявлена фауна грызунов и других мелких млекопитающих, но и начато изучение динамики их численности, размножения и роли в лесах заповедника. Работы Е. М. Снигиревской положили начало многолетним наблюдениям за этой группой животных и не утратили значения и до настоящего времени.

В предвоенный период Башкирский заповедник стал базой орнитологических исследований Южного Урала (Птицы СССР, 1982). Экологией тетеревиных занимался С. А. Северцов (1932, 1932а), экологию и поведение синичьих стай изучал А. А. Герке (1932), широкую известность получили эколого-фаунистические исследования С. И. Снигиревского по птицам не только Башкирского заповедника, но и других районов Южного Урала, подготовленные в 1941 г. в виде сводки "Птицы Южного Урала" (к сожалению, неопубликованной, хранящейся в фондах заповедника).

Плодотворно работал в заповеднике в 1937, 1939-1945 гг. эколог и зоогеограф С. В. Кириков. Он совершал экспедиции в другие районы Южного Урала, результатом его многолетней работы стала монография "Птицы и млекопитающие в условиях ландшафтов южной оконечности Урала" (1952).

В 1959-1960 гг. М. М. Творогова начала большую работу по выявлению факторов, определяющих динамику тетеревиных птиц в заповеднике и на смежной территории, которую продолжили К. П. Филонов, М. М. Мержеевская, А. Н. Дементьева и В. Г. Василенко. Опираясь на исследования С. А. Северцова, С. В. Кирикова, С. И. Снигиревского, авторы детально проанализировали биологические и экологические особенности глухарей, тетеревов и рябчиков, обитающих в.Башкирском заповеднике. Был установлен основной фактор, регулирующий численность тетеревиных (продолжительность солнечного сияния и сумма осадков в период массового вылупления птенцов), выяснены причины смертности птиц, особенности питания, размножения, токования, число токов, их размещение.

Многолетние исследования завершились практическими рекомендациями по учету тетеревиных птиц, поддержанию оптимальной численности, организации их промысла в лесных районах Башкирии. Сейчас в заповеднике продолжается ежегодный учет этих птиц: весной учитывают тока, осенью - птиц после сезона размножения. Орнитологи изучают экологию и биоценологическую роль хищных птиц, включая редких (беркут, могильник, скопа, сапсан), которые являются завершающим звеном трофических цепей и нуждаются в строгой охране.

В начале 30-х годов работа заповедника была ориентирована на акклиматизацию и реакклиматизацию диких животных и растений, ценных в научном и хозяйственном отношениях. Башкирский заповедник занимался акклиматизацией растений как кормовой базы промысловых животных, тянь-шаньской ели и енотовидной собаки. Однако чуждые природному комплексу заповедника растения, в том числе тянь-шаньская ель, не прижились в его биогеоценозах, енотовидные собаки не приспособились к здешним условиям (завезенные в 1935 г., в 1936 г. они в заповеднике уже не встречались) .

Успех в акклиматизации животных был достигнут в 1941 г. Завезенные с Алтая маралы заняли свою экологическую нишу в заповедном природном комплексе. В 1950 г. зоолог П. Ф. Казневский подвел первые итоги: условия Башкирского заповедника оказались благоприятны для маралов, которые освоили в качестве пастбищ остепненные участки хребтов, их численность увеличилась, и они расселяются по заповеднику, прогрессирующе дичают; выяснены сроки этапов их годового цикла. Работа П. Ф. Казневского (1963) была началом изучения копытных, которое продолжается в Башкирском заповеднике до сих пор.

Исследования Н. М. Гордиюка в 1975-1980 гг. значительно расширили представления об экологии лося, марала, косули, в том числе их питании, размножении, миграционных путях, и позволили дать практические рекомендации по промысловому отстрелу этих животных в горно-лесной Башкирии.

Крупные копытные и хищники, особенно в системе "хищник - жертва", были исследованы в заповеднике недостаточно. Изучение экологии бурого медведя не дало полного ответа, а экология волка и рыси остается почти не изученной. Для оценки роли копытных в биоценозах заповедника, как на заповедной, так и на неохраняемой территории, необходимо определить степень наносимого ими ущерба лесовозобновлению и природному комплексу на ограниченной территории.

В 1961 г. Д. П. Мозговой начал изучение белки и куницы для установления динамики их численности. Используя заповедник в качестве стационара, он собрал огромный материал и на сопредельной территории, позволивший ему дать детальную морфологическую и экологическую характеристику этих видов и рекомендации по организации промысла белки и куницы в условиях горно-лесной Башкирии и поддержанию их оптимальной численности (Мозговой, 1971, 1971 а, 19716).

Энтомологом Н. Н. Филипьевым в 30-40-е годы была проведена инвентаризация бабочек (442 вида). Экспедицией Башкирского сельскохозяйственного института в 1936-1939 гг. выявлен состав насекомых - вредителей леса. Первый аннотированный сводный список насекомых в послевоенные годы был подготовлен М. К. Насыровой. Энтомологические инвентаризационные работы продолжаются. Инвентаризация авифауны была проведена К. П. Филоновым (1963), рыб - Г. В. Парамоновым (1963).

