Кандалакшский
Заповедник

Кандалакшский
ПОДРОБНАЯ ИНФОРМАЦИЯ
ФИЗИКО-ГЕОГРАФИЧЕСКИЕ УСЛОВИЯ

Кандалакшский заповедник расположен в двух природных зонах: таежной и тундровой. Побережье и острова Кандалакшского залива относятся к Кольско-Печорской подпровинции Евроазиатской таежной области. Зональным типом растительности здесь являются северотаежные леса, различные варианты которых представлены в заповеднике достаточно широко. Однако больших лесных массивов на его преимущественно островной территории нет, как нет и участков, расположенных далее 3 км от морских побережий. Поэтому леса заповедника нельзя считать вполне характерными для подпровинции в целом. Зато они очень полно отражают разнообразие приморской лесной растительности этого региона, начиная от самых ранних стадий облесения морских островов и кончая участками типичной, хорошо развитой тайги на берегах залива. Интразональными элементами здесь являются: болота, занимающие свыше 12% суши; приморские луга, формирующиеся вдоль берегов на почвах, находящихся под воздействием морской воды; тундроподобные ценозы, которые образуются обычно на небольших островках.

Заповедные территории, расположенные на побережье Баренцева моря, находятся в Кольской (Лапландской) подпровинции Циркумполярной тундровой области. Она объединяет кустарниковые тундры и лесотундровые криволесья Кольского полуострова. Заповеднику здесь принадлежат лишь небольшие морские острова и узкая, 500-метровая, полоса материкового берега возле Семиостровского архипелага. Это определяет малую репрезентативность их по отношению ко всей природе подпровинции. Но, как и в Кандалакшском заливе, приморские варианты тундровой растительности представлены в заповеднике хорошо и отражают различие природных условий Восточного и Западного Мурмана.

Участки Кандалакшского заповедника разбросаны по долготе. Северный полярный круг пересекает о. Великий близ кордона Лобаниха и Турий мыс. К северу от него солнце не скрывается за горизонтом хотя бы одну ночь в году во время летнего солнцестояния (21-22 июня) и не показывается из-за горизонта во время зимнего солнцестояния (21 или 22 декабря). В Кандалакше солнце фактически не восходит в течение 8-9 дней, на Семи островах полярная ночь длится около 40 суток, а на Айновых островах — 55. Но и в этих местах даже в разгар полярной ночи есть светлый период суток — сумерки, продолжающиеся на Восточном Мурмане не менее 5 часов, а на Айновых островах — 4,5 часа. Его наличие обеспечивает возможность нормальной жизнедеятельности зимующих дневных животных: белых и тундряных куропаток, морских песочников, кречетов и др.

Полярный день, когда солнце совсем не опускается за линию горизонта, на Кемьлудских островах длится месяц, в Кандалакше — 40 суток, на Восточном Мурмане — 60, на Айновых островах — 70.

В связи с ярко выраженной разницей в продолжительности дня в Мурманской области есть большие сезонные различия и в количестве солнечной радиации. Во все сезоны года она здесь обычно меньше, чем могла бы быть, по причине большой облачности и частых туманов, особенно на Мурманском побережье.

Мурманская область находится в Атлантико-Арктической климатической области умеренного пояса, ее климат морской, складывающийся в значительной степени под влиянием теплого Мурманского течения (продолжение Гольфстрима и его Нордкапской ветви). Особенно это относится к приморским районам, в которых находятся заповедные территории.

Небольшое внутреннее Белое море, которое хотя и не полностью, но все же замерзает на 5-6 месяцев в году, оказывает на климат прилегающих участков материка сравнительно слабое влияние. На берегах Кандалакшского залива средние температуры зимой только на 3-4° выше, а летом на 1-2° ниже, чем в удаленных от моря районах области. Баренцево море, не замерзающее у Кольского полуострова, отличается очень незначительными сезонными изменениями температуры поверхностных слоев воды (от 0-3° зимой до 8-10° в койце лета) и сильно влияет на климат побережья: зимой температуры воздуха на Мурмане на 6-8° выше, а летом на 5-6° ниже, чем во внутренних частях Кольского полуострова.

