Таймырский
Биосферный резерват

Таймырский
ПОДРОБНАЯ ИНФОРМАЦИЯ
РАСТИТЕЛЬНОСТЬ

На всей территории заповедника произрастает 429 видов сосудистых растений, 212 видов листостебельных мхов, 263 вида лишайников. Из отмечено также 47 видов шляпочных грибов и 157 микромицетов (данные 1998 г, список пополняется).

Растительность представлена 6 типами - лишайниковым, моховым, травяным, кустарничковым, кустарниковым и древесным (Матвеева, 1985). В арктических тундрах распространены только первые 4 типа, в типичных и горных - все, кроме последнего, на южных участках - все, кроме первого.

Состав флоры (и фауны), структура почвенного покрова, растительности (и животного населения) довольно сильно различаются на сильно удаленных друг от друга участках заповедника, физико-географические условия которых также очень разные. Эти участки находятся в разных подзонах тундр, расстояние между крайним северным и южным более 300 км. Поэтому описывать природу заповедника удобнее по разным подзонам - южным (включая лесные острова), типичным и арктическим участкам.

Южные участки. Особенность растительности этих участков прежде всего в том, что здесь находятся самые северные в мире леса, а точнее - редколесья из лиственницы Гмелина, северо-сибирского вида, близкого к лиственнице даурской. Во флоре ярко проявляется эндемичность - 32 вида, 13 родов и 8 семейств отмечено только здесь; всего флора сосудистых растений южных филиалов включает 273 вида.

Ары-Мас. Флора сосудистых растений составляет 260 видов. Более других представлены злаки, лютиковые и сложноцветные, но доминируют в растительном покрове осоковые, вересковые, ивовые, березовые. По характеру флора северная гипоарктическая, сибирская. Доля южных видов в ней достаточно велика (гипоарктических – 29%, бореальных – 18%); из всех флор участков заповедника здесь наиболее низка доля арктических (53%), а также циркумполярных (45%) видов.

Лиственничные редколесья в центральной части “острова” довольно сомкнуты (0,3 – 0,4), к востоку и западу они реже (0,1-0,2). Высота деревьев 4-7 м, отдельных старых лиственниц до 10 м при толщине стволов до 25-30 см; в среднем толщина стволов составляет 10-14 см. Редины с сомкнутостью менее 0.1 и высотой деревьев 2-5 м окаймляют лесные участки по самым высоким местам террас, здесь деревья часто искривлены, имеют “флаговую” и “юбочную” формы. В подлеске обычны ерник, багульник, голубика; в поймах - ивы, ольховник, иногда шиповник и смородина. В напочвенном покрове более влажных участков преобладают обычные тундровые гипновые мхи (Hylocomium splendens var. obtusifolium, Tomentypnum nitens, Aulacomnium tirgidum),печеночник Ptilidium ciliare; на сухих высоких террасах обильны также лишайники-ягели (Cladina stellaris, C. rangiferina, C. amaurocraea и др.). В пятнистых и бугорковых тундрах, чередующихся с редколесьями и, особенно, рединами, преобладающую роль играют ивы красивая и сизая, дриада точечная, кассиопея четырехгранная, осока арктосибирская и те же виды мхов.

На речных террасах широко представлена болотная растительность. Здесь можно отметить все стадии развития полигональных болот - от осоково-пушицевых и мохово-осоковых с неясно выраженной сетью растрескивания до плоскобугристых, представляющих собой комплекс приподнятых неправильных бугров с тундровой растительностью и обводненных травяных и мохово-травяных просадок. На буграх с мощной моховой дерниной обилен ерник, кустарниковые ивы, в нижних ярусах - дриада, осока арктосибирская; из мхов - Polytrichum strictum, Dicranum sp. В переувлажненных понижениях моховой покров развит слабо, здесь обильны осоки прямостоячая и редкоцветковая, пушицы многоколосковая и средняя. В небольших озерах встречаются водные виды - ряска, некоторые рдесты. Для них эти места – самые северные в ареале.

К флористическим редкостям относятся и оторванные от основного ареала популяции галофильного триостренника морского, а также ладьян трехраздельный, ива черничная, клюква мелкоплодная, кассандра, вахта трехлистная (все на северном пределе ареала), диапензия обратнояйцевидная (самая западная находка). Только в пределах заповедника на Ары-Масе отмечено 14 таких видов.

