Жигулевский им. И.И. Спрыгина
Заповедник

Жигулевский им. И.И. Спрыгина
ПОДРОБНАЯ ИНФОРМАЦИЯ
РАСТИТЕЛЬНОСТЬ

Флора Жигулевского заповедника чрезвычайно разнообразна. Наиболее изучена флора сосудистых растений, однако их список нельзя считать исчерпывающим, поскольку ежегодно приходится вносить много уточнений. На современной территории заповедника к 1984 г. было достоверно зафиксировано 832 вида 90 семейств и 370 родов сосудистых растений, хотя 58 из этих видов последние 20 лет ни разу не были обнаружены. Наиболее разнообразны в заповеднике семейства сложноцветных (42 рода, 105 видов) и злаковых (31 род, 67 видов). Бобовых, гвоздичных, розоцветных и крестоцветных — от 38 до 47 видов. Половина семейств представлена 1—2 видами.

В научном и природоохранительном отношении наибольший интерес представляют виды, имеющие очень узкую область распространения (эндемики), произрастающие вне основного ареала, имеющие разорванный ареал или произрастающие на его границе (реликты), а также виды, редкие для флоры нашей страны в целом или для флоры крупного региона, в котором расположен заповедник. К числу «ценных» видов флоры заповедника следует также добавить те, которые имеют здесь «классическое» местонахождение, т. е. были впервые описаны и признаны наукой из сборов, сделанных на территории заповедника или его ближайших окрестностей. И наконец, к этой же довольно разнородной группе следует отнести виды, таксономическое положение которых до настоящего времени не получило всеобщего признания. Во флоре заповедника около сотни видов растений представляют особый интерес для флористики и систематики.

Особая достопримечательность флоры заповедника — узкие эндемики Жигулей, нигде в мире, кроме Жигулей, не встречающиеся. Все они, естественно, имеют в Жигулях, и в частности на территории заповедника, классические местонахождения. Это виды: молочай жигулевский, качим жигулевский, качим Юзепчука и разновидность солнцецвета скалоломного — солнцецвет жигулевский. Еще 22 вида растений признаются эндемиками различных более крупных регионов, включающих территорию заповедника. Так, довольно широко распространенный в Жигулях и на плато боярышник волжский в дикорастущем виде встречается только в узкой приволжской полосе в пределах Куйбышевской и Саратовской областей. Эндемичны для Приволжской возвышенности в целом астрагал Цингера, колокольчик волжский, лен украинский, пижма жестколистная, тонконог жестколистный.

В заповеднике 30 видов флоры признаются реликтами различных геологических эпох (Плак-сина, 1977). Среди них — третичные (плиоценовые) степные (гвоздика иглолистная, истод сибирский, клаусия солнцелюбивая, можжевельник казацкий, овсец пустынный, солнцецветы жигулевский и монетолистный, шаровница крапчатая) и лесные реликты (ветреница алтайская, володушка золотистая, короставник татарский, лазурник трехлопастный, медуница мягкая). Во флоре заповедника есть также реликты ледниковой эпохи — майник двухлистный и толокнянка обыкновенная. В этой группе характерны папоротники — голо-кучник Роберта, диплазий сибирский, костенец волосовидный. Группу более поздних реликтов ксеротермического периода представляют горец альпийский, козелец австрийский, копеечник Разумовского, терескен серый, эфедра двухколосковая. Науке стали известны 10 видов растений из сборов, сделанных в Жигулях. Кроме эндемичных среди них оказались и виды с широким ареалом: ковыль Лессинга, лядвенец жигулевский, овсяница волжская. Пять видов признаны редкими растениями флоры СССР и внесены в Красную книгу простого перечисления видов, признанных редкими. Дело в том, что их численность и состояние популяций в заповеднике могут существенно отличаться от аналогичных показателей в крупных регионах. Значение заповедника в сохранении генофонда флоры наиболее существенно в тех случаях, когда виды, редкие в обширных регионах, в заповеднике многочисленны и успешно восстанавливаются. Так, Жигулевский заповедник очень важен для сохранения короставника татарского, молочая жигулевского, пыльцеголовника красного, тонконога жестколистного, шаровницы крапчатой и шиверекии подольской.

В растительном покрове заповедника господствуют леса (93,7 % его общей площади). На материковом участке наибольшую площадь занимают леса с преобладанием липы мелколистной (10 851 га), на втором месте — осинники (5368 га). Сосновые леса (1811 га) встречаются почти исключительно в горной части, на наиболее крутых склонах и гребнях гор. Довольно много дубовых лесов (1664 га), обычны также березняки (1071 га) и леса с преобладанием клена остролистного (481 га). В пойменной части наибольшую площадь занимают леса с преобладанием осокоря, или черного тополя (113 га), встречаются леса с доминированием вяза гладкого (36 га), ольхи черной (13 га) и ветлы, или ивы белой (12 га).