Многолетняя среднегодовая температура воздуха в Кандалакше составляет 0,2°. Разница между годовыми температурами Западного и Восточного Мурмана значительна: 1 ° в районах Айновых островов и —0,5° на Семи островах, что обусловлено охлаждением теплого течения по пути к берегам Восточного Мурмана.

Местные температурные различия приводят к тому, что в беломорских участках заповедника лето теплее, а зима холоднее, чем на Мурмане; на Айновых островах весь год теплее, чем на Семи островах, лежащих южнее. Средняя температура самого теплого месяца (июля) в Кандалакшском заливе 13-14°, на Айновых островах 9,5°, а на Семи островах — еще на 0,5-1° ниже. Наиболее холодный месяц — февраль, его средняя температура в разных местах Кандалакшского залива от —10 до —12°, на Семи островах —8°, на Айновых —6°.

Особенностью климата Мурманской области является неустойчивость, резкая изменчивость погоды, связанная с перемещениями циклонов и частой сменой направления ветра. Поэтому на фоне сглаженных среднемесячных температур здесь во все сезоны года наблюдаются кратковременные, но сильные похолодания и потепления, особенно выраженные вдали от морских побережий. Но и на морских островах, где годовые колебания температуры наименьшие, в отдельные дни она может зимой повышаться до 7° и опускаться до —41° на Мурмане и —44° в вершине Кандалакшского залива. Летом на всех участках заповедника воздух может прогреваться до 30-32°, но тем не менее даже в июле возможны заморозки до —1°, правда, и то и другое отмечается очень редко.

Устойчивый переход среднесуточных температур выше 0° происходит в Кандалакше и на Айновых островах чаще всего в начале третьей декады апреля, а на Семи островах — в начале мая. Регулярные заморозки наблюдаются потом еще в течение месяца или немного дольше, а вновь начинаются обычно во второй или третьей декаде сентября. Безморозный период на всех участках заповедника продолжается в среднем 110-120 дней, но на Семи островах он наступает и заканчивается немного позднее, чем в других местах.

Период со среднесуточными температурами выше 10° составляет в Кандалакше в среднем около 80 дней (со второй декады июня до конца августа) , на Айновых островах — только 20 дней (с середины июля до начала августа), а на Семи островах этот период в некоторые годы вообще отсутствует. Зима во всех отделах заповедника начинается обычно во второй половине октября.

Огромное влияние на погоду Кольского полуострова оказывают ветры, особенно на Мурманском побережье, где среднегодовая скорость ветра приблизительно в 2 раза выше, а число штормовых дней в 4 раза больше, чем в Кандалакшском заливе. Например, на Семи островах среднее количество их составляет 120-130, а в отдельные годы превышает 170. Зимой здесь ежегодно возможны ураганы со скоростью ветра 30 м/с и больше. Изредка — один раз в 15-20 лет — скорость ветра может составить даже 38-40 м/с. В Кандалакшском заливе ураганы со скоростью 30 м/с возможны не чаще одного раза в 20 лет, и даже ветры, достигающие 22 м/с, бывают не чаще одного раза в год.

Зимой ветры играют большую роль в распределении снега и в степени его уплотнения в разных местах. В открытых ландшафтах тундры перераспределение снега под влиянием ветров в первой половине зимы фактически определяет видовой состав кустарников, их облик и высоту над поверхностью земли в различных условиях микрорельефа. В середине зимы сильные морозы, действие которых многократно усиливается штормовыми и ураганными ветрами, губят поднимающиеся выше уровня снежного покрова ветви кустарников. Поэтому, чем выше наметается снег, тем более высокие кустарники находят под ним защиту от морозов и ветров. На ровных местах и в незначительных понижениях, где толщина снега не превышает 10-12 см, могут расти только стелющиеся формы. На островах и берегах Кандалакшского залива средняя высота снежного покрова в лесу составляет 50-80 см, а максимальная превышает 100 см. Влажность воздуха в Мурманской области почти всегда высокая, что объясняется притоком водяных паров с прилегающих морей и испарением с многочисленных озер и болот. В Кандалакшском заливе и на его берегах относительная влажность обычно колеблется от 66-72% в мае — июле до 85-89% зимой. На Мурмане она бывает выше 80% на протяжении большей части года. Высокая влажность воздуха и частые циклоны обусловливают почти постоянное развитие над Кольским полуостровом значительной облачности. На Восточном Мурмане летние морские ветры приносят много туманов.