Наиболее богата флора разнотравных луговин речных террас и береговых склонов, представляющих собой в период массового цветения сплошной цветущий ковер. Песчаные гривы в пойме и песчано-щебнистые останцы на террасах, заросли ивняков и ольховников также имеют относительно богатый флористический состав. Сами же редколесья и тундры довольно однообразны.

Лукунский. Флора участка пока полностью не исследована. Для лесотундрового левобережья указано 168 видов сосудистых растений. Тем не менее, уже по имеющимся сборам можно судить о более южном по сравнению даже с Ары-Масом характере флоры. Здесь выше доля бореальных видов. Только здесь в пойменных кустарниках произрастают чемерица, звездчатка длиннолистная, хвощ болотный и другие южные виды.

На территории участка представлены все основные типы растительного покрова, характерные для лесотундры Таймыра (Крючков, 1972) - лиственничные редколесья и редины, пятнистые кустарниково-осоковые тундры, кустарниковые тундры с преобладанием ерника, ив красивой , сизой и ползучей, в долинах – полигональные осоково-моховые болота. Наиболее сомкнутые редколесья имеют густой ерниково-багульниковый ярус, часто с голубикой; на сухих приподнятых гривах в напочвенном покрове много кустарничков – кассиопеи, брусники, толокнянки, шикши. В поймах развиты кустарниковые заросли – ольховник, ивы, смородина, встречается шиповник.

Основная территория В области горных тундр Бырранга встречается 340 видов споровых и цветковых растений, из которых 38 видов произрастает только здесь; для гор эндемичны 3 семейства и 4 рода. Флора горной части - типично арктическая, континентальная, сибирская, с самой высокой из всех ландшафтов долей восточносибирских (19%) и в целом азиатских видов и самой низкой - циркумполярных (37%).

Распределение растительности подчиняется высотной поясности, но высотные границы поясов нестабильны и зависят от экспозиции и крутизны склона, а также и от субстрата (верхние пояса). Можно выделить два основных высотно-поясных ряда. На пологих склонах южного макросклона нижний пояс – представлен, в основном, ерниково-травяно-моховыми тундрами, которые обычно свойственны более южным подзонам. С высоты 50-100 м, с увеличением доли щебня в субстрате, они сменяются разнотравно-мохово-дриадовыми и дриадово-моховыми тундрами. Чем выше в горы, тем меньшие площади, покрыты растениями, беднее видовой состав. На менее дренированных местах дриада частично или полностью замещается ивкой полярной, возрастает роль щучки коротколистной. Верхняя граница этого пояса повышается с востока на запад. В бассейне озера Левинсон-Лессинга верхняя граница дриадовых тундр проходит на высоте 250-300 м над ур. моря, а в среднем течении р. Фадьюкуда - на высоте 400 м, а иногда и 450 м. Однако на выпуклых и плоских малоснежных поверхностях дриадовые тундры сменяются разнотравно-моховыми куртинными уже на высоте около 250 м. Часто в них обильны мак полярный, создающий желтый аспект в период цветения, новосиверсия ледяная, ожика снежная, крупки альпийская, крупноцветная (особенно на известняках), почти-головчатая и многие другие петрофиты. На суглинистых участках дриадовые тундры уступают место более бедным злаково-осоково-ивково-моховым. Выше пояса дриадовых тундр на щебнистых грунтах обычны ивково-мохово-сиверсиевые куртинные тундры или эпилитно-лишайниковые горные пустыни, на мелкоземистых - щучково-ивково-моховые куртинные тундры. Самый верхний пояс, на плоских вершинах выше 600 м (к востоку и северу границы поясов ниже) - это разреженные фиппсиево-моховые структурные сырые тундры, сходные по характеру с арктическими пустынями. Здесь господствуют мелкие подушки мхов и отдельные крошечные кустики фиппсии холодной, оксиграфиса ледяного, мятлика ложноукороченного.

