Кандалакшский
Заповедник

Кандалакшский
ПОДРОБНАЯ ИНФОРМАЦИЯ
ЖИВОТНЫЙ МИР

Фауна наземных позвоночных Кандалакшского заповедника насчитывает 160 видов, в том числе 21 вид млекопитающих, 134 — птиц, 2 вида рептилий и 3 вида амфибий. Кроме того, 10 видов млекопитающих и 106 видов птиц появляются в заповеднике нерегулярно, во время сезонных миграций, инвазий, случайных заходов или залетов.

Фауна лесных животных разнообразнее, чем околоводных. Наиболее полно она представлена на о. Великом и соседнем Ковдском полуострове. Общая площадь этой территории составляет около 10 тыс. га. Здесь встречаются почти все виды животных северокарельской тайги. Но для крупных наземных хищников эта площадь недостаточна. Охотничьи участки таких зверей, как росомаха, рысь, волк, очень велики. Они периодически, а в некоторые годы и регулярно посещают заповедник, изредка даже устраивают в нем логова и приносят потомство. Но постоянно эти животные в заповеднике не обитают.

На о. Великом и на соседнем участке материка держатся 2-3 медведя. Они залегают в берлоги чаще на заповедной территории, но временами живут и в лесах сопредельного лесхоза. Медведь прекрасно плавает, пересекая иногда довольно широкие проливы. Поэтому летом его можно встретить и на малых островах.

Самое крупное животное заповедника — лось. Он совершает порой далекие кочевки, приобретающие иногда характер регулярных сезонных миграций. Поэтому численность лосей на о. Великом и Ковдском полуострове зависит от их общей численности на юге Мурманской области и в северной Карелии. Нередко группы лосей подолгу (до 3 месяцев) держатся на сравнительно небольшой территории в несколько квадратных километров, в том числе и на морских островах.

Для всех остальных наземных млекопитающих размеры о. Великого и Ковдского полуострова достаточно велики, чтобы обеспечить их нормальную жизнь и размножение. Их численность изменяется в соответствии с природными закономерностями. Здесь постоянно обитают такие хищники, как лисица, лесная куница, горностай, ласка, акклиматизированная американская норка. Их обилие в разные годы зависит от колебаний численности мышевидных грызунов (главной их пищи), но очень высокой никогда не бывает. Только горностаев в наиболее благоприятные годы может быть несколько десятков.

Численность белок обычно невелика, что объясняется низкой на севере урожайностью хвойных деревьев, которая в Кандалакшском заповеднике за последние 30 лет оценивается как плохая (в среднем около 2 баллов). За этот период массовое размножение белки было только два раза после очень хорошего урожая шишек сосны и ели.

Самый многочисленный и широко распространенный пушной зверек — заяц-беляк — живет как на материке, так и на лесных островах разной величины, кроме самых маленьких.

На озерах с богатой водной растительностью есть поселения ондатры. Она свободно переплывает по морю с одного острова на другой и остается жить там, где находит подходящие пресные водоемы.

Фауна мелких млекопитающих представлена 4 видами насекомоядных (кутора и 3 вида бурозубок) и 6 видами полевок. Наиболее часто встречается европейская рыжая полевка. Цикл изменения численности полевок укладывается в 4 года, когда после своего пика она падает до минимума, а затем вновь возрастает. Изменения численности землероек не совпадают с ритмом размножения полевок и не имеют такой правильной цикличности. Мелкие млекопитающие обитают на всех лесных островах Кандалакшского залива, а также на некоторых безлесных. Но видовой состав их на малых островах, конечно, беднее. Синхронности в изменениях численности зверьков, обитающих на разных островах, нет, и развитие изолированных островных популяций протекает независимо.

На маленьких безлесных островках обычна только водяная полевка, легко преодолевающая водные преграды. В годы массового размножения этих зверьков поверхность почвы в их поселениях на приморских лугах и в тундрах бывает изрыта норами, а сама почва пронизана подземными ходами. При этом грунт выбрасывается на поверхность, что приводит к перемешиванию верхнего плодородного слоя с нижележащим песком или галькой. На выбросах нередко поселяется иван-чай, характерный для нарушенных почв.

Норвежский и лесной лемминги в заповедных участках Кандалакшского залива постоянно не живут. Они появляются здесь только во время массовых миграций, которые отмечаются в этом районе довольно редко. Но на о. Харлове (Семь островов) обитает небольшая изолированная популяция норвежского лемминга.

Других наземных млекопитающих на островах Мурмана практически нет. Лишь в наиболее суровые зимы на острова по льду переходят лисицы и другие хищные звери. В такие годы здесь появляются и белые медведи.