Ликвидация заповедника в 1951 г. и последовавшая за этим интенсивная хозяйственная деятельность нарушили нормальный ход природных процессов. Поэтому после восстановления заповедника пришлось заново проводить весь комплекс инвентаризационных работ. В 1960 г. проведено полное лесопатологическое обследование, разработаны лесооздоровительные и лесовосстановительные меры.

Первый список сосудистых растений заповедника был составлен в конце 30-х годов Э. Э. Аникиной. В годы Великой Отечественной войны ботаники Башкирского заповедника изучали лекарственные растения, в том числе и такие, которые не входят в его флору: белладонну, наперстянку пурпурную, мак снотворный и др.

Материалы об изменениях в природе заповедника в период 1951 -1957 гг. послужили основой дальнейших исследований. Н. С. Мельникова выполнила серию геоботанических описаний, начала картирование растительности и существенно дополнила флористический список. Первый список флоры сосудистых растений был опубликован О. А. Мозговой (1971). Инвентаризация сосудистых растений Узянского участка закончена в 1979 г. (Жирнова, Алексеев, 1981; Жирнова, Алексеев, Чечеткин, 1984; Ухачева, 1984), флоры Прибельского участка еще не закончена. Геоботаническое картирование всей заповедной территории проведено в 80-е годы сотрудниками Ленинградского университета.

С первых лет в заповеднике ведется календарь природы. В 1963 г. вблизи центральной усадьбы заложен 7-километровый фенологический маршрут, действующий до сегодняшнего дня. Основу календаря природы составляют выделенные К. П. Филоновым (1963) фенологические времена года. Более чем 20-летние непрерывные наблюдения за сезонными изменениями дали интересный материал для обобщений и экологического прогнозирования. Сейчас в заповеднике три фенологических маршрута в разных ландшафтных районах.

Состояние растительности в разные годы фиксируется на постоянных пробных площадях, разбросанных по территории заповедника; учитываются продуктивность растительных сообществ, урожая ягод и грибов, геоботанические профили позволяют выявить изменения в структуре фитоценозов.

В 1958 г. в связи с учреждением Прибельского филиала началось изучение дикой бортевой пчелы. В 30-е годы была организована экспедиция АН СССР, основной задачей которой было исследование диких пчел, обитающих в горных районах Башкирии. После 2 лет работы была составлена карта ареала дикой башкирской бортевой пчелы и установлено, что ядро чистопородных пчел (Г. А. Кожевников назвал их "доисторическими") находится вблизи деревень Галиакберово и Гадильгараево Бурзянского района. Это было учтено при отведении территории под Прибельский филиал заповедника.

Первым стал исследовать бортевую пчелу в заповеднике Г. И. Чиглинцев. В 1959-1962 гг. он изучал биологические и хозяйственные особенности пчел, искал способы увеличения численности. Для выяснения деталей их экологии Г. И. Чиглинцев использовал рамочные ульи, создав научно-экспериментальные пасеки. Позднее диких пчел стал изучать Е. М. Петров (впоследствии директор заповедника).

Кроме исследования биологии и экологии они проделали трудоемкую работу по заселению пустующих бортей, что позволило через пять лет увеличить их число в 2,6 раза. Выяснена кормовая база пчел, ее состояние и перспективы в условиях Прибельского участка и другие вопросы. Результаты опубликованы в монографии "Башкирская бортевая пчела" (Петров, 1980).

В начале 70-х годов И. В. Шафиков начал изучение экстерьерных признаков диких пчел, генетических линий с особо ценным генотипом. Это было особенно важно, поскольку завезенные к этому времени в окрестности Прибельского участка чуждые породы пчел стали скрещиваться с дикой пчелой. образуя помесные семьи. Перед пчеловодами заповедника встала острая проблема - выяснить особенности экологии и экстерьерные признаки метизированных пчел, отобрать их и изолировать, постепенно увеличивать численность чистопородных диких пчел, исключив дальнейшую метизацию. Для этого вокруг Прибельского участка была создана охранная зона.

В конце 70-х - начале 80-х годов пчелы, приспособленные к сбору только нектара липы, сильно пострадали в период, когда липа по разным причинам не давала нестара несколько лет подряд. Кроме того, в 70-е годы пасеки Башкирии охватило тяжелое заболевание пчел - варроатоз, вызываемое паразитированием на теле пчел клещей варроа. Массовое распространение варроатоза на пасеках вокруг Прибельского филиала угрожало сохранности бортевых диких пчел (мер борьбы с варроатозом в условиях бортей не было). Было установлено, что варроатоз протекает легче в бортях, чем на пасеках (из-за особенностей жизни пчелосемьи, устройства и расположения бортей размножение клеща варроа затрудняется). Однако болезнь все же снижает жизнедеятельность и выживание бортевых пчел. На экспериментальных пасеках заповедника при всех неблагоприятных условиях всегда сохраняется не менее 70 бортевых пчелосемей.

