Печоро-Илычский
Биосферный резерват

Печоро-Илычский
ПОДРОБНАЯ ИНФОРМАЦИЯ
РАСТИТЕЛЬНОСТЬ

Согласно последнему ботанико-географическо-му районированию европейской части СССР (Растительность европейской части СССР, 1980), территория Печоро-Илычского заповедника относится к Камско-Печорско-Западноуральской подпровин-ции (Евразийская таежная хвойно-лесная область — Евросибирская темнохвойно-таежная подобласть — Урало-Западносибирская провинция). Флористические черты, свойственные подпровинции в целом, в значительной степени присущи и району заповедника. Они обусловлены положением территории на контакте альпийских, европейских, сибирских, гипоарктических и других элементов флоры, барьерным эффектом Уральских гор, довольно энергичным эндемизмом на видовом уровне.

Район междуречья Печоры и Илыча привлекал внимание многих крупных флористов и геоботаников, внесших большой вклад в познание растительности Печоро-Илычского заповедника. Материалы изысканий В. С. Говорухина (1925—1926), В. Б. Со-чавы (1929), А. П. Шенникова (1923), Ю. Д. Цинзерлинга (1929), Ф. В. Самбука (1931 — 1932), А. А. Корчагина (1939—1940), многолетние работы Л. Б. Ланиной (1935—1968) нашли отражение в многочисленных статьях и монографических трудах. Среди последних — список сосудистых растений заповедника (Ланина, 1940), подробный обзор и классификация растительности северной его части (Корчагин, 1940). В. В. Федотов подготовил конспект флоры сосудистых растений, включивший описания 594 видов, относящихся к 273 родам 75 семейств (из них 132 редких для флоры заповедника) . На территории заповедника встречаются 11 редких и исчезающих видов цветковых растений, в том числе вудсия альпийская, гирчовник лесной, лапчатка Кузнецова, дендрантема Завадского, пион марьин корень; три вида, занесенные в Красную книгу СССР: минуарция Гельма, венерин башмачок настоящий, шиверекия подольская; 6 эндемичных уральских видов, в том числе остролодочник уральский (единственное местонахождение в европейской части СССР). Была обнаружена только одна популяция вида численностью около 400 экземпляров, которая находится в угасающем состоянии. Растения живут на осыпающемся сланцевом склоне.

Статистический анализ флоры заповедника по географическим элементам показывает высокий процент участия арктоальпийских и гипоарктических элементов (соответственно 13 и 10%). В то же время доля сибирских элементов флоры сравнительно невелика. Это свидетельствует о своеобразии флоры заповедника, выделяющейся на фоне региональной среднетаежной флоры подпровинции. Ряд флористических находок в сочетании с особенностями структуры растительности позволяет отнести часть территории заповедника к северной тайге.

Несмотря на относительную флористическую бедность района заповедника, следует отметить, что по соотношению количества видов разных семейств этот район уникален.

Особенности территориальной структуры растительности Печоро-Илычского заповедника, связанные со сложным геоморфологическим строением территории, высотной поясностью и другими факторами, нашли отражение в довольно дробном геоботаническом районировании, выполненном в 1940 г. А. К. Корчагиным. Схема эта практически совпадает со схемой А. М. Леонтьева, которая осталась неопубликованной, но приводится в ряде работ некоторых авторов.

А. А. Корчагин выделил на территории заповедника следующие геоботанические районы:

- Припечорской низменности;
- предгорный (увалистый);
- Верхнеилычской низменности;
- Горного Урала, включая две более низкие западные гряды Высокой Пармы и Чугр (Ляга-Чугра и др.);
- район долин рек Печоры, Илыча и их притоков.

Растительность Припечорской низменности весьма однообразна и представлена почти исключительно сосновыми лесми, сосновыми лесоболо-тами и моховыми болотами. Площадь еловых лесов незначительна. Распределение этих типов растительности и отдельных ассоциаций внутри их часто обусловлено характером рельефа. Приречные части флювиогляциальной равнины и третьей террасы заняты сосновыми борами, представленными лишайниковыми и зеленомошно-лишайниковыми ассоциациями и различными стадиями послепожарной сукцессии.