Из птиц в лесных участках заповедника круглогодично обитают тетеревиные (глухарь, тетерев, рябчик и белая куропатка), некоторые синицы и дятлы, ворон, кукша, пищуха, в отдельные годы — чечетки и клесты. Зимний лес беден пернатыми. Чаще всего его оживляют стайки синиц, из которых самые многочисленные два чида гаичек — буроголовая (пухляк) и лапландская. Птички обоих видов держатся смешанными стайками, к которым иногда присоединяются редкие здесь синицы-московки и хохлатые синицы. В годы с хорошим или средним урожаем сосны и ели в лесу постоянно можно видеть клестов трех видов: сосновика, еловика и более редкого — белокрылого. Они кормятся семенами сосны и ели, которые извлекают из не раскрывшихся еще шишек. Клестам вполне хватает пищи во второй половине зимы, когда чешуйки шишек начинают легко отгибаться. Поэтому и гнездятся они чаще всего именно в это, казалось бы, совсем неподходящее для гнездования птиц время — в феврале, марте, апреле. В годы с плохим урожаем хвойных пород они исчезают, улетая в богатые кормом места.

Весной, когда появляются перелетные птицы, лес наполняется жизнью. Особенно разнообразны и многочисленны птицы в светлых разреженных лесах с лиственным подлеском вдоль морских побережий, а в глубине леса — возле открытых участков: озер, болот, гарей и старых вырубок. Здесь охотно гнездятся юрок, зяблик, овсянка-ремез, лесной конек, мухоловки, пеночка-весничка, горихвостка. Обычен и дрозд-белобровик, но он заселяет и другие, самые различные местообитания. Из крупных птиц в таких лесах предпочитают жить тетерева и куропатки, многие хищные птицы, которым в этих условиях легче охотиться (пустельга, дербник, ястребиная сова). Только в приморской полосе или близ крупных пресных водоемов, на больших старых деревьях, строят свои огромные гнезда орлан-белохвост и скопа. Серая ворона поселяется преимущественно на прибрежных участках небольших островов. На этих же островах как в лесу, так и на открытых участках в массе гнездится гага. Крупных островов и побережий материка, где много наземных хищников, гаги избегают. В сходных условиях обитают и такие утки, как длинноносый крохаль и турпан. Но если гаг в Кандалакшском заливе тысячи, то крохалей — сотни, а турпанов — всего десятки. Возле лесных озер гнездятся кряквы, чирки-свистунки, гоголи, реже — некоторые другие утки. В отдельные годы на о. Великом размножаются отдельные пары лебедей-кликунов.

На лесных болотах и заболоченных берегах озер обитает несколько видов куликов, из которых наиболее обычны фифи, большой улит и бекас. Из воробьиных птиц здесь можно видеть лугового конька, лугового чекана, камышевую овсянку, желтую трясогузку. Иногда на болотах попадаются небольшие колонии сизых чаек, но основные их гнездовья располагаются на открытых берегах моря, чаще на безлесных островках. На некоторых осоковых болотах с зарослями тростника гнездятся журавли.

На глухих участках сплошного леса птиц меньше. Здесь обитают крупные совы (бородатая и длиннохвостая неясыти), глухари, рябчики, а из мелких птиц — гаички, хохлатая синица, пестрая мухоловка. Только в хвойных лесах, главным образом в ельниках, гнездится самая маленькая птичка — желтоголовый королек. Вес королька всего около 6 г.

Безлесные островки в Кандалакшском заливе — подлинное царство чаек, куликов и некоторых уток. Самые многочисленные среди них — сизая и серебристая чайки, полярная крачка, обыкновенная гага и кулик-сорока. Эти птицы гнездятся также и на открытых берегах лесных островов, особенно на безлесных мысах с луговой, тундровой или скальной растительностью. На побережье материка они размножаются реже, так как здесь их гнезда разоряют наземные хищники.

Обычны также, но менее многочисленны в открытых ландшафтах длинноносый крохаль, турпан, свиязь, шилохвость, кулик-камнешарка, атлантический чистик и на некоторых скалистых островках — гагарка. Из воробьиных птиц на безлесных островах характерны только луговой конек, каменка и белая трясогузка. Всего в таких условиях гнездится около 30 видов птиц — в 4 раза меньше, чем на побережье материка, но плотность их гнездования тут гораздо выше. Бедность орнитофауны малых островов объясняется однообразием условий обитания, а многочисленность — отсутствием наземных хищников и обилием морских кормов.