Годовая сумма осадков выше всего в районе Айновых островов — почти 700 мм, на Семи островах — около 670 мм, а в различных местах Кандалакшского залива — от 550 до 580 мм. Распределение их по сезонам в разных местах неодинаково. В Кандалакшском заливе максимальное количество выпадает летом и в начале осени (по 55-65 мм в месяц), меньше всего — в феврале—апреле (по 25-30 мм). На Мурмане наиболее богаты осадками конец лета, осень и первая половина зимы (60-70 мм в месяц), а минимум приходится на март — июнь (40-50 мм). В целом весна и лето в Кандалакшском заливе дождливее, чем на островах Мурмана, осень — суше, а зима — малоснежнее.

Почти 70% площади заповедника занято морской акваторией. Основные участки ее находятся в Порьей губе (более 14 тыс. га), водах Северного лесничества (7 тыс. га), заливе Бабье море у о. Великого (4 тыс. га) и в районе Роговых луд (3 тыс. га). В остальных местах заповедана лишь 500-метровая прибрежная полоса моря.

Кандалакшский залив является самой глубоководной частью Белого моря. Впадина с глубинами, превышающими 200 м, вдается со стороны открытого моря до середины залива, причем в западной ее части имеется котловина с максимальной для Белого моря глубиной 343 м.

Воды Белого моря в целом холоднее, чем в более северном Баренцевом море, которое интенсивно подогревается теплым течением. Только летом поверхностные слои воды в Белом море бывают теплее, чем на Мурмане, а глубинные всегда холоднее. Летнее прогревание и сезонные колебания температуры хорошо выражены лишь на глубинах до 25 м, затем быстро затухают, а в слое воды между 50 и 100 м прекращаются. Ниже в течение круглого года сохраняется отрицательная температура воды (около —1,4°). Зимой отрицательные температуры устанавливаются почти во всей толще моря, и только на глубинах от 25 до 50-70 м сохраняется так называемый промежуточный слой с температурой около 0°. На этих уровнях вода не успевает охладиться за зиму еще сильнее. Некоторые теплолюбивые рыбы Белого моря, в частности треска и особенно сельдь, зимуют обычно в этом относительно теплом слое.

Летом температура поверхностных слоев воды в вершине Кандалакшского залива поднимается в среднем до 14-15°, а в наиболее теплые годы даже до 18-20°. В мелких, защищенных от ветров и хорошо прогреваемых губах и бухтах в отдельные периоды она может прогреваться еще сильнее — выше 25°.

Прибрежные воды Баренцева моря, как уже говорилось, испытывают гораздо меньшие сезонные колебания температуры: в поверхностных слоях в среднем от 0° в конце зимы до 10° в конце лета, а на глубине, например, 200-250 м — от 1 до 5-7° тепла.

Соленость вод Белого моря по сравнению с водами Мурмана понижена и составляет в среднем 23-25°/оо против 33-34°/оо. Это объясняется тем, что в небольшое Белое море поступает с речным стоком много пресной воды, которая снижает концентрацию солей в верхних слоях моря. С глубиной соленость нарастает и глубже 150-200 м достигает 30°/оо. У поверхности воды, особенно близ устьев рек, наблюдаются резкие сезонные колебания солености, связанные с изменениями объема речного стока. Наибольшее опреснение происходит в разгар половодья.

Очень большое значение в жизни морей, и особенно их прибрежной зоны, имеют приливо-отливные течения. Они являются следствием регулярных колебаний уровня Мирового океана и совершают в течение суток двойной цикл: два прилива и два отлива. Сроки их наступления ежедневно запаздывают по сравнению с предыдущими сутками на

50 минут. На Мурманском побережье приливное течение идет вдоль берега в восточном направлении, отливное — в западном. Средняя высота приливов здесь составляет около 3 м, а наибольшая может превышать 5 м. В Белое море приливная волна входит через Горло и затем распространяется по всему морю, постепенно достигая вершинных частей заливов. У Кандалакши средняя величина прилива составляет 1,8-2 м, а максимальная — около 3 м.