По-иному выражена поясность на внутригорных крутых склонах южной экспозиции (второй высотно-поясный ряд). В нижней части склонов обычно преобладают сырые деллевые1 шлейфы с разнотравно-дриадово-моховыми грядами и кустарниково-осоково-моховыми деллями (ложбинами стока). На высоте около 100 м они сменяются сочетанием разнотравно-дриадовых тундр и красочных разнотравных лугов, часто остепненных. По границе этих поясов, в местах избыточного проточного увлажнения развиты травяно-моховые эвтрофные шлейфы со специфическим флористическим составом - минуарция прямая, остролодочник Мертенса, пушица красивотычинковая, сердечник мелколистный; из мхов - Mnium cinclidioides, Ortothecium chryseum. Верхняя граница пояса неровная, на высоте 250-350 м сочетание тундр и лугов сменяется разнотравными группировками на осыпях с покрытием растительности от 30-40 % внизу до 1-5% вверху. Здесь развиваются отдельные подушки длиннокорневищных видов, способных выдерживать постоянно подвижный грунт - полыни северной, мятлика сизого, некоторых бобовых. Выше, на платообразных вершинах, растительность такая же, как в соответствующем поясе первого высотно-поясного ряда.

В многочисленных нивальных нишах формируются маленькие горные болотца с красноватыми подушками мхов Bryum cryophilum, Orthothecium chryseum и нивальным мелкотравьем, а также приснежниковые луговинки с камнеломкой гиперборейской, ситником двухчешуйным, фиппсией холодной.

Выходы известняков в горах представляют собой совершенно фантастический пейзаж. Это практически голые поверхности от белого до ярко-рыжего, иногда зеленоватого цвета, видные издали, разбросанные островками среди алевролитовых черных гор, либо же образущие огромные поля. По склонам обычны выветрелые останцы причудливой формы. Часто на них гнездятся чайки, устраивают кормовые столики пернатые хищники, и тогда эти красновато-желтые столбы покрыты сверху ярко-зеленой растительностью. Растения, образующие эти подушки, достигают здесь гораздо более крупных размеров, чем их типичные образцы. Так, на останце вблизи горы Лессинг развилась куртина мака белошерстистого высотой около 15 см, желтушник Палласа при плодоношении в конце лета вытягивается до 30-40 см, а крупка серая образует многостеблевые подушки диаметром до 25 см. Для относительно задернованных выходов известняков характерны осочково-дриадовые тундры с осокой скальной и кальцефильным разнотравьем, иногда довольно обильным (брайи краснеющая, волосистая, стручковая и медно-красная, лескверелла арктическая, крупка Поле, копеечник шерстистоплодный, осока крупнопестичная, астрагал Толмачева, одуванчик вздутоплодный), а для их сырых шлейфов характерны осока Редовского, щучка северная, бескильница быррангская (эндемик Таймыра). У подножий образуются болотца с кальцефильными мхами и пушицей красивотычинковой. Интересно, что многие виды растений, которые в горах растут на известняках, а в равнинных тундрах не встречаются, на юге Таймыра растут в обычных лиственничных редколесьях (ива аляскинская, осоки Редовского и крупнопестичная).

Особенно богата растительность на нижней части южных склонов и в речных каньонах, а также на границе с ландшафтами межгорных котловин. Здесь развиты горные луга, остепненные разнотравно-злаковые луговины (реликты более теплых эпох), щебнистые разнотравно-дриадовые тундры, луговинки в нишах крупноглыбовых развалов (где мощный снежный покров сходит быстро), иногда ивняки. В этих местах встречаются редкие виды, а также виды, которые находятся здесь на пределе своего ареала. Таковы реликтовые арктические папоротники - щитовник пахучий, пузырники ломкий и Дайка, вудзия гладенькая. В значительном отрыве от основного ареала (низовья Лены и восточнее), встречаются лапчатка анахоретская, мак белошерстистый, полынь арктосибирская; кроме того - виды, ранее считался эндемиками плато Путорана: мак изменчивый, остролодочник путоранский; встречаются изолированные популяции более южных видов - вейника багрянистого, незабудочника шелковистого, купальницы азиатской, осоки Ледебура, эремогоны красивой.