На островах Восточного Мурмана гнездится около 50 видов птиц, но размножаются ежегодно не более 30, а массовых всего около 10. Зато численность некоторых птиц огромна. Прежде всего это три вида — обитатели птичьих базаров: тонкоклювая и толстоклювая кайры (12—13 тыс. пар) и чайка-моевка (30-35 тыс. пар). Они гнездятся на уступах обрывистых скалистых берегов на высоте от 5 до нескольких десятков метров над уровнем моря. В разных колониях преобладают либо кайры, либо моевки. Отдельные участки базаров нередко заселяют птицы только одного из этих видов. Кое-где среди них гнездятся в полузакрытых нишах гагарки. Но они могут жить и вне птичьих базаров, создавая свои небольшие разреженные колонии или даже поодиночке. Кайры и гагарки не делают гнезд. Каждая пара откладывает одно яйцо, которое птицы насиживают по очереди, помещая его на лапы и прикрывая сверху брюшком, а с боков — перьями. Моевки строят большие, тяжелые гнезда, иногда на мельчайших выступах скал. На птичьих базарах всегда шумно, а когда в середине лета к голосам взрослых птиц присоединяются пронзительные крики тысяч птенцов, шум становится оглушительным.

Атлантических чистиков здесь намного больше, чем в Кандалакшском заливе. Только на островах Семиостровского архипелага их обитает летом около 3,5 тыс., хотя размножаются они не все. Чистики не создают явных колоний, а гнездятся вдоль всей береговой линии, откладывая яйца в глубоких скальных трещинах, в каменистых россыпях, под валунами и обломками скал.

На всех островах, включая и лишенные растительности скалистые баклыши, обитают большие морские и серебристые чайки — самые распространенные на Мурмане птицы. Они посещают в поисках пищи населенные пункты, сопровождают морские суда в надежде получить порцию кухонных отбросов. Они постоянно в поле зрения, почти всегда можно слышать их крики. Наоборот, сизых чаек, численность которых в Кандалакшском заливе очень высока, на Мурмане мало. Небольшие колонии их постоянно имеются только на островах Харлове и Большом Лицком. В других местах они гнездятся редко. Число полярных крачек в условиях Мурмана сильно меняется по годам. Поэтому в разные годы они могут производить впечатление как редкого, так и массового вида. Например, на о. Харлове, где обычно гнездится 2-3 сотни крачек, в некоторые годы их было до 5 тыс.

Из уток здесь обычна только гага, другие виды встречаются единично и не каждый год. Воробьиных птиц на островах немного. Наиболее характерны горный, краснозобый и луговой коньки, редкие пары пуночек, каменок, белых трясогузок, а на о. Харлове также дроздов-белобровиков и чечеток. Другие виды встречаются не ежегодно.

На Айновых островах постоянно гнездится около 25 видов птиц и почти столько же размножается лишь в отдельные годы. Однако массовых видов тут еще меньше, чем на Семи островах. Самыми многочисленными раньше были тупики, но за последние десятилетия первое место заняли большие морские и серебристые чайки (до 8 тыс. пар). Нигде в заповеднике нет такого количества чаек. Уже издали при приближении судна к островам видно, что их зеленая поверхность испещрена массой белых точек. Это тысячи чаек, сидящих у своих гнезд или на местах отдыха. Большие морские чайки предпочитают гнездиться на плоских прибрежных скалах и на тундровых участках. Селятся они разреженно, не образуя плотных колоний. Серебристые чайки, наоборот, гнездятся очень тесно в колосняковых кочкарниках и на бугристых болотах. Гнездятся они и в других условиях, но реже. Кроме крупных чаек и тупиков к массовым видам здесь относятся только гага и в некоторые годы полярная крачка, для которой и тут характерны резкие колебания численности. Остальные птицы немногочисленны. Из куликов больше всего гнездится турухтанов и круглоно-сых плавунчиков (по 10—15 пар). Из уток кроме гаги ежегодно размножаются кряква, чирок-свистунок и турпан, иногда шилохвость и длинноносый крохаль, всего не более 30 пар.

Воробьиных птиц на Айновых островах больше, чем на Восточном Мурмане. Среди них характерны пуночка и лапландский подорожник, обычен луговой конек, нередки также краснозобый и горный коньки, дрозд-белобровик, белая трясогузка, каменка, варакушка, камышевка-барсучок и пеночка-весничка. Пение этих птиц вместе с яркими красками цветущего разнотравья очень оживляет северную природу.

Основная охраняемая птица, обитающая на всех участках заповедника, — обыкновенная гага. Это крупная морская утка, взрослые птицы весят 2—2,5 кг. Как и у большинства уток, окраска самок и самцов гаг в брачном наряде сильно отличается. Самки в течение круглого года имеют рыжевато-бурое оперение с темными пестринками, что делает их почти незаметными во время насиживания яиц. Оперение взрослых селезней (гагунов) почти круглый год, кроме периода летней линьки, очень красивое, с белым, черным, зеленовато-фисташковым и розоватым цветом.

