Лапландский
Биосферный резерват

Лапландский
ПОДРОБНАЯ ИНФОРМАЦИЯ
НАУЧНАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ

Академик А. Е. Ферсман писал в 1932 г. про Монче- и Чунатундры: «Впервые три года тому назад экспедиция Академии наук под руководством Г. Д. Рихтера обошла эти тундры и дала первую карту, весьма удачно намечая основные черты этой области...» (Путеводитель по Хибинским тундрам, 1932, с. 191). Так началось изучение территории заповедника. Физико-географическое описание бассейна оз. Имандры составил Г. Д. Рихтер, а геоморфология и почвы территории самого заповедника описаны в 1948 г. К. В. Зворыкиным. Первичная инвентаризация флоры цветковых и высших споровых заповедника проведена Т. П. Некрасовой (1960), а лишайников и мхов — Н. М. Пушкиной (1960). Те же ботаники изучали растительность Чунатундры (Некрасова), а также восстановление растительного покрова на лесных гарях (Пушкина,1960). Исследования продолжаются: в борах долины р. Чуны сохраняются 48 площадок для повторного изучения сукцессии растительности после пожара или вырубки леса. Стационарное направление ботанических работ характерно для второго периода жизни заповедника (с 1958 г.). С 1963г. ежегодно учитывается урожай ягод морошки, черники, брусники и вороники на 9 стационарных площадках, а в 1964 г. организован учет плодоношения сосны и ели. Эти учеты важны не только потому, что семена обеспечивают естественное возобновление леса, — они, равно как и ягоды, являются кормовым ресурсом многих лесных животных. Выявлена корреляционная зависимость урожая ягодников и семян хвойных пород от метеорологических условий предшествующих периодов вегетации (Семенов-Тян-Шанский, 1978; Аблаева, 1983). Вариационно-статистический метод применялся нами и при исследовании фенологических явлений (Семенов-Тян-Шанский, 1947, 1978; Семенов-Тян-Шанский, Аблаева, 1983). В последние годы ботаники изучают растительный покров и составляют геоботаническую карту всей территории заповедника.

Научный профиль заповедника с самого начала был и остается зоологическим. Изучение дикого оленя началось даже до открытия заповедника — в 1929 г. Г. М. Крепе провел первый учет их на горных зимовках заповедника. Изучение экологии «дикаря» и колебаний его численности на протяжении 56 лет позволило установить цикличность этих колебаний и раскрыть ее причины (Крепе, 1928, 1934; Семенов-Тян-Шанский, 1948, 1977, 1982, и др.; Макарова, 1976, и др.).

В первый период существования заповедника (1931 —1951) изучалась экология всех промыслово-охотничьих зверей: горностая, лисицы, куницы, росомахи (Насимович, 1948), медведя (Насимович, Семенов-Тян-Шанский, 1951), выдры (Владимирская и др., 1953), белки (Владимирская, 1948), ондатры (Новиков, 1937), бобра (Семенов-Тян-Шанский, 1938, и др.), лося (Семенов-Тян-Шанский, 1948). Сделан эколого-фаунистический обзор птиц (Владимирская, 1948), исследовались биоценозы еловых лесов (Новиков, 1956), экология тетеревиных птиц (Семенов-Тян-Шанский, 1959), а с 1949 г. — промысловых рыб: форели, хариуса и сига (Владимирская).

После восстановления заповедника в 1958 г. исследовались последствия человеческого вмешательства в природу: сукцессии растительного покрова на вырубках, влияние загрязнения воды и снижение уровня Имандры на рыбные ресурсы, влияние техногенного загрязнения атмосферы на биоту.

В содружестве с Институтом эволюционной морфологии и экологии животных (ИЭМЭЖ) АН СССР в 1961 —1971 гг. изучалась экология сига

(Решетников, 1980); А. М. Гиляров (МГУ) исследовал планктон озер заповедника. О. И. Семенов-Тян-Шанский и А. Б. Брагин на протяжении 20 лет изучали режим инкубации тетеревиных птиц и уток с помощью специально для этого сконструированных автоматических дистанционных приборов (Брагин, 1974; Семенов-Тян-Шанский, 1983); результаты исследования цитируются в сводке Пальмера «Водоплавающие птицы Северной Америки» (Palmer, 1976) и в «Руководстве по птицам Средней Европы». Проведены многолетние исследования экологии лесных полевок и двух видов леммингов (Новиков, 1941; Насимович и др., 1948; Кошкина, ряд статей 1953— 1966; Семенов-Тян-Шанский, 1970, 1972; и другие работы).

«Летопись природы» ведется с 1958 г.

В 1978 г. на Чунозере организована метеорологическая станция.

Учеты некоторых животных приближаются к абсолютным, так как охватывают всю территорию заповедника (лось, медведь, бобр, лебедь) или даже весь ареал обитания (дикий олень), другие учитываются на постоянных пробных лентах или трансектах (тетеревиные, водоплавающие и певчие птицы, мелкие млекопитающие). Персонал научного отдела с 3—4 человек в 1936 и 1961 —1965 гг. увеличился до 18 в 1984 г. (заместитель директора по научной работе, 5 зоологов, 3 ботаника, 3 метеоролога и 6 лаборантов).

Из научных организаций с заповедником тесно связаны Полярно-альпийский ботанический сад (г. Кировск) и Лаборатория охраны природы Кольского филиала АН СССР (г. Апатиты), Институт географии АН СССР, Институт эволюционной морфологии и экологии животных АН СССР (Москва), Московский, Ленинградский, Воронежский университеты и др.