В некотором отдалении от реки, в неглубоких замкнутых понижениях, произрастают зеленомош-но-сфагновые сосняки с господством голубики и багульника болотного. Сосняки-зеленомошники богаче по видовому составу растительности, чем беломошники. В подлеске много шиповника, ивы пятитычинковой, в травяном покрове присутствуют земляника лесная, герань лесная. В центральных равнинных частях по более глубоким понижениям господствует сфагново-голубичный сосняк. В первый ярус боровых лесов часто выходит лиственница сибирская. По ручьевникам — заболоченные ельники и небольшие болотца с преобладанием сфагнума рыжеватого. При отдалении от рек резко возрастает площадь заболоченных участков. Здесь распространены большие болотные массивы и лесоболота.

Самое крупное болото этого геоботанического района — Гусиное в Якшинском лесничестве. Его площадь около 300 га, а мощность торфяной залежи — 5-6 м. Это одно из самых крупных болот Припечорской низменности. По границам массива отмечены контрастные проявления динамики растительности: заболачивание с выползанием сфагновой подушки и расселением ряда болотных видов за пределы болотного массива, интенсивное разболачивание с разрастанием зеленых лесных мхов (дикранума волнистого, дикранума Бергера, плеуроциума Шребера) и фронтальным наступлением кустарничков: водяники гермафродитной, водяники черной, багульника болотного, достигающего значительной высоты — 85—100 см. Скорость этих процессов зависит во многом от интенсивности и типа пожаров, которыми в прошлом затронута значительная часть сосняков этого района. Следует подчеркнуть, что пожары носили здесь естественный, климатически обусловленный характер (Корчагин, 1940).

Ложбины стока вод с верховых болот заняты густым травяным покровом с осокой шершавоплодной. Участки крупнотравных еловых лесов занимают узкую полосу по высоким поймам рек и ручьев.

85—90% площади предгорного (увалистого) района занимают темнохвойные леса из ели сибирской, кедра (сибирская кедровая сосна), пихты сибирской. Они разнообразны и представлены малым набором ассоциаций. Чаще господствует ель с примесью кедра в первом ярусе. Пихта преобладает на более дренированных участках леса, а в еловых заболоченных лесах в первый ярус выходит лишь изредка. Пожары 1924, 1925, 1934 и 1965 гг. обусловили наличие стадий сукцессии — березовых и елово-березовых лесов (береза пушистая, береза повислая). Площадь заболоченных лесов чрезвычайно велика. В то же время настоящих моховых болот мало, и они не достигают значительных размеров. Характерно наличие пихтового стланика в сырых заболоченных лесах Малой Пармы. Реликтовые березняки с ярусом можжевельника обыкновенного приурочены к корытообразным долинам небольших рек и ручьев.

Верхнеилычская низменность окружена высокими грядами возвышенностей и горами Урала. Для нее характерны особенно суровые природные условия. Несмотря на небольшую площадь, она резко отличается по составу растительности от других геоботанических районов заповедника, что дало основание А. А. Корчагину отнести этот район к северной тайге. Одной из черт его растительности является ухудшение роста древесных пород и понижение бонитета насаждений по сравнению с аналогичными ассоциациями в других районах.

В пределах Верхнеилычской низменности выделены два подрайона: Левобережный Приуральский (территория заповедника) и Лопъюгский. Первый из них представляет собой равнинную полосу, вытянутую вдоль подножий Урала. Почти вся она заболочена, за исключением узких приречных частей, где болота уступают место темнохвойным лесам — ельнику зеленомошному л господством черники и голокучника Линнея. Из болотной растительности характерны ассоциации сфагнума узколистного и сфагнума Гиргензона с участием в травяно-кустарничковом ярусе карликовой березы, пухоноса альпийского, шейхцерии болотной, мытников болотного и судетского. Часто встречаются сосново-сфагновые лесоболота с Кассандрой болотной, карликовой березой, пушицами влагалищной и широколистной. В северной части подрайона значительную часть территории занимают аапа-болота и сфагново-осоковые болота грунтового и переходного типов увлажнения с господством в моховом покрове сфагнума Варнсторфа и сфагнума мотыльковидного. Близ устья р. Пирс-ю находятся мезотрофные болота, флористически очень интересные. Достаточно отметить уникальные находки на них триостренника морского, трищетинника сибирского и ряда других видов. В долине р. Ичет-Ляга, на правом берегу,. расположены парковые кедровники зеленомошные с преобладанием в травяно-кустарничковом покрове черники и луговика извилистого. Примесь других древесных пород незначительна, отмечено хорошее возобновление кедра по границам подобных сообществ с мезотрофными и эвтрофными лесными болотами.