Размножаться гаги начинают раньше всего — в первой половине мая — на Айновых островах, где заметно теплее, чем на Восточном Мурмане. В Кандалакшском заливе еще теплее, но раннему гнездованию здесь препятствует ледовый покров на море, и обычно начало кладки приходится на середину мая. На Семи островах это происходит еще позднее — в конце мая или начале июня. Птицы парами разбредаются по островам в поисках места для гнезда. Гнездо устраивает утка, селезень только сопровождает ее. На мягком субстрате гага делает небольшую лунку, разгребая старую растительную подстилку и утаптывая грунт. Гнездо она строит из пуха и разного растительного материала. Пуха в гнезде около 20 г, а вес примесей может превышать вес пуха в 10-15 раз.

Гагуны не принимают участия в насиживании яиц и воспитании птенцов. Первое время после того, как утки сели на яйца, они держатся вблизи островов, постепенно собираясь в стаи. В середине июня большинство их откочевывает к местам массовой линьки и лишь немногие остаются линять близ гнездовых участков. Основные районы линьки селезней гаг, размножающихся в Кандалакшском заливе, расположены на юге Белого моря, в средней части Онежского залива и у берегов Онежского полуострова. Кроме того, часть гагунов линяет у юго-восточного побережья Кольского полуострова, куда подлетают птицы с Баренцева моря.

Насиживающие гаги едят мало и сильно худеют. К моменту вылупления птенцов они теряют 35-40% начального веса, а иногда и более 45%. Птенцы остаются в гнезде очень недолго: как только обсохнет и достаточно окрепнет вылупившийся последним птенец, утка с выводком отправляется к морю. На воде гагачьи выводки часто объединяются в небольшие группы, к которым иногда присоединяются также годовалые и двухлетние, еще не размножавшиеся гаги и утки, у которых погибли выводки. Гагачата развиваются медленно. На крыльях у них перо отрастает полностью только к 80-90 дням. Но к самостоятельному образу жизни они переходят еще за 2-3 недели до этого.

Главным местом зимовки беломорских гаг является мелководная средняя часть Онежского залива, где среди дрейфующих льдов всегда много разводий с чистой водой. Здесь зимуют все гаги, размножавшиеся в Онежском заливе, и большинство кандалакшских птиц. Часть последних зимует также в полыньях Кандалакшского залива и у кромки припая вдоль южных берегов Кольского полуострова. Отсюда некоторые гаги откочевывают в течение зимы через Горло Белого моря на Мурман, но таких птиц немного. Мурманские гаги, как показывают данные кольцевания, частично зимуют неподалеку от мест гнездования, а другие отлетают в западном направлении. Самая дальняя встреча гаги, окольцованной на Семи островах, отмечена в Северо-Восточной Норвегии, а одна птица с Айновых островов встречена у Фарерских островов.

Продолжительность жизни гаг в природе, по данным кольцевания, более 15 лет, хотя большинство их не доживает и до 10-летнего возраста. Размножаться они начинают на втором или третьем году жизни.

Охрана морских островов способствует росту на них численности гаги. Объясняется это не только эффективным размножением птиц на охраняемых территориях, но и переселением в заповедник уток с ближайших островов. Когда этот временный процесс заканчивается, быстрый рост численности прекращается и начинают действовать более постоянные естественные факторы, которые могут как стабилизировать, так и изменять число птиц. В течение 18 лет, с 1951 по 1968 г., в заповеднике гнездилось в разные годы от 2,5 до 4,5 тыс. пар гаг.- Затем в течение 9 лет число птиц резко увеличилось — в три раза. На некоторых архипелагах это нарастание происходило так быстро, что возникло предположение о переселении сюда гаг из удаленных от заповедника районов. В 1977 г. рост численности замедлился, а затем в течение ряда лет она сократилась вновь почти до того уровня, с которого в 1969 г. начался ее быстрый подъем. В 80-е годы в заповеднике гнездилось 5-8 тыс. пар гаг.

В заповеднике ежегодно размножаются три вида птиц, занесенных в Красную книгу России: орлан-белохвост, скопа и хохлатый баклан, а один вид — кречет — гнездится лишь в некоторые годы. Кречет — самый крупный из соколов, размах его крыльев достигает 1,35 м. На Кольском полуострове обитает лапландский подвид кречета, который может быть встречен здесь повсеместно, но чаще у морских побережий, в равнинных и горных тундрах. В течение нескольких десятилетий, с 40-х до середины 70-х годов, кречеты в Мурманской области были исключительно редки. После длительного перерыва, в 1975 г., пара птиц загнездилась в Лапландском заповеднике, а в следующем году было найдено гнездо на о. Бол. Лицком (Семь островов). Здесь кречеты гнездились несколько лет. Появились они также на соседнем участке материка, один раз загнездились на Гавриловских островах. К этому же времени относятся сведения о размножении кречетов и в других местах Кольского полуострова. Возможно, их численность в Мурманской области начала увеличиваться.