В холодные годы образование льда на Белом море начинается уже в первой декаде октября, а в теплые сезоны может задерживаться до декабря и даже января. Растопление его происходит обычно в мае. Если во второй половине зимы, весной и в начале лета преобладает северо-восточный ветер, загоняющий в Белое море мощные арктические льды и препятствующий их выносу течениями обратно в Баренцево море, их таяние продолжается до середины июля (например, в 1966 г.).

Кандалакшский залив обычно покрывается сплошным льдом от вершины почти до Турьего мыса и Кемь-луд, а в мягкие зимы только до Порьей губы.

На пресных озерах ледовый период продолжается дольше, чем на море, так как в связи с отсутствием быстрых течений и более высоким температурным уровнем замерзания пресной воды лед на озерах образуется раньше, а тает позже.

На Мурманском побережье неподвижный припай возникает только в глубине вдающихся в берег узких губ, где вода несколько опресняется береговым стоком. А на открытых участках берега зимой образуются «рубаны» — лед, намерзающий на верхней литорали и выше ее в результате регулярного обдавания берега штормовыми волнами и брызгами. Зимняя граница дрейфующих льдов обычно проходит в самой восточной части Мурмана — в Свято-носском заливе. Однако в наиболее суровые зимы, и особенно при длительных северо-восточных ветрах, она может быть гораздо западнее.

Геологическое строение района Кандалакшского залива отличается чрезвычайной сложностью. Его побережье и острова — одно из немногих на Земле мест, где сохранились сильно метаморфизованные древнейшие первично-вулканогенные горные породы, образовавшиеся более 3 млрд. лет назад.

Вулканогенные, осадочные и смешанные осадочно-вулканогенные породы вместе с подстилающими их гранитами подверглись сильному метаморфизму и перекристаллизации в период интенсивного орогенеза, происходившего 2,8-2,6 млрд. лет назад. В это время и возникли метаморфические породы, слагающие сейчас основную часть Кольского полуострова. В зонах орогенеза создавались огромные давления (до 10 тыс. атм.), температура земной коры поднималась до 600-700°, а в зонах глубинных разломов коры — до 900°. В этих условиях горные породы становились пластичными, подвергались неоднократному смятию, изменялась их внутренняя структура и минеральный состав. Первичные осадочные и вулканогенные породы преобразовывались в разнообразные гнейсы и амфиболиты. В результате на огромной территории вдоль западного побережья Белого моря и в прилегающей части его ложа сформировался вытянутый в северо-западном направлении массив кристаллических горных пород. В основном это биотитовые, гранатбиотитовые, кианитовые и амфиболовые плагиогнейсы, гранито-гнейсы, местами встречаются гнейсы с кордиеритом, корундом, андалузитом, ставролитом и другими редкими для Беломорья минералами.

В последующие геологические эпохи неоднократно происходила повторная активизация тектонической деятельности, прерывавшаяся периодами денудации, когда в понижениях рельефа накапливались мощные толщи отложений. Тектоническая деятельность в периоды активизации не достигала такой интенсивности, как во время первого периода орогенеза. Температуры и давление в земной коре были значительно ниже, горные породы уже не имели прежней пластичности и поэтому сминались мало, зато чаще происходили расколы коры, через которые изливалась лава. Образующиеся при остывании лавы как на поверхности, так и в глубине разломов магматические породы во многих местах сохранились без значительных изменений (габбро, габбронориты, перидотиты и некоторые другие). На северном берегу и ряде островов Кандалакшского залива ими сложены крупные участки.