На остепненных луговинах обильны пырейники, мятлик сизый, овсяницы Ричардсона и ушковатая, трищетинник колосистый, келерия азиатская; из разнотравья - смолевка малолистная, копеечник арктический, арника Ильина, крестовник тундровый, лапчатка простертая с крупными желтыми цветками и снежно-белыми листочками, мак подушковидный, из одной подушки которого иногда выходит до 50 стрелок с крупными вееерообразно раскрытыми цветками. Местами встречается чабрец экстремальный и тогда склоны даже пахнут по-особому, создавая полную иллюзию степи. Эти удивительные сообщества сохранились в горах Таймыра со времен позднеголоценового, а может быть и бореального термического оптимума, пережив последнее оледенение в защищенных каньонах. Их состав свидетельствует о тесных флористических связях Бырранга с более восточными горными системами - севера Якутии и Чукотки.

На менее сухих, но хорошо прогреваемых склонах развиты пышные злаково-разнотравные горные луга с преобладанием мятлика сизого, мытника прелестного, разнообразных бобовых - астрагалов зонтичного, холодного и альпийского, остролодочников таймырского и Миддендорфа. Эти луга представляют собой изумительно красивые желто-фиолетовые ковры, чередующиеся в небольших нишах с кустарничковыми тундрами, которые усеяны белыми звездочками дриады, а позже - обильными мелкими колокольчиками кассиопеи. На уступах скал обычны родиола розовая, образующая иногда огромные подушки, куртины лапчатки одноцветковой, во влажных нишах - кусты кисличника, заросли камнеломок поникшей и Нельсона, щавеля-ложнокисличника и многих других видов. Иногда на небольших скальных полках разрастаются крупные кусты ивы шерстистой и копьелистной, а также красивейшего растения - живокости Миддендорфа с многочисленными ярко-синими кистями цветов. Растет здесь и новосиверсия.

По горным долинам на север продвигаются как некоторых более южных виды, так и более южные растительные сообщества. По долинам рек Фадьюкуда и Малахай-Тари кустарниковая ольха почти на 20 км проникает в горы (и на 200 км к северу здесь от основного ареала). Еще глубже в горы заходят ерниковые сообщества - по плоскобугристым болотам речных террас, травяные ивняки - по высокой пойме и придолинным пологим конусам выноса. В долинах рек Тарисейми-Тари, Малахай-Тари и Фадьюкуда встречены высокоствольные ивняки из ивы аляскинской, обычные также в предгорьях. В составе нижнего яруса этих ивняков отмечен вейник Лангсдорфа, который более нигде на тундровой территории не встречается. На склонах террас иногда развиваются пышные луговины, близкие по характеру к горным, но обогащенные долинными видами (лютик северный, ясколка крупная, гастролихнис таймырский, одуванчики тощий и арктический). Галечники высокой поймы местами покрыты сплошным фиолетовым ковром остролодочника Миддендорфа, а позже - кипрея широколистного; кроме того, на галечниках обычны мелколепестник смолевколистный, резуха каменная, маки полярный и подушковидный. Из заходящих в горы по котловинам видов следует отметим еще ситник арктический, (встречается по долинам рек Фадьюкуда и Останцовой почти до северного макросклона Главной гряды), осоки струнокоренную, редкоцветную и кругловатую, кобрезию сибирскую, кипрей болотный, остролодочники Адамса и грязноватый, астрагал норвежский, изолированную популяцию жирянки холодной, только на сырых шлейфах древних морских террас встречена хохлатка арктическая, удивительна находка мака Шамурина - чукотского вида - в межгорной котловине р. Фадьюкуда.