Самая крупная хищная птица заповедника — орлан-белохвост. Размах его крыльев бывает до 2,3 м, вес — до 6,5 кг. В СССР он распространен почти повсеместно, но везде редок. В последние десятилетия его численность повсюду быстро сокращается, в том числе и в Мурманской области.

В Кандалакшском заповеднике раньше ежегодно гнездились 4-5 пар орланов, а теперь только две, хотя территория заповедника увеличилась.

Скопа — рыбоядный хищник средних размеров, распространена почти по всему миру, кроме зоны тундр и безводных районов. Во многих местах ее численность уменьшается в связи с сокращением рыбных запасов. В Мурманской области с 1960 г. число скоп уменьшилось в несколько раз, в том числе и в заповедниках. Если раньше в Кандалакшском заповеднике гнездилось ежегодно по 3-4 пары, то теперь лишь одна-две.

Хохлатый баклан довольно широко распространен у побережий Европы, но в СССР обитает только на Мурмане и у северо-западных берегов Крыма; малочислен: в Мурманской области обитает не более 200 пар, несколько десятков этих птиц гнездятся на Семи островах, Гавриловских и Айновых. Они селятся на уступах береговых обрывов, иногда на птичьих базарах среди других птиц.

Из пресмыкающихся в Мурманской области обитают живородящая ящерица и обыкновенная гадюка. Ящерица встречается на многих лесных островах Кандалакшского залива, проникает далеко в тундровую зону Кольского полуострова. Гадюка — обитательница лесной зоны. В заповеднике она постоянно живет лишь на материке и на о. Великом. Изредка летом отдельные змеи заплывают и на другие острова, но не приживаются. По всей области, до берегов Баренцева моря включительно, обитает травяная лягушка. Остромордая лягушка и серая жаба встречаются на Ковдском полуострове и на о. Великом. Гадюка и жаба включены в перечень животных, подлежащих полной охране во всей области.

Водные позвоночные животные представлены в заповеднике морскими млекопитающими и рыбами. В Кандалакшском заливе постоянно держатся морской заяц и кольчатая нерпа, а на Мурмане также серый тюлень. Морской заяц — один из самых крупных тюленей нашей страны, до 2,4 м длиной, при весе до 300 кг. Обитает во всех беломорских участках заповедника, но число животных не превышает нескольких десятков. Основу пищи морского зайца составляют донные беспозвоночные, поэтому звери постоянно держатся на мелководьях, где им удобно кормиться. На зиму большинство этих тюленей откочевывает из покрывающейся сплошным льдом части Кандалакшского залива к ближайшим дрейфующим льдам. Но некоторые остаются зимовать в местах с быстрым течением, где есть постоянные полыньи, или делают во льду и в течение зимы поддерживают отверстия-лазки, которые используют для дыхания и через которые иногда вылезают на лед. Морские зайцы щенятся в начале весны на льду. На побережье Мурмана морские зайцы обычно обитают близ берега материка в защищенных от сильного прибоя губах и у заповедных островов встречаются редко.

Кольчатая нерпа — мелкий тюлень. Длина его немного больше метра, вес — 40-80 кг. Нерпа питается преимущественно рыбой и поэтому меньше связана с мелководьями. Зимой она может далеко уходить от замерзающих берегов и держаться в дрейфующих льдах над большими глубинами. Однако и в вершине Кандалакшского залива нерпа зимой довольно обычна. Общая численность этих тюленей в заповеднике летом в 2-3 раза превышает число морских зайцев. На Мурмане нерпа малочисленна.

Серый тюлень крупнее морского зайца: длина тела до 2,6 м, вес до 315 кг. В нашей стране он обитает на Мурмане, в Финском и Рижском заливах, причем везде редок. Поэтому он взят под особую охрану и занесен в Красные книги СССР и РСФСР. В отличие от других северных тюленей эти звери размножаются не весной, а в начале зимы на островах. Ценные залежки серых тюленей известны на многих островах Мурмана, и в том числе на всех трех заповедных архипелагах. Каждая самка приносит одного детеныша, который живет на берегу около месяца. После схода щенков на воду одни тюлени откочевывают отсюда до следующего сезона размножения, а другие держатся здесь круглый год. Питаются они в основном рыбой, реже моллюсками и ракообразными. На Мурмане размножается, очевидно, не более 1000 самок, около половины из них — на островах заповедника.

Иногда в акватории заповедника появляются китообразные. Из них только белуха временами встречается крупными стадами по несколько десятков, а на Мурмане — и сотен особей. Морские свиньи обычно держатся попарно или небольшими группами, а косатки — поодиночке, но иногда по 2-3 зверя.