Последнее оживление тектонической деятельности в районе Кандалакшского залива происходило 500-300 млн лет назад. В это время возникли разнообразные щелочные магматические породы, в том числе нередко встречающиеся на островах порфириты и карбонатиты, иногда содержащие магнетит, флюорит и др. Представлены они здесь главным образом узкими (0,15-0,8 м) дайками — образованиями, заполняющими глубокие трещины в более древних горных породах. Они хорошо видны на отшлифованных прибоем берегах. Иногда эти излияния носили характер взрывоподобных извержений. В таких случаях поднимающаяся из глубины лава выносила на поверхность обломки более древних кристаллических пород, захваченные во время стремительного подъема.

Крупные массивы древних осадочных пород в районе Кандалакшского залива редки. Исключением является полуостров Турий, образованный слоистыми породами, возникшими около 1 млрд лет назад в условиях мелководного моря из обломочного материала, снесенного сюда с находившегося несколько севернее высокого берега материка. В это же время и таким же путем на северо-западе Кольского полуострова сформировались осадочные породы, слагающие сейчас п-ов Средний и соседние Айновы острова.

Значительно позднее, уже в третичное время, образовался крутой уступ, являющийся современной линией берега Восточного Мурмана. Его возникновение связано с происшедшим по системе параллельных разломов сбросом прибрежной части горных массивов, погрузившихся при этом в море. Отдельные возвышенные части их выступают сейчас в виде островов.

Огромное значение в формировании современного рельефа Кольского полуострова имели неоднократные оледенения четвертичного периода. Здесь много трогов, цирков, желобов выпахивания, ледниковых шрамов, «бараньих лбов». Многие острова Кандалакшского залива по форме являются типичными «бараньими лбами», а на крупных островах можно встретить отдельные сглаженные возвышенности такого же облика.

Аккумулятивные ледниковые формы рельефа распространены лишь в некоторых местах Кандалакшского залива и представлены главным образом камами и озами. Тем не менее, почти все формы рельефа здесь покрыты более или менее мощным, хотя и прерывистым слоем рыхлых отложений моренного и водно-ледникового происхождения, чаще всего песками и супесями с большим количеством гальки и валунов. На вершинах и крутых склонах возвышенностей мощность рыхлых отложений, как правило, уменьшается, нередко они совершенно отсутствуют, и кристаллические породы выходят на поверхность.

Значительную роль в современной скульптуре побережий Кольского полуострова и примыкающих к нему островов играют формы рельефа, связанные с морской абразией, т. е. разрушением берегов волнами (уступы, террасы) и аккумуляцией (береговые валы из скатанных морем валунов, гальки и др.) - Изучение этих образований показывает, что центр оледенения находился близ вершины Кандалакшского залива, где под тяжестью огромной толщи материкового льда земная кора претерпела наибольшее погружение. Береговые валы обнаружены здесь на высоте до 250 м, в то время как на восточных берегах Кольского полуострова — всего лишь на высоте 7-10 м. Деградация ледникового покрова сопровождалась изостатическим подъемом освободившихся ото льда территорий, наиболее хорошо выраженным близ центра оледенения. В районе Кандалакшского залива он и сейчас еще идет настолько интенсивно, что на протяжении жизни одного поколения людей наступают видимые простому глазу изменения: обмеление проливов, появление новых обсыхающих в отлив отмелей — поместному «корг».

В связи с регрессией моря на вышедших из-под воды участках побережий и островов относительно ровные или пониженные формы рельефа обычно бывают покрыты морскими отложениями различного механического состава: от галечников и песков до глин. В местах с более крутым падением берега эти наносы часто смываются волнами, и тогда обнажаются исходные кристаллические породы. В Кандалакшском заливе есть много прекрасно отмытых морем скальных обнажений древнейших горных пород, возникших еще на первых этапах образования земной коры. Всего здесь зарегистрировано более 35 интересных геологических объектов, часть из которых является уникальными, имеющими всесоюзное значение памятниками природы. Большинство их находится на островах заповедника и составляет неотъемлемую часть его природных ценностей.

Большую роль в современных процессах выравнивания рельефа, формирования ландшафтов и почвообразования на Кольском полуострове, и в том "числе на территории заповедника, играет заболачивание, интенсивно протекающее в больших и малых депрессиях местности. Болотные урочища различного типа распространены здесь очень широко.

