Кандалакшский
Заповедник

Кандалакшский
ПОДРОБНАЯ ИНФОРМАЦИЯ
НАУЧНАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ

Изученность разных компонентов природных комплексов заповедника неодинакова. Изучение флоры Кольского полуострова началось еще в XVII в. За 300 лет здесь поработали многие ботаники. Однако островные территории мало интересовали исследователей, и до образования заповедника они оставались почти неизученными. Известно, что в гербарии Ленинградского университета хранятся небольшие сборы с островов Кандалакшско-го залива, сделанные в 1880 г. Н.В. Кудрявцевым и в 1903 г. Р.Ф. Ниманом. На некоторых островах Семиостровского архипелага (Харлов, Кувшин, Вешняк) в 1887 г. собирал образцы мхов В. Ф. Бротерус. Айновы острова первым из ботаников посетил в 1912 г. К. Регель, позднее здесь работали К. Линкола, Е. Хейрен и Р. Каллиола, но опубликованные этими исследователями материалы носили лишь предварительный характер. Значительно лучше были изучены прибрежные участки материка. В частности, на побережье у Семи островов в конце XIX — начале XX в. проводили флористические сборы В.Ф. Бротерус, Р. Энвальд, Р.Ф. Ниман и Р. Поле; геоботаническое обследование района выполнили в 1889 г. А.О. Чильман и в 1912 г. — К. Регель. Еще раньше, в 60-х годах позапрошлого века, Н.Я. Фельманом и М. Бреннером была выявлена уникальность флоры Турьего мыса, где они обнаружили много редких видов растений. С этого времени Турий мыс постоянно интересовал ботаников. В последние десятилетия здесь интенсивно работали сотрудники Полярно-альпийского ботанического сада, которые и подняли вопрос о включении этого участка в состав заповедника. Они продолжают свои исследования и в настоящее время по договору с заповедником.

На остальной его территории интенсивные флористические и геоботанические работы начались в 1962—1964 гг., когда экспедиционный отряд Московского университета под руководством В.Н. Вехова обследовал о. Великий и Кемь-лудский архипелаг. В дальнейшем ботаники заповедника И.П. Бреслина, А.Б. Георгиевский и другие подробно изучили флору и растительность почти на всей его территории. Результаты этих исследований опубликованы в VII выпуске Трудов заповедника (1969) и в ряде сборников ЦНИЛ Главохоты РСФСР (1981 и др.).

Млекопитающие изучены недостаточно, так как в Кандалакшском заповеднике они являются второстепенным объектом охраны. Только мышевидные грызуны изучаются постоянно. Начало этим исследованиям было положено в 50-е годы Т.В. Кошкиной, затем их продолжили Н.С. Бойко и другие сотрудники. Биологию серого тюленя изучали В.Н. Карпович, В.Д. Коханов, И.П. Татаринкова (1967).

Паразитологические исследования в заповеднике проводили В.Г. Кулачкова и В.Н. Карпович.

Поскольку заповедник по существу орнитологический, полнее всего исследована орнитофауна, первые сведения о которой были получены еще в XVIII—XIX вв. Начиная с первой экспедиции Российской Академии наук на Белое море и в Русскую Лапландию, проведенной под руководством И.И. Лепехина в 1771 —1772 гг., и до первой мировой войны путь всех биологов, следовавших из Петербурга в Колу (административный центр края), обязательно пролегал либо морем вокруг Кольского полуострова, либо морем же до Кандалакши, а затем по суше до Кольского залива. При этом члены экспедиций следовали мимо тех или иных островов, входящих сейчас в состав заповедника, а иногда и высаживались на них. Однако наблюдения были отрывочными и сводились главным образом к регистрации отдельных видов птиц и их коллекционированию. Опубликованные материалы обычно характеризовали фауну того или иного района в целом, и лишь в немногих работах содержатся сведения о птицах конкретных островов заповедника.

В частности, на некоторых ныне заповедных островах Кандалакшского залива побывали в 1869 г. братья К. и Г. Аубель, а в 1880 г. — Ф.Д. Плеске и В.В. Лавров. Затем, только через 51 год, острова в вершине залива обследовал А.Н. Дубровский, работа которого стала обоснованием для организации заповедника.