Переходная горно-равнинная полоса. На плакорах развиты суглинистые пятнисто-бугорковые и бугорковые тундры с кустарниково-осоково-моховой растительностью с ерником и ивами - ползучей, красивой, шерстистой. На сохранившихся останцах террасы обычны кустарничково-осоково-моховые тундры с преобладанием дриады точечной, ивы арктической, осоки арктосибирской, пушицы узколистной. На останцово-блочных участках с каменными байджарахами представлены разнотравные луговины с мятликом сизым, осокой скальной, остролодочником чернеющим, местами появляются и иногда довольно обильны брайя краснеющая, бурачок обратнояйцевидный. Вообще в этих экотопах обычны горные виды. Особо следует отметить устьевые части рек, текущих с гор (Дябака-Тари, Тарисейми-Тари, Бол. Боотанкага, Нюнькараку-Тари и др.). Их долины, выходя на равнину, сохраняют горный характер - с валунно-галечными поймами и сильно разветвленным руслом. По ним распространен ряд чисто горных видов - мелколепестник смолевколистный, дендрантема монгольская, ярутка ложечная, лапчатки одноцветковая и простертая, лескверелла арктическая и др.). Специфичным для ландшафта, возможно, реликтовым, фитоценозом являются высокоствольные (до 2 м) ивняки из ивы аляскинской с примесью ивы шерстистой и копьевидной. Долгое время был известен только один подобный ивняк в долине р. Малахай-Тари (Дибнер,1961, Кожевников,1996). За последние годы обнаружено еще 8 таких ивняков - как в межгорных котловинах, так и в предгорьях. Ивняки предгорий занимают довольно большие площади в широких долинах ручьев. Очень густые островки ив чередуются с колосняковыми и разнотравно-злаковыми высокотравными (травостой до 60 см) лугами; в составе разнотравья есть как горно-луговые, так и долинно-луговые виды - разнообразные одуванчики, ясколка енисейская, звездчатка толстоватая, резуха каменная, костерок арктический, щавель лапландский, синюха северная. По окраинам массивов ивняки приобретают “саванновую” форму - отдельные очень крупные кусты разбросаны по пойменным лужайкам. Во всех случаях долины ручьев имеют разветвленный, горный характер, кустарники растут непосредственно на грубом горном аллювии, иногда на аллювиальных дерновых слаборазвитых почвах.

Область типичных равнинных тундр. Растительность характерна для подзоны типичных тундр. По площади преобладают кустарничково- и кустарниково-осоково-моховые сообщества, лишь по долинам развиты фрагментарные (а в аллювиальных ландшафтах сплошные) заросли кустарников, луга, разнотравно-дриадовые тундры. Территория сильно заболочена поэтому обильны гигрофильно-травяные сообщества; в долинах рек и спущенных озерных котловинах обширны массивы полигональных болот. Флора равнинных тундр типично арктическая, сибирская, в депрессиях со значительным участием гипоарктических видов. Всего отмечен 331 вид сосудистых растений, но только один – эндемик - тризетокелерия таймырская - может считаться специфичным для территории.

Всего в пределах равнинных тундр описана и изучена растительность нескольких ландшафтов, специфика которой обусловлены особенностями происхождения и рельефа поверхности.

Растительность моренных гряд высотой до 190-210 м над ур.моря представлена на плакорах пятнистыми кустарничково-осоково-моховыми (дриада точечная, осока арктосибирская, из мхов Hylocomium splendens var.alaskanum, Tomentypnum nitens и др.) и пятнисто-бугорковыми кустарничково-осоково-моховыми ( те же виды, а также ивка полярная, кассиопея, брусника, пушица многоколосковая, осока прямостоячая) тундрами. На склонах, в деллевых комплексах, развиты кустарниково-осоково- моховые тундры с ивами ползучей и красивой, в нижних частях – с ивой шерстистой. В западинах рельефа обычны полигональные болота (осоково-моховые, кустарниково-осоково-моховые), в древних спущенных озерных котловинах довольно часты плоскобугристые ерниково-политриховые торфяники с ивами, багульником, редко - с отдельными растениями морошки. Более южный характер растительности этих болот говорит об их формировании в условиях древнего, относительно теплого климата. На обнаженных щебнистых вершинах гряд, крутых склонах-ярах, озерных и речных террасах развиты дриадово-травяные и разнотравные лугоподобные сообщества с преобладанием мятликов сизого и альпигенного, овсяниц коротколистной и Ричардсона, мытников прелестного и мутовчатого, ясколки крупной, ллойдии поздней, на самых щебнистых участках - осоки скальной, камнеломок, крупок, остролодочника чернеющего.

Растительность межъязыковых и межлопастных массивов покровного оледенения с пологохолмистой поверхностью в целом аналогична растительности моренных гряд, но относительная площадь болотных комплексов больше, а общее покрытие растительности выше. На пологих, почти горизонтальных шлейфах склонов обычны бугорково-кочкарные кустарниково-осоково-моховые тундры с осокой прямостоячей, пушицами многоколосковой и влагалищной, ивой красивой; в моховом покрове выше роль Polytrichum strictum. Кустарниковых сообществ меньше, они сосредоточены преимущественно в долинах малых рек. Флора этих массивов заметно беднее моренных гряд, вероятно, из-за меньшего разнообразия биотопов.