В Кандалакшском заливе в состав заповедника входит около 470 островов самого различного размера: от небольших скалистых без растительности (баклышей) до таких крупных лесистых, как о. Великий, площадь которого превышает 6 тыс. га. Его территория значительно больше обоих заповедных участков материка: Ковдского полуострова (3250 га) и Турьего мыса (около 800 га). По ландшафтной классификации Мурманской области (Атлас Мурманской области, 1971), все беломорские участки заповедника представляют собой низкие вараки на приморской равнине, покрытые северотаежным лесом и чередующиеся с расположенными в понижениях болотными урочищами и озерами. Характерны скальные обнажения. Максимальные высоты не превышают 70-80 м, и только южная оконечность Турьего мыса поднимается на 120 м.

Почвообразование протекает здесь в основном по подзолистому типу. На покрытых рыхлыми отложениями повышенных элементах рельефа развиваются иллювиально-гумусовые подзолы, причем самые бедные малогумусные почвы этого ряда занимают вершины варак, а на склонах преобладают более плодородные средне- и многогумусные подзолы. В нижних частях склонов они переходят в болотно-подзолистые почвы, которые сменяются в депрессиях рельефа торфяно-болотными.

На обнаженных скалах в трещинах и понижениях развиты пятна примитивных щебнистых почв тундрового характера. Основным материалом для них служат продукты выветривания кристаллических пород, которые постепенно накапливаются в углублениях вместе с различными органическими остатками.

Помимо различных лесных и болотных ценозов встречаются интразональные тундрообразные, преимущественно вороничные сообщества на небольших безлесных островках и узких, далеко выступающих в море мысах лесных островов и материкового побережья. Они могут развиваться на самых различных подстилающих породах, как рыхлых, так и кристаллических. Под вороничным покровом здесь постоянно встречаются особые, недостаточно еще изученные сухоторфяные почвы неболотного происхождения. На островах Белого моря мощность сухоторфяных почв колеблется от 5 до 30 см.

Особые условия почвообразования характеризуют морское побережье, где в узкой полосе шириной от 1-2 до 40-50 м развиваются приморские луга. Нижняя, прилегающая к литорали часть этой зоны ежедневно подтопляется, а в самые высокие приливы затопляется морской водой; верхняя часть, граничащая с лесом или тундрой, подтопляется редко, но при штормах сюда залетают брызги прибоя. Формирующиеся в нижней части зоны засоленные и в разной степени оглеенные почвы называются маршевыми'. В верхней части приморских лугов в основном развиваются слабозасоленные дерново-луговые или дерново-торфянистые оглеенные почвы. Еще выше по берегу под лесной или кустарниковой растительностью развиваются почвы подзолистого типа.

Озер и ручьев на территории заповедника немного, и они невелики. Самые крупные озера — Серкинское на Турьем мысу и Большое Кумяжье на о. Великом — имеют площадь 33-34 га. Глубины их достигают 10 м. Остальные озера значительно меньше. Больше всего озер на о. Великом — более 30, по нескольку озер есть на островах Оленьем, Лодейном, Бережном Власове и на Ковдском полуострове. На остальных островах они единичны или отсутствуют. По гидрологическому режиму их можно разделить на три группы:

— относительно глубокие (7-10м) проточные озера, питающиеся не только за счет поверхностного стока, но и бьющими со дна родниками, отличаются прозрачной слабощелочной холодной водой и хорошим кислородным режимом. Вытекающие из таких озер ручьи имеют чистую воду и пригодны для обитания форели;

— озера с глубинами 4-7 м, питающиеся только поверхностными водами, сточные. Вода в них слабокислая и мало прозрачна. Из-за отсутствия донных родников она плохо перемешивается, в связи с чем летом хорошо прогреваются только верхние ее слои. Температура воды на глубине 6-7 м бывает на 10-12° ниже, чем у поверхности. В придонных слоях очень мало кислорода;

— среди малых озер большинство относится к типу, получившему название «черные ламбы». Они могут быть как сточными, так и бессточными; питаются болотными водами. Кислотность воды в них больше, а прозрачность еще меньше, чем в озерах второй группы. Цвет воды темно-коричневый. Кислорода в придонных слоях почти нет. На дне — слой торфянистого ила.