Растительность островного участка заметно отличается от растительности пойменной террасы побережья. На о. Середыш возвышенная центральная гряда занята чистым мшистым бором (48 га) высокого бонитета и небольшими пятнами степной растительности. Более низкие участки заняты лесами из осокоря, ветлы и вяза, с редким подлеском из шиповника, жимолости лесной и крушины ломкой, которая достигает здесь 7 м высоты и принимает древовидную форму. Другая характерная особенность пойменного леса на островах — сплошной покров из ежевики. На безлесных участках встречаются пойменные луга с преобладанием злаков, хотя здесь нередки и фитоценозы с доминированием других влаголюбивых растений — плакун-травы (дербенника иволистного), касатика водного, птармики, валерианы волжской. Леса и луга в пойме произрастают на сформировавшихся почвах. На более примитивных почвах обычны тальники (кустарниковые ивы), при этом более высокие места на прирусловом валу занимают редкостойные заросли краснотала (шелюги красной, или вербы), а на пониженных пологих участках — густые заросли белотала (ивы трехтычинковой) с примесью ивы русской и некоторых других видов.

На пойменной террасе, вытянувшейся вдоль берега основного участка заповедника, сформировались леса с преобладанием осокоря, черной ольхи и белого тополя. Кустарниковых ив здесь почти нет, не развит и подлесок. Здесь отчетливо выражено влияние нагорных лесов; как примесь в древостое кроме ветлы и вяза встречается дуб, а во многих местах развит густой ярус подроста из клена остролистного. Нижний ярус сформирован злаками и разнотравьем.

В условиях горного ландшафта сохранилось больше всего естественных фитоценозов, среди которых издавна привлекали внимание ученых горные остепненные боры и каменистые степи Жигулей. Именно с этими типами растительности связана большая часть реликтов и эндемиков жигулевской флоры. Хотя каменистые степи занимают в заповеднике всего около 200 га, они отличаются исключительным разнообразием растительности и богатством флоры. Достаточно сказать, что на участках каменистых степей, занимающих менее 1% площади заповедника, произрастает более половины всех видов. Для каменистых степей характерна сложная временная ярусность, по нескольку раз в месяц меняется их цветовой наряд. На отдельных участках за вегетационный период отмечалось до 10 различных аспектов — от белоснежных апрельских ковров в массе цветущей шиверекии подольской до позднелетнего сиреневого аспекта цветущего тимьяна.

При всем многообразии каменистых степей их можно подразделить на 5 основных группировок: седое розеточное разнотравье (с васильком сумским, наголоваткой паутинистой); высокотравье (с полынью Маршалла, васильком русским, качимом высочайшим и др.); кустарниковую степь (с чилигой, вишней степной и другими степными кустарниками); разнотравно-злаковую степь (с ковылем перистым, овсецом пустынным и др.); растительность скал с обнажений (с комплексом накипных лишайников, эфедрой, кизильником черноплодным).

Большинство видов растений каменистых степей участвует в формировании нижнего яруса соседствующих со степями горных боров. Однако их травяно-кустарничковый ярус существенно отличается от этого яруса в каменистой степи. В частности, только в нижнем ярусе горных боров встречается толокнянка, по которой выделяется особый тип леса — горный бор с толокнянкой. На участках открытых каменистых степей толокнянка не встречается, хотя иногда образует хорошо развитые синузии в местах с нарушенным естественным покровом — на обочинах дорог, проходящих по гребням гор. Среди горных боров Жигулей преобладают чистые сосняки, на более пологих склонах в них формируется второй древесный ярус с преобладанием березы и примесью клена остролистного, липы мелколистной. Подлесок в горных лесах бывает не всегда и, как правило, состоит из степных кустарников — чилиги, ракитника, вишни степной, терна, спиреи зверобоелистной. На платообразных участках и северных склонах подлесок становится гуще и разнообразнее за счет лесных кустарников — шиповника коричного, жимолости лесной, бересклета бородавчатого, калины обыкновенной.

Горные сосняки — низкопроизводительные (среднего бонитета) и средней полноты (преимущественно от 0,5 до 0,8), большого возраста (от 100 до 240 лет). Сосна характеризуется довольно хорошим плодоношением, однако из-за поедания урожая животными и сильной инсоляции почвы всходов бывает очень мало. Кроме того, как только сосенки поднимутся выше уровня снежного покрова, их начинает активно повреждать лось, поэтому естественных сосновых молодняков в Жигулях практически нет. Сохраняются лишь единичные деревца на крутых открытых склонах близ дорог.

Нередко с горными сосняками и каменистыми степями соседствуют дубовые криволесья. Они больше похожи на кустарниковые заросли, чем на лес. Дуб здесь отличается исключительно низкой производительностью, его росту препятствуют не только бедность почвы, недостаток увлажнения и суровый микроклимат, но и постоянное объедание побегов лосем.