Растительность плакоров плоских лагунно-морских равнин, сложенных в основании солоноватыми глинами - кустарниково-осоково-моховые и осоково-моховые полидоминантные тундры с дриадой, кассиопеей, ивами ползучей и красивой, осокой арктосибирской, пушицами, брусникой, грушанкой. На бровках склонов развиты разнотравно-осоково-дриадово-моховые пятнистые тундры с астрагалами альпийским и зонтичным, овсяницами, полынью вильчатой. На границе с аллювиальными ландшафтами, где из-за эрозионной деятельности реки образуются крутые осыпные берега - яры и овраги, встречается ряд специфичных эрозиофильных видов (пырейники, бескильницы, растущая только в этих экотопах резуховидка сумколистная), а на более пологих и местами задернованных ярах - комастома тоненькая, белозор болотный, а также редкие остролодочник отклоненный и кастиллея красная. В котловинах обычны болотные комплексы, в которых понижения представлены сабельниково-осоково-моховыми сообществами, а полигоны и валики - осоково-ивово-моховыми и ерниково-моховыми с багульником, голубикой и другими болотными видами. Изредка встречаются древние массивы выпуклых, почти слившихся ерниково-политриховых бугров со значительным (до 15-17 см) слоем торфа.

Растительность гляциально-аллювиальных депрессий довольно своеобразна; и хорошо выражена ее широтная инверсия. В долине Верхней Таймыры на высоких террасах развиты ерники, которые на плакорах доминируют гораздо южнее; это ерниково-политриховые и ерниково-осоково-смешанно-моховые тундры, довольно бедные по составу. Поймы заняты полигональными болотами преимущественно валикового типа, с мохово-осоковой растительностью увлажненных полигонов и кустарниково-осоково-моховой ( с ивами сизой, ползучей, красивой, ерником) - валиков. Так как некоторые притоки Верхней Таймыры текут с юга, в долину проникают некоторые гипоарктические и бореальные виды - ситник арктический, уруть сибирская, лук-скорода; на придолинных склонах встречаются комастома тоненькая, белозор болотный, мытник царский-скипетр, кровохлебка лекарственная. На песчаных выходах попадаются довольно редкие и оригинальные сообщества кустарничково-разнотравных тундр, где в доминанты выходит ива монетолистная вместе с дриадой; здесь обычны не встреченные более нигде в этом ландшафте горицветы мохнатый и самоедов, тофиельдия багряная, маки детритолюбивый (разрыв ареала до Чукотки) и узколистный, осока черноплодная.

Весьма разнообразна растительность низменных плоских озерно-аллювиальных равнин, которые сложенные песками, на значительных площадях заторфованы с поверхности. Большую часть этих равнин занимают болотные комплексы всех типов – ерниково-моховые плоскобугристые, кустарниково-осоково-моховые плоскополигональные; полигонально-валиковые с мохово-осоковыми полигонами и кустарниково-осоково-моховыми валиками, трещинно-полигональные, осоковые и злаково-осоковые. Разнообразен набор болотных видов: дюпонции Фишера и голоцветковая, зубровка малоцветковая, осоки редкоцветная, струнокоренная и кругловатая, пушицы рыжеватая, средняя и короткотычинковая, лютики Гмелина и Палласа. Но особенно специфична по составу флора песчаных террас, перевеваемых песков и низких приречных обрывов. На песчаных террасах повсеместно распространены разнотравно-дриадовые тундры с ивой монетолистной, армерией шершавой, горицветами, зубровкой альпийской, келерией азиатской; встречаются толокнянка альпийская, шикша, чабрец. На перевеваемых песках растут костерок арктический, мятлик почти-шерстистый, щучка обская, резуха каменная, встречаются горец Лаксманна, щавелек злаколистный, остролодочники грязноватый, Тихомирова и Адамса, обильна кобрезия мышехвостниковая, иногда образующая сомкнутые сообщества. На приречных песчано-торфянистых обрывах развиты разнотравно-злаковые эрозиофильные луга с мятликами альпигенным и луговым, маком лапландским, полынью Тилезиуса, кастиллеями красной и арктической (последняя найдена, причем в большом обилии, только в депрессии р.Фадьюкуда; здесь из-за близости к горам встречаются также астрагалы холодный и Толмачева, бурачок обратнояйцевидный, ива сетчатая, довольно редкие гвоздика ползучая, эремогона красивая).