Побережье и острова Восточного Мурмана отличаются от побережий и островов Кандалакшского залива прежде всего тундровым характером растительности и общим суровым обликом. Основной формой рельефа здесь также являются низкие вараки на приморской равнине, часто встречаются скальные выходы, в понижениях располагаются болота и озера. Хотя абсолютные высоты многих возвышенностей достигают 150-200 м, их относительные превышения над средним уровнем равнины редко бывают более 100 м. Берег почти везде имеет форму крутого уступа, часто обрывающегося прямо в море. Лишь на высоте нескольких десятков метров начинается холмистая равнина.

Сходный облик имеют и острова, наиболее крупный из которых — Харлов (почти 400 га) — по геоморфологическому строению не отличается от побережья материка: поднимающийся из моря крутой береговой уступ тоже завершается холмистой равниной. Венчающая остров скалистая варака имеет абсолютную высоту около 130 м. Высота остальных островов не превышает 50-80 м, и они практически не поднимаются над уровнем приморской равнины. Для них характерна куполообразная форма. Часто они бывают пересечены лощинами и ущельями и тогда представляют собой систему возвышений с округлыми, реже плоскими вершинами.

Результаты разрушительной деятельности ледников выражены на Восточном Мурмане еще сильнее, чем в Кандалакшском заливе, а аккумулятивной — слабее. Здесь широко распространены троги и желоба выпахивания, очень много «бараньих лбов» и ледниковых шрамов на скалах. Четвертичные рыхлые отложения в прибрежной полосе шириной несколько километров встречаются редко, и мощность их невелика. На высотах до 50-55 м, где располагается верхняя морская терраса, они полностью смыты морем, а на остальной территории сильно разрушены либо уничтожены ледниковыми потоками и ураганными ветрами. Во многих случаях сохранились лишь отдельные валуны и крупные скатанные камни. Тем не менее кое-где встречаются камы и озы. В частности, на о. Харлове (единственном заповедном острове Мурмана, где развит фрагментарный моренный покров) есть небольшой камовый холм.

Морские наносы хорошо выражены только на древних морских террасах, где они представлены в основном грубыми песками и галькой. Сходный состав имеют отложения речных террас. На них обычно формируются торфянистые иллювиально-гумусовые почвы, в большинстве случаев оподзоленные. Но в защищенных от ветра местах могут развиваться и относительно богатые аллювиально-дерновые почвы.

На возвышенностях приморской равнины господствуют примитивные щебнистые почвы, формирующиеся в микропонижениях скальных пород. Для них характерен маломощный профиль с хорошо выраженным торфянистым слоем и сильно щебнистой слабо дифференцированной минеральной толщей. В нижних частях склонов и в долинах мощность торфянистого слоя увеличивается до 15-20 см, а минеральная часть профиля приобретает признаки иллювиально-гумусовых подзолов. В лощинах с проточным грунтовым увлажнением и вдоль ручьев фрагментарно встречаются аллювиальные лугово-болотные почвы, тогда как в депрессиях с застойным увлажнением развиваются торфяно-болотные почвы.

На большинстве островов Семиостровского и Гавриловского архипелагов преобладают сухо-торфяные почвы. Они имеют несомненное сходство с почвами безлесных вороничных островов Кандалакшского залива, но отличаются большей мощностью торфяной залежи: обычно 50-100, иногда до 130 см. Растительный покров на них в основном тоже вороничный. Широкое развитие на морских островах вороничных ценозов и образование здесь мощного торфяного пласта, по мнению ботаника И.П. Бреслиной (1969), обусловлены действием фактора «океаничности», который выражается в очень высокой влажности воздуха и почти постоянном наличии в нем «морской пыли». Видимо, эти условия способствуют интенсивному росту вороники, а в сочетании с низкими температурами приводят к накоплению на поверхности островов не полностью разлагающейся массы растительных остатков. Местами в глубине торфяной толщи таких почв сохраняется многолетняя мерзлота. На крупном и высоком о. Харлове встречаются почвы, характерные как для островов, так и для материка. Во всем этом районе большое влияние на формирование микрорельефа и почвообразование оказывают мерзлотные явления.