Признанием большого экологического значения Лапландского заповедника служит присвоение ему в 1985 г. статуса биосферного.

Первый дом, построенный в 1930 г. на берегу Чунозера, в котором Г. М. Крепе жил во время работы в заповеднике, переоборудован в мемориальный музей. В нем выставлены некоторые документы по истории заповедника, старые планы, фотографии, картины, написанные в заповеднике художниками, чучела животных. Музей используется для работы с экскурсантами.

При ликвидации заповедника в 1951 г. часть его коллекций, в том числе все чучела животных, поступили в Мурманский краеведческий музей, составив существенную часть экспозиции в отделе природы. Заповедник продолжает снабжать музей фотографиями и другими материалами для экспозиции и фондов. Лапландскому заповеднику в музее посвящен отдельный стенд.

Сотрудники заповедника читают лекции по охране природы в школах, клубах и на предприятиях в разных городах Мурманской области.

Территория заповедника разделена на 4 лесничества. Охрана базируется на 7 кордонах, размещенных по северной, восточной и южной границам заповедника; проектируется постройка еще двух, на западной границе. В штате охраны — главный лесничий, 5 лесничих, 8 лесотехников и 30 лесников. Внутри заповедника есть несколько избушек для проживания во время полевых работ, но постоянного жилья нет, нет и дорог, поэтому летом лесники совершают обходы пешком, а зимой — на лыжах и мотонартах. Все кордоны обеспечены двусторонней радиосвязью с управлением заповедника в Мончегорске и между собой.

В первые годы единственным видом зимнего транспорта служили оленьи упряжки (6 домашних оленей в 1931 г., 50 в 1951 г.). В 1958 г. заповедник отказался от оленьего транспорта и приобрел несколько лошадей и автомашину. После постройки в 1965 г. автодороги Мурманск — Ленинград и подъездной дороги к Чунозерской усадьбе он полностью перешел на автотранспорт. Для сообщения летом по озерам до 1935 г. заповедник имел несколько карбасов — легких парусно-гребных поморских лодок, а с 1937 до 1965 г. для связи с внешним миром держал на оз. Имандре моторный катер или дору.

Охраной лесов от пожара занимается авиапатрульная служба, кордоны снабжены ранцевыми опрыскивателями и другим инвентарем. Благодаря этим мерам после 1960 г. в заповеднике не было ни одного пожара. В прошлые годы его леса нередко горели, особенно в 1936, 1940, 1950, 1958 и 1960 гг.

Самый распространенный вид нарушений в настоящее время — рыбная ловля, иногда порубка леса или охота. Охрана заповедника достаточно эффективна для борьбы с отдельными нарушителями, но не в состоянии предупредить вторжение «механизированных» браконьеров. Долгое время заповедник был открыт для туризма, что представляло явную опасность, прежде всего в пожарном отношении (в Мурманской области большинство пожаров начинается в выходные дни, при массовом выезде горожан «на природу»). Нередко туристы, считая пропуск пустой формальностью, проникали на заповедную территорию, минуя охрану. «Дикие» туристы, предоставленные самим себе, не раз попадали в затруднительное положение.

С 1974 г. заповедник закрыт для туризма, допускаются только организованные автобусные экскурсии продолжительностью несколько часов на Чунозерскую усадьбу.

© О.И.Семенов-Тянь-Шанский

Ваш e-mail:
Введите 3 цифры: Введите 3 цифры с картинки в поле

Комментарий, вопрос,
сообщение об ошибке:

 
заповедники | национальные парки | федеральные заказники | биосферные ООПТ
о проекте | обратная связь

Подписка на новости:

Главная
Новости
Публикации
Новости сайта
Новости
Ссылки
Ф.Р. Штильмарк
Итоги конференций
Охраняемые территории
Проекты
Вакансии
Фонд Штильмарка
ГИС
Законы и документы
Организации
Федеральные
Водно-болотные угодья
Заповедники
Национальные парки
Заказники
Биосферные резерваты
Оценка репрез-ти_Дубинин
Смирнов_ООПТ Чукотки
Издание трудов Штильмарка
Библиотека 'Люди и заповедники'
О проекте
ООПТ
Премия имени Штильмарка
Чтения памяти Штильмарка
Штильмарк_абс-зап
Штильмарк_о проблемах
Штильмарк_таинство заповедания
Штильмарк_Принципы заповедности
Астафьев - Штильмарку, 2001
Никольский - Репрезентативность
Белоновская_горные ООПТ
\"Заповідна справа в Україні\"
Штильмарк_Драма или фарс
Штильмарк_Эволюция представлений
Борейко о Штильмарке, 2001
Штильмарк_Кондо-Сосв_зап.
Гусев_История баргузинского зап.
Shtilmark_history
Желтухин - Центрально-Лесной
Конференции
Богдо зонирование Трегубов 2007
Григорян_Севилья_2000
Биосферные заповедники_Соколов, 1988
часть 1
часть 2
Книжная полка
Морские ООПТ
Степные ООПТ
Завершен сбор конкурсных работ на соискание Премии имени Ф.Р. Штильмарка
Фото докладчиков
Чтения
Награждение лауреатов
Конференция
ШТИЛЬМАРКОВСКИЕ ЧТЕНИЯ, Москва, 19-20 апреля, 2018 г.
О природе и людях
Живой покров земли
Заповедная мерзлота
Герасимов Н.Н.
Кочнев А.А.
Урбанавичене И.Н.
Джамирзоев Г.С., Трепет С.А., Букреев С.А.