В 1880 г. экспедиционный отряд Санкт-Петербургского общества естествоиспытателей под руководством А.М. Никольского посетил о. Большой Гусинец из группы Гавриловских островов. В 1929 г. Семиостровский архипелаг обследовал А.Н. Формозов, обративший основное внимание на состояние гагачьих гнездовий. Его работа привлекла внимание орнитологов к этим островам, и в 1932 г. здесь побывал Е.П. Спангенберг, составивший первый фаунистический список птиц островов и прилегающего побережья материка.

Лучше всего в дозаповедный период были изучены Айновы острова. О наличии здесь массовых гнездовий тупиков сообщил еще в 1843 г. А.Ф. Миддендорф, а в 1861 г. К. Соловцов подробно описал эти колонии. В 1908 г. Айновы острова посетил полярный исследователь Н.В. Пинегин, а в 1910 г. — П.А. Мавродиади. Постепенно о природе этих островов были накоплены сведения, давшие возможность Л.О. Белопольскому уже в 1946 г. поднять вопрос об их заповедании.

Наиболее интенсивно орнитологические исследования разных направлений развернулись в Кандалакшском заливе и на Мурмане после организации здесь государственных заповедников. На Семи островах еще до войны были выполнены три крупные работы: В.С. Успенским — по биологии гаги, Ю.М. Кафтановским, изучавшим чистиковых птиц Восточной Атлантики, и В.М. Модестовым, исследовавшим биологическое значение колониального поведения у птиц. Все три автора погибли на фронтах Великой Отечественной войны, и их работы были опубликованы посмертно в 1946, 1951 и 1967 г.г. В послевоенный период изучение птиц Баренцева моря было продолжено на Семи островах и начато в новых филиалах заповедника на Айновых островах (Т.Д. Герасимовой) и на Новой Земле (С.М. Успенским) . Всеми этими исследованиями руководил Л.О. Белопольский, подготовивший в итоге монографию «Экология морских колониальных птиц Баренцева моря» (1957).

В 50-60-е годы на Айновых островах работали Н.Н. Скокова и В.Д. Коханов, составившие сводку «Фауна птиц Айновых островов» (1967), а с 1963 г. до настоящего времени — И.П. Татаринкова, исследовавшая биологию гаги, чаек, тупиков и куликов.

На островах Кандалакшского залива более 30 лет работает старейший научный сотрудник заповедника В.В. Бианки, перу которого принадлежат десятки публикаций о птицах самых различных групп, в том числе монография «Кулики, чайки и чистиковые Кандалакшского залива» (1967). Здесь же В.Д. Коханов провел ряд детальных исследований по биологии некоторых редких и малоизученных видов птиц, из которых следует особо отметить интересные работы о клестах и кукше. В разные годы в Кандалакшском заливе работали также и другие орнитологи (К.Н. Благосклонов, 3.М. Баранова, Н.С. Бойко).

В течение почти всего времени существования заповедника регулярно проводилось кольцевание птиц, и их помечено уже более 360 тыс. Это позволило подробно изучить сезонное размещение и по-пуляционную экологию многих видов. С 1958 по 1963 г. при заповеднике существовала Северная орнитологическая станция, по плану которой проводилось изучение миграций птиц в пределах всего Белого моря и были начаты зимние авиаучеты водоплавающих птиц на Белом море и Мурмане. К этому же времени относится экспедиция на о. Вайгач, когда по заданию Главохоты РСФСР сотрудники заповедника обследовали состояние популяции гаги этого района, а попутно и всей его орнитофауны. По итогам работ орнитологической станции опубликованы сводки В.Н. Карповича, В.Д. Коханова «Фауна птиц острова Вайгач и северо-востока Югорского полуострова» (1967), В.В. Бианки, В.Д. Коханова, Н.Н. Скоковой «Осенний пролет водоплавающих птиц на Белом море» (1975).

Поскольку жизнь основного охраняемого в заповеднике вида — обыкновенной гаги — связана в разные сезоны года с различными районами Белого моря и Мурмана, неоднократно проводились экспедиционные выезды по всему этому региону. В 70-е годы эта работа была расширена и охватила фауну водоплавающих птиц Белого моря в целом. Одновременно под руководством сотрудников заповедника было организовано совместно с Географическим обществом СССР несколько экспедиций для обследования орнитофауны глубинных районов Кольского полуострова. В результате накопился материал, позволивший коллективу заповедника приступить к составлению многотомной сводки «Птицы Мурманской области и Белого моря».