Северные и более пологие южные склоны, так же как и днища оврагов, заняты преимущественно лиственным лесом с преобладанием липы, реже осины, клена и березы, а также дуба. Как примесь очень широко распространен ильм горный, нередко образующий второй древесный ярус, а иногда участвующий в первом ярусе. В качестве примеси в древостое встречаются рябина обыкновенная, ива козья, черемуха, яблоня лесная и клен татарский. В подлеске лиственных горных лесов обычны кустарники, среди которых всюду преобладает лещина обыкновенная.

Для лиственных лесов заповедника и в горной части, и на плато характерна захламленность и густой подрост клена остролистного. Обе эти особенности вызваны исключительно сильным повреждением дуба и клена морозами зимы 1978/79 г., что привело к усыханию и суховершинности этих деревьев. Разреживание полога леса за счет отмирания крон дуба и клена способствовало усиленному росту всходов клена, в массе появившихся после чрезвычайно высокого семеношения клена в 1977 и 1978 гг. Усыхание дуба и клена в лесах Жигулей и плато Самарской Луки повлияло не только на жизнедеятельность древесно-кустарникового яруса. Разреживание полога леса привело к более мощному росту травянистых растений, не только цветущих ранней весной (ветреницы алтайская и лютиковая, медуница мягкая, чина весенняя, первоцвет крупночашечный), но и растений, обычно под пологом леса цветущих и плодоносящих очень слабо (ландыш, сныть). Коснулось это не только фоновых, но и редких видов: начиная с 1979 г. возросла численность и стали обильнее цвести и плодоносить некоторые орхидные: дремлик темно-красный, дремлик широколистный, пыльцеголовник красный.

Леса на плато Самарской Луки (в отличие от горных) в прошлом почти все были вырублены, поэтому здесь практически нет сосняков и высокоствольных дубрав. О существовании их в недалеком прошлом свидетельствуют редкие единичные сосны или небольшие группы среди осинников и липняков, а также участки порослевого дубового леса. Кроме того, на плато Самарской Луки на бывших вырубках сформировались довольно крупные участки лещинников с примесью липы, поскольку поросль других лиственных пород (клена, дуба, осины) сильно повреждается лосями. Восстановление лесов на таких вырубках задерживается на десятилетия, но липняки формируются быстрее. В долинах наиболее крупных оврагов на плато (Хмелевого, Безымянного, Ширяевского) развита луговая растительность. Весьма интересна высокотравная растительность Хмелевого оврага со значительным участием короставника татарского, дягиля лекарственного, купыря лесного, чины лесной, валерианы волжской, зорьки и др.

В зоне контакта лесного массива плато с лугово-степной растительностью долины Ширяевского оврага встречаются травянистые сообщества с доминированием купальницы европейской, горицвета весеннего, василька русского, а также лесные опушки с преобладанием черемухи, дикой яблони, клена татарского.


© Кудинов К.А.1989

Ваш e-mail:
Введите 3 цифры: Введите 3 цифры с картинки в поле

Комментарий, вопрос,
сообщение об ошибке:

 
заповедники | национальные парки | федеральные заказники | биосферные ООПТ
о проекте | обратная связь

Подписка на новости:

Главная
Новости
Публикации
Новости сайта
Новости
Ссылки
Ф.Р. Штильмарк
Итоги конференций
Охраняемые территории
Проекты
Вакансии
Фонд Штильмарка
ГИС
Законы и документы
Организации
Федеральные
Водно-болотные угодья
Заповедники
Национальные парки
Заказники
Биосферные резерваты
Оценка репрез-ти_Дубинин
Смирнов_ООПТ Чукотки
Издание трудов Штильмарка
Библиотека 'Люди и заповедники'
О проекте
ООПТ
Премия имени Штильмарка
Чтения памяти Штильмарка
Штильмарк_абс-зап
Штильмарк_о проблемах
Штильмарк_таинство заповедания
Штильмарк_Принципы заповедности
Астафьев - Штильмарку, 2001
Никольский - Репрезентативность
Белоновская_горные ООПТ
\"Заповідна справа в Україні\"
Штильмарк_Драма или фарс
Штильмарк_Эволюция представлений
Борейко о Штильмарке, 2001
Штильмарк_Кондо-Сосв_зап.
Гусев_История баргузинского зап.
Shtilmark_history
Желтухин - Центрально-Лесной
Конференции
Богдо зонирование Трегубов 2007
Григорян_Севилья_2000
Биосферные заповедники_Соколов, 1988
часть 1
часть 2
Книжная полка
Морские ООПТ
Степные ООПТ
Завершен сбор конкурсных работ на соискание Премии имени Ф.Р. Штильмарка
Фото докладчиков
Чтения
Награждение лауреатов
Конференция
ШТИЛЬМАРКОВСКИЕ ЧТЕНИЯ, Москва, 19-20 апреля, 2018 г.
О природе и людях
Живой покров земли
Заповедная мерзлота
Герасимов Н.Н.
Кочнев А.А.
Урбанавичене И.Н.
Джамирзоев Г.С., Трепет С.А., Букреев С.А.