В Кандалакшском заливе обитает более тридцати видов рыб, но лишь немногие многочисленны в водах заповедника. Из них наиболее обычна треска, которая летом держится на мелководьях почти повсюду. Беломорская треска (подвид атлантической трески) — некрупная рыба длиной не более 50-60 см (атлантическая треска может быть более 1,5 м). Медленный рост беломорского подвида объясняется тем, что треска относительно теплолюбивая рыба, активность которой в условиях Белого моря зимой значительно снижается. Здешняя треска обычно переживает зиму в сравнительно теплом (около 0°) промежуточном слое воды на глубинах от 25 до 50-70 м, питается в это время мало и почти не растет.

Еще более теплолюбива беломорская сельдь, жизненные процессы которой затормаживаются зимой больше, чем у трески. По этой причине она тоже мельче (длина — 25 см), чем атлантическая сельдь. В Белом море сельди образуют несколько рас, обособленно обитающих на разных участках моря. Сельдь Кандалакшского залива носит местное название «егорьевская». Как и треска, она уходит на зиму в промежуточный слой воды. Нерестятся треска и сельдь ранней весной, еще подо льдом, на прибрежных мелководьях.

Из других теплолюбивых рыб в заповеднике обычна речная камбала. На зиму она уходит не в открытое море, а в полуопресненные устья рек, где вода тоже немного теплее, чем в верхних горизонтах моря. Эта камбала зимой совсем не питается. Нерестится летом.

Полярная камбала, наоборот, холодолюбива. Она размножается в самой середине зимы при температуре воды около —1,5°, в местах с сильными приливо-отливными течениями. Икра ее легкая, плавающая, разносится течениями на большие расстояния и развивается при минусовой температуре. В таких же местах и в то же время нерестится еще одна холодолюбивая рыба — навага. Но икра наваги тяжелее воды, опускается на дно, и ее развитие происходит в местах нереста.

До конца 50-х годов в Белом море в огромном количестве обитала трехиглая колюшка — мелкая рыба длиной 6-9 см. В начале лета масса колюшек подходила к берегам, где нерестилась в зарослях морской травы зостеры в устьях рек, ручьев и даже в некоторых озерах, куда заходила по ручьям. В июле и августе у берегов Кандалакшского залива держались бесчисленные стада ее мальков. В течение всего лета колюшкой питались разные рыбы и морские птицы. В 1960-1964 гг. численность колюшки резко сократилась, и с тех пор массовых появлений ее не было ни разу. Сокращение запасов этой рыбки отрицательно сказалось на кормовых возможностях многих животных и птиц, сильнее всего — полярной крачки, численность которой также намного уменьшилась.

Помимо морской формы трехиглой колюшки есть еще и пресноводная, более мелкая, с иным числом и расположением костяных пластинок на боках тела. На беломорских участках заповедника они обитают почти во всех озерах, кроме черных ламб, а на островах Мурмана найдены только в двух озерах на о. Харлове.

В большинстве озер и ручьев, где есть трехиглая колюшка, встречается также и девятииглая. Не найдена она только на островах Мурмана. Эта рыбка предпочитает пресные водоемы, в море немногочисленна и держится главным образом на прибрежных опресненных участках.

В глубоких, насыщенных кислородом и слабо заиленных озерах, соединенных с морем достаточно полноводными ручьями, обитают форель и кумжа — две формы одного вида. Форель постоянно держится в пресных водоемах, а кумжа длительно живет в море, но для размножения заходит по ручьям в озера. Форель и кумжа не являются особыми морфологическими формами, приспособленными к жизни в пресной или морской воде, а при смене среды обитания меняют лишь окраску. Кумжа более крупная в связи с жизнью в море, где она лучше питается и быстрее растет.

С пресными водоемами тесно связана корюшка. Она постоянно живет в море, но размножается в устьях и в нижнем течении рек и ручьев. В некоторых ручьях заповедника весной бывает массовый нерест корюшки, которая в течение 3-7 суток идет почти непрерывным потоком. После окончания нереста дно ручьев и водная растительность покрыты сплошным многорядным слоем светлой липкой икры.

Фауна донных животных делится на две основные экологические группы: виды, обитающие на грунте (эпифауна), и виды, обитающие внутри грунта (объединяемые названием инфауна). Число видов морских беспозвоночных очень велико, но в массе встречаются лишь некоторые. При первом же взгляде на обнажившееся в отлив дно бросаются в глаза белые точки, густо усеявшие валуны и скалы. Это домики морских желудей, состоящие из нескольких известковых пластинок. Внутри домика находится рачок-балянус, тело которого постоянно прикреплено к субстрату, а видоизмененные ножки превратились в разветвленные ловчие усики. Поэтому их называют еще усоногими раками. Плодовитость балянусов весьма велика: отдельные крупные экземпляры выметывают до 20 тыс. подвижных личинок. Весной и в начале лета во время их массового выплода поверхностные слои воды буквально кишат личинками. Постепенно они оседают на дно и различные плавающие предметы, прикрепляются к ним и начинают сидячую жизнь. На квадратном метре субстрата обитают тысячи балянусов, а с учетом оседающих личинок — даже десятки тысяч.