Гидробиологические и ихтиологические работы на Белом море и Мурмане начались в конце XIX в., а особенное развитие получили после создания в 1921 г. Плавучего морского НИИ. Позднее было организовано еще несколько институтов и биостанций, занимавшихся изучением биологии северных морей. Но, несмотря на это, до организации заповедников почти никаких исследований на их современной территории проведено не было. Только в заливе Бабье море у о. Великого Г.С. Гурвич обследовал бентос (в 1932 г.).

Систематическое обследование морской флоры и фауны на заповедной территории было начато в 1939 г. на Семи Островах и в 1946—1948 гг. в Кандалакшском заливе. В обоих случаях исследования были ограничены зоной литорали. Особенно масштабные работы проводились в вершине Кандалакшского залива, где их выполнял отряд Зоологического института МГУ под руководством В.А. Броцкой. В дальнейшем гидробиологические работы велись почти во всех отделах заповедника и охватили не только литораль, но и мелководья до глубины 15—20 м, а в Порьей губе — еще глубже. В этих исследованиях участвовали гидробиологи заповедника, Московского и Ленинградского университетов, Зоологического института Академии наук, Мурманского морского биологического института и других учреждений. История гидробиологических исследований в акватории заповедника опубликована (Шкляревич, 1984). Однако морская фауна заповедных участков изучена еще слабо, особенно рыбы.

Еще слабее изучена фауна наземных беспозвоночных. Единственным крупным исследованием в этой области явился цикл работ по почвенным беспозвоночным, выполненный в 70-е годы группой сотрудников ИЭМЭЖ АН СССР под руководством Ю.Б. Бызовой.

Начиная с 1948 г. собираемые в заповеднике сведения о состоянии природных биоценозов оформляются в виде ежегодных «Летописей природы». Содержащиеся в них материалы позволяют при необходимости восстановить картину хода природных процессов за тот или иной период, проанализировать и объяснить их. Для получения сравнимых данных за разные годы в заповеднике заложено более 100 стационарных площадок и маршрутов, на которых проводятся наблюдения за животным и растительным миром. Постоянными стационарами можно считать многие малые острова, где ежегодно проводится абсолютный учет гнездящихся птиц. Такой же полный учет постоянно ведется на ряде птичьих базаров. В фондах заповедника накоплен огромный архивный материал: картотека встреч животных — более 140 тыс. данных, картотека гнезд птиц — более 25 тыс.; в других картотеках содержится еще около 100 тыс. сведений. Гербарий высших растений состоит из 2650 листов, гербарий мхов и лишайников — из почти 2000 листов.

Заповедник неоднократно вносил на рассмотрение Мурманского облисполкома, органов управления охотничьим хозяйством и в другие инстанции предложения по охране природных ресурсов района Белого моря, по которым была полностью запрещена охота на пернатую дичь на прилегающей к Кольскому полуострову акватории Белого и Баренцева морей; создан Керетский морской заказник в Лоухском районе Карельской АССР; разработан совместно с Лапландским заповедником аннотированный список наземных животных, подлежащих на территории Мурманской области полной охране; объявлена памятником природы уникальная группа осин-долгожителей в Ковдозерском лесхозе; определены границы водно-болотных угодий международного значения в Кандалакшском заливе и разработаны мероприятия по охране этого водоема. В настоящее время разработан проект размещения на Европейском Севере РСФСР охраняемых территорий, обеспечивающих сохранение и благополучное существование здесь водоплавающих птиц.

По результатам проведенных в заповеднике исследований изданы 9 выпусков Трудов Кандалакшского заповедника и 1 выпуск Трудов заповедника Семь Островов, более 400 научных работ опубликованы в различных тематических сборниках и периодической литературе.

Штат научного отдела заповедника в 80-е годы состоял из 8 научных сотрудников (3 орнитолога, териолог, 2 зоолога широкого профиля, гидробиолог, ботаник), 6 лаборантов, 4 технических работников и 2 сезонных рабочих. Для сбора научного материала привлекаются к работе студенты и юннаты, что содействует подготовке научных кадров. Всего в заповеднике прошли производственную практику более 1,5 тыс. студентов и около тысячи юннатов.