В дельтах рек Верхней Таймыры и Бикады, впадающих в озеро Таймыр, развиты абсолютно плоские равнины. Они поднимаются не более чем на 10 м над урезом озера и заняты преимущественно полигональными болотами и бугорково-кочковатыми тундрами; встречаются также небольшие участки песков. Растительность болот и бугорково-кочковатых тундр кустарниково-осоково-моховая, осоково-моховая, в полигонах болот - мохово- и злаково-осоковая; на песках развиты разнотравно-дриадовые и разнотравные тундры.

По всему побережью озера Таймыр развиты фрагментами низкие плоские террасы, представленные двумя уровнями. Нижний уровень приподнят над урезом воды на 1-5 м, сложен илами, с поверхности заторфованными; имеет специфический, встречающийся почти только на Центральном Таймыре полигонально-валиковый рельеф с очень глубокими, до 1,2 м, обводненными полигонами. Второй уровень сложен щебнистыми супесями, с поверхности сильно заторфован; имеет плоскобугристый микрорельеф.

На первой террасе полигоны заняты арктофильниками, валики кустарниково-осоково-гипново-политриховой растительностью. На второй террасе развиты плоскобугристые ерниково-моховые болота с очень густыми и высокими для этой широты зарослями березки; мощность торфа на второй террасе достигает 4.5 м, что указывает на формирование этих торфяников, возможно, в период голоценового климатического оптимума, поскольку в современных условиях на образование такой толщи потребовалось бы несколько десятков тысяч лет.

Арктический участок. Растительность этого высокоширотного участка бедная, свойственная арктическим тундрам; зональный тип - осоково-ивково-моховые тундры. Флора цветковых насчитывает 159 видов; число видов резко возрастает по мере удаления от моря к юго-востоку в направлении материка. Характер флоры - арктический, на побережье – высокоарктический; циркумполярных видов почти в 2 раза больше, чем азиатских, т.е. сибирская специфика флоры на этих широтах теряется. Доля криофитов увеличивается до 83%. Специфических для этой территории видов - всего 3, причем 2 из них азональные сублиторальные.

Флора приморских низменных равнин очень бедна - всего 96 видов (Матвеева, 1979), только в этом ландшафте есть приморские виды - звездчатка приземистая и бескильница ползучая, образующие заросли в сублиторальной полосе. Растительность на плакорах - ивково-моховые и лишайниково-ивково-моховые полигонально-пятнистые тундры с ожиками, лисохвостом, мелкими камнеломками, минуарцией крупноплодной; растительность покрывает не больше 20% поверхности. На редких щебнистых выходах распространены лишайниково-дриадовые куртинные тундры с новосиверсией, ивкой полярной по трещинам, камнеломкой железистой. Сомкнутая растительность, разнотравно-злаковые луговины с преобладанием мятлика альпигенного, лисохвоста альпийского, развивается лишь на небольших участках южных склонов байджарахов и обрывов; только здесь встречается редкий вид - одуванчик гипоарктический.

Флора предгорных равнин арктических тундр значительно богаче (155 видов). На плакорах предгорных равнин господствуют травяно-ивково-моховые тундры, где растительность занимает от 10 до 50%, остальная площадь - голые пятна. Флористически эти тундры бедны, лишь некоторые мелкие злаки (мятлики, щучки, лисохвост альпийский) и разнотравье (крупки крупноплодная и фладницийская, сердечник маргаритколистный, новосиверсия) составляют примесь к ивке полярной, стволики которой целиком погружены в маломощную моховую дернину. Роль дриады и осоки арктосибирской, абсолютных доминантов типичных тундр, здесь низкая, они обильны только на каменистых выходах. На таких щебнистых выходах обычны также минуарции арктическая и красноватая, остролодочник чернеющий, крупка продолговатоплодная, овсяница коротколистная. Кустарники на плакорах отсутствуют совершенно. Низкие ровные пространства плоских водоразделов заняты сплошными полями травяных болот, возникших вследствие блюдцевого термокарста. Эти поля представляют собой заросли осоки прямостоячей, пушиц многоколосковой и Шейхцера, дюпонции Фишера; мелкие озерки затянуты зарослями бокоосника Сабина, сменяющего в этой подзоне арктофилу, которая встречается реже и только в долинах.