Столь же многочисленны на литорали свободно -живущие рачки-бокоплавы рода гаммарус, У них сплющенное с боков тело, и в мелких лужах они плавают на боку, за что и получили название бокоплавов Но на глубоких местах они плавают спиной вверх, Гаммарусами питаются многие рыбы и птицы.

В водах заповедника обитает около 10 видов креветок. Одни из них живут преимущественно в верхних горизонтах моря, в том числе и на литорали, другие придерживаются средних глубин (30-70 м), но встречаются виды, опускающиеся до 200-220 м. Среди них есть пелагические формы, постоянно плавающие в толще воды, тогда как другие обитают на грунте или в зарослых водорослей.

Очень многочисленны среди донных животных моллюски, которые заселяют все горизонты морского дна. На литорали и на глубинах до 10-15 м самые большие запасы мидий; эти иссиня-черные двустворчатые моллюски образуют на твердых грунтах густые поселения, так называемые щетки. Раковины взрослых мидий в Белом море и на Мурмане обычно имеют длину 2-5 см, иногда до 7-8 см. Их бывает так много, что моллюски, снятые с одного квадратного метра грунта, весят более 30 кг. Мидии — главный корм гаги и кулика-сороки, поедают их также чайки и некоторые другие птицы, многие рыбы, а также морские звезды, крабы и другие хищные беспозвоночные.

Из донных брюхоногих моллюсков на литорали чаще всего можно видеть литторин и гидробий. Эти маленькие улитки во множестве встречаются на валунах и камнях, покрытых нитчатыми водорослями, а также на фукусах и других водных растениях, которыми они питаются. Самих моллюсков поедают гаги, чайки, кулики и другие птицы, а также рыбы (особенно камбала) и некоторые беспозвоночные.

Очень заметны донные обитатели — морские звезды и морские ежи. В Кандалакшском заливе встречается около 10 видов звезд, но чаще других попадается на глаза только самая простая пятилуевая звезда астериас. В летнее время молодые астериасы иногда в массе выползают на нижнюю часть приливной зоны и тогда доступны для наблюдений. Старые крупные звезды этого вида, а также звезды других видов всегда обитают в глубине, и среди них — многолучевые соластеры и кроссастеры, У соластеров от 7 до 10 лучей, у кроссастеров — от 8 до 16. Из морских ежей в водах заповедника обычен только один вид — обыкновенный морской еж, редкий на Белом море, но очень многочисленный на Мурмане, где во многих местах дно бывает буквально усеяно морскими ежами, сидящими иногда почти вплотную друг к другу.

На песчаных и илистых участках морского дна животных меньше, зато появляются виды, живущие внутри грунта. Это главным образом черви и двустворчатые моллюски. Наиболее заметное животное инфауны — червь пескожил, густые поселения которого распространены на песчаной литорали Кандалакшского залива. В местах массового обитания пескожила поверхность грунта густо покрыта коническими бугорками, которые образуются над норками червей. Их можно видеть одновременно десятки и сотни тысяч. Пескожилами питаются многие донные рыбы — треска, навага и др.

Другой крупный морской червь — нереис, вырастающий до 20-40, иногда до 75 см, — также живет в норках, в основном на песчано-каменистых грунтах в зарослях водорослей. Во время размножения нереисы всплывают со дна на поверхность воды При этом их в массе поедают рыбы и многие морские птицы, особенно чайки и гаги.

Из закапывающихся в грунт двустворчатых моллюсков самым известным является песчаная ракушка — мия. Ее раковина достигает длины 10 см. Такие крупные экземпляры могут закапываться на глубину до 40 см. Моллюсков, живущих в грунте, на Белом море довольно много, в их числе и холодолюбивые арктические виды портландия и леда, обитающие на больших глубинах, в условиях вечного холода.

Из пелагических беспозвоночных наиболее заметны крупные медузы аурелия и цианея. Аурелия, или ушастая медуза, имеет довольно плоский, слабо окрашенный в розоватый цвет зонтик с четырьмя темными подковками в середине. На нижней стороне зонтика находятся 4 длинные лопасти, форма которых напоминает ослиные уши (отсюда и название этой медузы). Цианея арктическая намного красивее: цвет зонтика меняется от желтоватого до темно-красного, от него спускается вниз густой пучок длинных розовых щупалец. Встречаются также маленькие бесцветные гидроидные медузки нескольких видов. На них внешне очень похожи гребневики — представители особого типа животных. Они напоминают прозрачные округлые мешочки или бочонки, плавающие не посредством сокращения тела, как медузы, а с помощью специальных гребных пластинок.