В заповеднике уделяют большое внимание жизни пчелосемей, которые совершенна не зависимы от человека, обитая в естественных дуплах. Их начали изучать недавно, разрабатываются методы их учета. Работами по бортевому пчеловодству заповедника руководят сотрудники Всесоюзного НИИ пчеловодства.

В заповеднике на основе договоров о научном сотрудничестве работали ученые Московского, Ленинградского, Башкирского, Саратовского университетов, Московского лесотехнического, Башкирского сельскохозяйственного и педагогического институтов. Комплексная экспедиция Института археологии АН СССР с начала 60-х годов изучала настенные рисунки в Каповой пещере. В заповеднике проходят практику студенты Московского, Ленинградского, Куйбышевского, Башкирского, Саратовского, Казанского, Пермского, Горьковского университетов, Башкирского сельскохозяйственного, Омского педагогического институтов.

Работники научного и лесного отделов ведут природоохранную и биологическую пропаганду в соседних с заповедником районах Башкирии. В нескольких школах ими организованы лектории по охране природы. Музей природы заповедника ежегодно посещают 1-2 тыс. экскурсантов, для которых недалеко от центральной усадьбы организована экскурсионная тропа. В сопровождении экскурсоводов туристы поднимаются по тропе на отрог г. Башарт, любуясь со смотровой площадки красотой открывающегося ландшафта.

Уникальная природа заповедника охраняется сотрудниками лесного отдела. В заповеднике 6 кордонов. Большую помощь лесной охране оказывают общественные инспектора по охране природы, научные сотрудники, а также студенты - члены дружины охраны природы вузов Башкирии. Круглый год: и зимой, когда в заповеднике кормятся лоси, поздней осенью и весной во время их миграции, в сентябре во время рева маралов, в апреле, когда токуют глухари, - рейдовые группы лесной охраны с добровольными помощниками пресекают попытки нарушить заповедный режим. По сигналу, переданному по рации или телефону, верхом, пешком, на мотоцикле или снегоходе лесная охрана прибывает к месту нарушения. Только звери и птицы спокойно переходят эти рубежи, нередко спасаясь в заповеднике от браконьеров. Полувековая история Башкирского заповедника - это борьба за восстановление и сохранение природы Южного Урала.

В отличие от других заповедников, состоящих из разобщенных, но генетически и ландшафтно единых участков, существование в составе Башкирского заповедника двух специфических горных территорий, удаленных на сотню километров, осложняло их охрану, управление и изучение. Узянский участок представляет собой эталон южной тайги, Прибельский - смешанных широколиственных лесов. При тематической специфике, территориальной разобщенности, в силу природных различий и разной степени сохранности природного комплекса научные исследования должны проводиться в каждом из них по особым программам. Поэтому разделение заповедника на два самостоятельных - Башкирский и Шульган-Таш вполне разумно и приведет к большему эффекту в сохранении и изучении их природных ценностей.

© Позднякова Э.П., Лоскутов А.В., Скокова Н.Н. 1989
(с изменениями и дополнениями).

Ваш e-mail:
Введите 3 цифры: Введите 3 цифры с картинки в поле

Комментарий, вопрос,
сообщение об ошибке:

 
заповедники | национальные парки | федеральные заказники | биосферные ООПТ
о проекте | обратная связь

Подписка на новости:

Главная
Новости
Публикации
Новости сайта
Новости
Ссылки
Ф.Р. Штильмарк
Итоги конференций
Охраняемые территории
Проекты
Вакансии
Фонд Штильмарка
ГИС
Законы и документы
Организации
Федеральные
Водно-болотные угодья
Заповедники
Национальные парки
Заказники
Биосферные резерваты
Оценка репрез-ти_Дубинин
Смирнов_ООПТ Чукотки
Издание трудов Штильмарка
Библиотека 'Люди и заповедники'
О проекте
ООПТ
Премия имени Штильмарка
Чтения памяти Штильмарка
Штильмарк_абс-зап
Штильмарк_о проблемах
Штильмарк_таинство заповедания
Штильмарк_Принципы заповедности
Астафьев - Штильмарку, 2001
Никольский - Репрезентативность
Белоновская_горные ООПТ
\"Заповідна справа в Україні\"
Штильмарк_Драма или фарс
Штильмарк_Эволюция представлений
Борейко о Штильмарке, 2001
Штильмарк_Кондо-Сосв_зап.
Гусев_История баргузинского зап.
Shtilmark_history
Желтухин - Центрально-Лесной
Конференции
Богдо зонирование Трегубов 2007
Григорян_Севилья_2000
Биосферные заповедники_Соколов, 1988
часть 1
часть 2
Книжная полка
Морские ООПТ
Степные ООПТ
Завершен сбор конкурсных работ на соискание Премии имени Ф.Р. Штильмарка
Фото докладчиков
Чтения
Награждение лауреатов
Конференция
ШТИЛЬМАРКОВСКИЕ ЧТЕНИЯ, Москва, 19-20 апреля, 2018 г.
О природе и людях
Живой покров земли
Заповедная мерзлота
Герасимов Н.Н.
Кочнев А.А.
Урбанавичене И.Н.
Джамирзоев Г.С., Трепет С.А., Букреев С.А.