В северо-восточной части Кольского полуострова много озер, рек и ручьев самой различной величины. Но заповедная полоса побережья, протянувшаяся от мыса Чегодаева до мыса Лицкого, очень узка — всего 500 м. Поэтому она захватывает лишь приустьевые пространства многочисленных небольших ручьев и речки Воятки (устье р. Харловки в заповедник не входит), а также часть некоторых озер. Девять озер есть на о. Харлове, по одному — на островах Вешняке и Мал. Зеленце. Только из трех озер на о. Харлове вытекают ручьи, остальные стока не имеют. Большинство островных озер мелководны, только в одном глубина более 9 м. Все они питаются водами, просачивающимися через слои торфяника и несущими много гуминовых кислот. На дне мощные отложения ила (0,5-3,5 м), вода не прозрачна. На многих островах в результате термокарстовых явлений формируются небольшие блюдцеобразные понижения, обычно заполненные водой, но иногда пересыхающие.

Айновы острова, как уже говорилось, сложены осадочными породами палеозойского возраста. На большей части островов они перекрыты четвертичными валунно-галечниковыми отложениями, а в прибрежной полосе — современными морскими наносами, в основном песчано-галечниковыми с большой примесью ракушечника, остатков панцирей различных морских беспозвоночных.

Острова низкие (максимальная высота — 21 м), со слабоволнистой поверхностью. Почвенный покров представлен преимущественно сухоторфяными почвами, сформировавшимися, как и на других территориях заповедника, под вороничными ценозами. В условиях Айновых островов эти почвы достигают наибольшей мощности: в среднем 80-120 см, иногда до 2 м. В связи с мягкой и теплой зимой они не промерзают на всю глубину, а летом оттаивают медленно, и нередко в их середине почти до осени сохраняется мерзлый слой.

Одной из достопримечательностей Айновых островов являются красочные крупнотравные луга, которые произрастают в прибрежной полосе шириной до 100-200 м. Большей частью они находятся за пределами зоны, непосредственно подвергающейся воздействию морской воды. Под основными массивами лугов развиты аллювиальные дерново-перегнойные почвы.

Заболоченных понижений с торфяно-болотными почвами здесь немного. В некоторых понижениях лежат небольшие бессточные озера.


© Карпович В.Н. Кандалакшский заповедник. // Заповедники СССР. Заповедники европейской части РСФСР. I. - М., Мысль, 1988. с. 20-60.

Ваш e-mail:
Введите 3 цифры: Введите 3 цифры с картинки в поле

Комментарий, вопрос,
сообщение об ошибке:

 
заповедники | национальные парки | федеральные заказники | биосферные ООПТ
о проекте | обратная связь

Подписка на новости:

Главная
Новости
Публикации
Новости сайта
Новости
Ссылки
Ф.Р. Штильмарк
Итоги конференций
Охраняемые территории
Проекты
Вакансии
Фонд Штильмарка
ГИС
Законы и документы
Организации
Федеральные
Водно-болотные угодья
Заповедники
Национальные парки
Заказники
Биосферные резерваты
Оценка репрез-ти_Дубинин
Смирнов_ООПТ Чукотки
Издание трудов Штильмарка
Библиотека \'Люди и заповедники\'
О проекте
ООПТ
Премия имени Штильмарка
Чтения памяти Штильмарка
Штильмарк_абс-зап
Штильмарк_о проблемах
Штильмарк_таинство заповедания
Штильмарк_Принципы заповедности
Астафьев - Штильмарку, 2001
Никольский - Репрезентативность
Белоновская_горные ООПТ
\"Заповідна справа в Україні\"
Штильмарк_Драма или фарс
Штильмарк_Эволюция представлений
Борейко о Штильмарке, 2001
Штильмарк_Кондо-Сосв_зап.
Гусев_История баргузинского зап.
Shtilmark_history
Желтухин - Центрально-Лесной
Конференции
Богдо зонирование Трегубов 2007
Григорян_Севилья_2000
Биосферные заповедники_Соколов, 1988
часть 1
часть 2
Книжная полка
Морские ООПТ
Степные ООПТ