Фауна донных беспозвоночных в пресных водоемах заповедника не так разнообразна, как в море. Тем не менее в проточных глубоких озерах обнаружено более 90 видов, из которых почти половина — личинки различных комаров. Сравнительно много в таких озерах пресноводных бокоплавов, личинок поденок, реже встречаются личинки ручейников, стрекоз, пиявки. Только в озерах этой группы обитает крупный двустворчатый моллюск — беззубка, которому необходимо высокое содержание растворенного в воде кислорода. Из других двустворчатых моллюсков здесь обитают некрупные шаровки (с раковиной 2-2,5 см) и совсем крошечные горошинки; из улиток — различные прудовики, мелкие катушки и один вид шапочки.

В озерах промежуточной группы (сточных, но без родников) виды бентоса почти те же, но нет чувствительных к недостатку кислорода видов, а взамен их появляются другие. В этих озерах нет беззубок, шаровок, шапочек и большинства видов прудовиков, но обнаружены несколько видов катушек. Донное население черных ламб очень однообразное и малочисленное. Тут совсем нет прудовиков, бокоплавов, личинок поденок, резко обеднено видовое разнообразие личинок комаров. Из моллюсков много только горошинок. Иногда много пиявок.

Роль Кандалакшского заповедника в сохранении генофонда диких животных на крайнем Северо-Западе СССР очень значительна. На территории заповедника размножаются 70% обитающих в Мурманской области видов млекопитающих, 78% видов птиц, все виды пресмыкающихся и земноводных, а также многие беломорские рыбы и морские беспозвоночные. На сравнительно небольшой площади заповедника гнездится больше половины всех обитающих на Белом море и Мурмане гаг и значительная часть других морских и прибрежных птиц, например сизых чаек (почти 40%), куликов-сорок (около 25%) и т. д. В заповеднике размножаются 6 видов животных, занесенных в Красную книгу СССР (серый тюлень, кречет, скопа, орлан-белохвост, хохлатый баклан и бабочка-махаон), а также некоторые редкие животные, особо охраняемые в Мурманской области (серый журавль, мелкие соколы, совы, гадюка, серая жаба). Однако подавляющее большинство обитающих в заповеднике видов животных не связано с его территорией постоянно. Они совершают сезонные или эпизодические миграции, зимуют иногда очень далеко от заповедника. Даже оседлые звери и птицы совершают местные кочевки и выходят за пределы небольших заповедных участков. В равной степени это относится к морским млекопитающим и рыбам. Таким образом, сам факт постоянного размножения в заповеднике очень многих видов животных не гарантирует сохранения здесь в дальнейшем большинства из них.


© Карпович В.Н. Кандалакшский заповедник. // Заповедники СССР. Заповедники европейской части РСФСР. I. - М., Мысль, 1988. с. 20-60.

Ваш e-mail:
Введите 3 цифры: Введите 3 цифры с картинки в поле

Комментарий, вопрос,
сообщение об ошибке:

 
заповедники | национальные парки | федеральные заказники | биосферные ООПТ
о проекте | обратная связь

Подписка на новости:

Главная
Новости
Публикации
Новости сайта
Новости
Ссылки
Ф.Р. Штильмарк
Итоги конференций
Охраняемые территории
Проекты
Вакансии
Фонд Штильмарка
ГИС
Законы и документы
Организации
Федеральные
Водно-болотные угодья
Заповедники
Национальные парки
Заказники
Биосферные резерваты
Оценка репрез-ти_Дубинин
Смирнов_ООПТ Чукотки
Издание трудов Штильмарка
Библиотека \'Люди и заповедники\'
О проекте
ООПТ
Премия имени Штильмарка
Чтения памяти Штильмарка
Штильмарк_абс-зап
Штильмарк_о проблемах
Штильмарк_таинство заповедания
Штильмарк_Принципы заповедности
Астафьев - Штильмарку, 2001
Никольский - Репрезентативность
Белоновская_горные ООПТ
\"Заповідна справа в Україні\"
Штильмарк_Драма или фарс
Штильмарк_Эволюция представлений
Борейко о Штильмарке, 2001
Штильмарк_Кондо-Сосв_зап.
Гусев_История баргузинского зап.
Shtilmark_history
Желтухин - Центрально-Лесной
Конференции
Богдо зонирование Трегубов 2007
Григорян_Севилья_2000
Биосферные заповедники_Соколов, 1988
часть 1
часть 2
Книжная полка
Морские ООПТ
Степные ООПТ