Лопъюгский подрайон занимает правый берег Илыча в пределах охранной зоны заповедника. Большие площади занимают здесь сосновые боры и своеобразные мезотрофные болота. Господствуют черничный и зеленомошно-лишайниково-черничный боры. Чистых лишайниковых боров нет. Лесоболота исключительно пушицевые. Своеобразие болот связано с их строением: каменистое ложе, перекрытое тонким слоем торфа. При обилии осадков болота «всплывают». Для этих болот характерны шейхцерия болотная, осока шаровидная, в моховом покрове — сфагнум Дузеня, сфагнум плосколистный.

Район Горного Урала наименее изучен, но наиболее разнообразен по характеру растительности. Единственная попытка обобщить материал по растительности и высотной поясности этого района — уже упомянутая схема А. А. Корчагина. Он выделил три основных вертикальных пояса: хвойных лесов (предгорный), горный (субальпийский) и высокогорный.

Пояс горных лесов (предгорный) с верхней границей 300-350 м над ур. моря представлен пихтарниками и ельниками Большой Пармы (сомкнутость крон — 0,7-0,8, высота древостоя — 14-18 м).

Горный (субальпийский) пояс делится на два подпояса: нижний (до 450-500 м) и верхний (до 600 м). Для нижнего характерны пихтарники или ельники щучково-черничные, ельники или пихтарники щучково-папоротниковые, ельники, пихтарники или березняки гераниево-вейниковые. Последние располагаются на сильно увлажненных склонах. Сомкнутость крон в нижнем подпоясе — 0,6-0,8, а высота древостоя — от 8-10 до 10-20 м. В верхнем подпоясе преобладают луговые сообщества, а лесные близки к ассоциациям нижнего подпояса, но отличаются от них появлением суховершинных хвойных деревьев, наличием чистых травянистых субальпийских березняков близ границы леса. Здесь уже попадаются поляны настоящих субальпийских лугов.

Береза извилистая образует криволесье только близ верхней границы леса. Высота криволесной формы — 2,5-4 м. Широко распространены березняки лишайниковые, голубично-лишайниковые, травянисто-болотные. Лиственничники в этом поясе отсутствуют.

Субальпийские луга представлены очень широко и разделяются на крупнотравные (борец высокий, чемерица Лобеля, реброплодник уральский и др.) и мелкотравные (луговик извилистый, душистый колосок обыкновенный).

Верхняя граница леса обычно находится примерно на высоте 550-650 м над ур. моря, хотя отдельные экземпляры ели встречаются на высоте 800 м и более. А. А. Корчагин указывает на три варианта верхней границы леса: субальпийские березняки, елово-пихтовые куртины стланца и отдельные островки елового леса среди осыпей. В. В. Федотовым и М. М. Серебряным установлено, что на склоне западной экспозиции г. Кычелиз граница леса на высоте 500-550 м образована парковым кедровником, а на склоне юго-западной экспозиции г. Кожимиз — елово-пихтовым крупнотравным лесом на высоте 600-620 м.

Высокогорный пояс разделен А. А. Корчагиным на три подпояса: нижний, средний и верхний. К первому он относит только участки склонов выше границы леса, занятые кустарниковыми группировками ивняков (ивы лапландская, седая, железистая и черниковидная), ерников из березы карликовой и тундровой, а также зарослей можжевельника сибирского. В этом же подпоясе встречаются злаково-разнотравные луга с овсяницей ложноовечьей, душистым колоском обыкновенным, белоусом обыкновенным.