Коллектив заповедника активно ведет пропаганду научных знаний. Почти 180 тыс. человек посетили Музей природы, открытый в 1957 г. В местной периодической печати опубликовано около 600 популярных заметок. Издано несколько очерков о заповеднике, неоднократно проводились съемки кинофильмов о его природе.

Территория заповедника разделена на 4 лесничества: Северное с конторой в г. Кандалакше, Великоостровское — в пос. Лесозаводском, Терское — в пос. Умба, Баренцевоморское — в пос. Дальние Зеленцы. Охрана территории возложена на лесной отдел, в штате которого состоят 37 постоянных работников и 9 сезонных лесохозяйственных рабочих и пожарных сторожей. Во всех обходах имеются либо кордоны (12), либо меньшие по размеру сторожевые избушки (13). Большинство из них имеет радиосвязь с конторами лесничеств. Для выполнения охранных и хозяйственных задач во всех лесничествах имеются морские суда типа МРВ или МСП, на Белом море все лесники обеспечены быстроходными моторными лодками. В лесной зоне в ряде пунктов построены вышки, на которых в пожароопасный период устанавливается дежурство силами лесников, пожарных сторожей, студентов и юннатов. Ежегодно осуществляется авиационная охрана лесов от пожаров. Во всех беломорских лесничествах имеются пожарно-химические станции (ПХС). Такая организация охраны позволяет успешно выполнять стоящие перед лесным отделом задачи.

В 1982 г. за успехи в научных исследованиях и охране природы Кольского полуострова и в связи с 50-летием со дня организации Кандалакшский заповедник награжден Почетной грамотой Президиума Верховного Совета РСФСР.


© Карпович В.Н. Кандалакшский заповедник. // Заповедники СССР. Заповедники европейской части РСФСР. I. - М., Мысль, 1988. с. 20-60.

Ваш e-mail:
Введите 3 цифры: Введите 3 цифры с картинки в поле

Комментарий, вопрос,
сообщение об ошибке:

 
заповедники | национальные парки | федеральные заказники | биосферные ООПТ
о проекте | обратная связь

Подписка на новости:

Главная
Новости
Публикации
Новости сайта
Новости
Ссылки
Ф.Р. Штильмарк
Итоги конференций
Охраняемые территории
Проекты
Вакансии
Фонд Штильмарка
ГИС
Законы и документы
Организации
Федеральные
Водно-болотные угодья
Заповедники
Национальные парки
Заказники
Биосферные резерваты
Оценка репрез-ти_Дубинин
Смирнов_ООПТ Чукотки
Издание трудов Штильмарка
Библиотека 'Люди и заповедники'
О проекте
ООПТ
Премия имени Штильмарка
Чтения памяти Штильмарка
Штильмарк_абс-зап
Штильмарк_о проблемах
Штильмарк_таинство заповедания
Штильмарк_Принципы заповедности
Астафьев - Штильмарку, 2001
Никольский - Репрезентативность
Белоновская_горные ООПТ
\"Заповідна справа в Україні\"
Штильмарк_Драма или фарс
Штильмарк_Эволюция представлений
Борейко о Штильмарке, 2001
Штильмарк_Кондо-Сосв_зап.
Гусев_История баргузинского зап.
Shtilmark_history
Желтухин - Центрально-Лесной
Конференции
Богдо зонирование Трегубов 2007
Григорян_Севилья_2000
Биосферные заповедники_Соколов, 1988
часть 1
часть 2
Книжная полка
Морские ООПТ
Степные ООПТ
Завершен сбор конкурсных работ на соискание Премии имени Ф.Р. Штильмарка
Фото докладчиков
Чтения
Награждение лауреатов
Конференция
ШТИЛЬМАРКОВСКИЕ ЧТЕНИЯ, Москва, 19-20 апреля, 2018 г.
О природе и людях
Живой покров земли
Заповедная мерзлота
Герасимов Н.Н.
Кочнев А.А.
Урбанавичене И.Н.
Джамирзоев Г.С., Трепет С.А., Букреев С.А.
Итоги конкурса на соискание Премии имени Ф.Р. Штильмарка 2019 года
Выписка из протокола заседания жюри, номинация «Достижения в науке»
Выписка из протокола заседания жюри, номинация «Молодые ученые»
Выписка из протокола заседания жюри, номинация «Периодические издания»