К среднему альпийскому подпоясу отнесены горные тундры, представленные лишайниковыми, лишайниково-кустарничковыми, моховыми и травяно-кустарничково-моховыми группировками. Для лишайниковых и лишайниково-кустарничковых тундр характерен сплошной покров из лишайников родов кладония, цетрария, алектория и изредка стереокаулон, а в кустарничковом ярусе господствуют черника, водяника черная, арктоус альпийский. На моховых и мохово-кустарничковых тундрах моховой ковер составляют в основном гилокомиум пролиферум и дикранум скученный. Травяно-кустарничково-моховые группировки приурочены к местам, увлажненным талыми или грунтовыми водами. Верхний высокогорный (гольцовый) пояс охарактеризован А. А. Корчагиным как фрагментарный. Однако многолетние исследования на горных массивах северной части территории заповедника показали наличие четко выраженного гольцового подпояса с господством арктоальпийской флоры (ива травянистая, ива полярная, диапепсия лапландская) на массивах Кожимиз, Кычелиз, Макариз и на других хребтах.

Долины рек чрезвычайно разнообразны в геоботаническом отношении. Здесь выделены два главных подрайона: долина Илыча, в средней части которой представлены редчайшие группировки петрофитной растительности на известняковых и сланцевых скалах, и долины Печоры и ее малых притоков.

Интересны бечевники малых рек, которые активно заселяются растительностью, на которых образуются островные группировки. Прибрежная часть русла занята видами рода нардосмия (нардо-смия гладкая и нардосмия холодная). На каменистых бечевниках и поймах рек доминируют канареечниковые группировки (канареечник тростниковидный). В обилии встречаются лук-скорода, гвоздика пышная, элимус собачий. На береговых валах Илыча развиты высокобонитетные пихтарники с крупнотрав© ьем.

Д.В.Житенев, М.М.Серебрянный, 1988 г.

Ваш e-mail:
Введите 3 цифры: Введите 3 цифры с картинки в поле

Комментарий, вопрос,
сообщение об ошибке:

 
заповедники | национальные парки | федеральные заказники | биосферные ООПТ
о проекте | обратная связь

Подписка на новости:

Главная
Новости
Публикации
Новости сайта
Новости
Ссылки
Ф.Р. Штильмарк
Итоги конференций
Охраняемые территории
Проекты
Вакансии
Фонд Штильмарка
ГИС
Законы и документы
Организации
Федеральные
Водно-болотные угодья
Заповедники
Национальные парки
Заказники
Биосферные резерваты
Оценка репрез-ти_Дубинин
Смирнов_ООПТ Чукотки
Издание трудов Штильмарка
Библиотека 'Люди и заповедники'
О проекте
ООПТ
Премия имени Штильмарка
Чтения памяти Штильмарка
Штильмарк_абс-зап
Штильмарк_о проблемах
Штильмарк_таинство заповедания
Штильмарк_Принципы заповедности
Астафьев - Штильмарку, 2001
Никольский - Репрезентативность
Белоновская_горные ООПТ
\"Заповідна справа в Україні\"
Штильмарк_Драма или фарс
Штильмарк_Эволюция представлений
Борейко о Штильмарке, 2001
Штильмарк_Кондо-Сосв_зап.
Гусев_История баргузинского зап.
Shtilmark_history
Желтухин - Центрально-Лесной
Конференции
Богдо зонирование Трегубов 2007
Григорян_Севилья_2000
Биосферные заповедники_Соколов, 1988
часть 1
часть 2
Книжная полка
Морские ООПТ
Степные ООПТ
Завершен сбор конкурсных работ на соискание Премии имени Ф.Р. Штильмарка
Фото докладчиков
Чтения
Награждение лауреатов
Конференция
ШТИЛЬМАРКОВСКИЕ ЧТЕНИЯ, Москва, 19-20 апреля, 2018 г.
О природе и людях
Живой покров земли
Заповедная мерзлота
Герасимов Н.Н.
Кочнев А.А.
Урбанавичене И.Н.
Джамирзоев Г.С., Трепет С.А., Букреев С.А.