Пересекающие предгорную равнину долины (река Кульдима) - рефугиумы многих более южных видов растений, которые здесь находятся на крайнем северном пределе своих ареалов (брусника, лютик сходный, ива красивая, василистник альпийский, крупка серая, осоки Лахеналя и каменная). По галечникам рек развита необычно пышная для этих мест травянистая растительность - сплошной ковер астрагала альпийского, остролодочника Миддендорфа, кипрея широколистного. Здесь также найдено одно из самых северных мест произрастания ивы аляскинской, она изредка изредка попадается в виде мелких распластанных кустиков.

Биота среднегорий Бырранга на Арктическом участке заповедника ландшафта сильно обеднена, горы выше 250 м практически безжизненны, растительность представлена разреженными лишайниковыми группировками в которых изредка попадаются некоторые крупки (бородатая, Поле, малоцветковая).

На склонах в нижнем поясе развиты горные деллевые комплексы с характерным микрорельефом каменных полос; здесь имеются фрагменты дриадовых тундр с обилием камнеломок Фанстона, снежной и железистой, крупок, мака полярного, незабудочника шерстистого, выше преобладает новосиверсия. У их подножий развиты приснежниковые полупроточные болотца с селезеночником, лютиками снежным и серно-желтым, камнеломкой гиперборейской и подушками мхов Oncophorus, Ditrichum, Orthothecium.

Интересны сырые шлейфы известняков с обилием встреченных только здесь бескильниц суженной и быррангской, брайи краснеющей, щучек коротколистной и сизой. Более сухие места покрыты сплошным ковром камнеломки супротивнолистной.

В заповеднике встречается ряд видов растений, редких для Таймыра или эндемичных для небольшой территории. Всего имеется имеется около 100 видов сосудистых растений, редких для заповедника, отдельных его участков или когда-либо включенных в официальные списки редких и охраняемых видов (Красная Книга РСФСР, Растения, 1988; Редкие и исчезающие виды флоры СССР, 1981). Коротко перечислим наиболее редкие и интересные находки.

А. Эндемики Таймыра – тризетокелерия таймырская, бескильница быррангская, бескильница Городкова, крупка таймырская, одуванчик быррангский, одуванчик таймырский.

Б. Таймыро-Путоранские (центральносибирские эндемики) – мак изменчивый, остролодочник путоранский, остролодочник Тихомирова.

В. Таймырские популяции видов, сильно оторванные от основного ареала – вейник багрянистый, кобрезия простоватая, осока твердоватая, осока Ледебура, эремогона красивая, хохлатка арктическая, мак Шамурина, лапчатка анахоретская, остролодочник наклоненный, кастиллея арктическая (была включена в Красную Книгу РФ), полынь арктосибирская, полынь шелковистая, белокопытник ледяной, одуванчик ленский.

© Е.Б. Поспелова, Ю.М. Карбаинов, А.А. Гаврилов, И.Н. Поспелов, Э.В. Рогачева, Е.Е. Сыроечковский, И.И. Чупин, 1999 г.

Ваш e-mail:
Введите 3 цифры: Введите 3 цифры с картинки в поле

Комментарий, вопрос,
сообщение об ошибке:

 
заповедники | национальные парки | федеральные заказники | биосферные ООПТ
о проекте | обратная связь

Подписка на новости:

Главная
Новости
Публикации
Новости сайта
Новости
Ссылки
Ф.Р. Штильмарк
Итоги конференций
Охраняемые территории
Проекты
Вакансии
Фонд Штильмарка
ГИС
Законы и документы
Организации
Федеральные
Водно-болотные угодья
Заповедники
Национальные парки
Заказники
Биосферные резерваты
Оценка репрез-ти_Дубинин
Смирнов_ООПТ Чукотки
Издание трудов Штильмарка
Библиотека 'Люди и заповедники'
О проекте
ООПТ
Премия имени Штильмарка
Чтения памяти Штильмарка
Штильмарк_абс-зап
Штильмарк_о проблемах
Штильмарк_таинство заповедания
Штильмарк_Принципы заповедности
Астафьев - Штильмарку, 2001
Никольский - Репрезентативность
Белоновская_горные ООПТ
\"Заповідна справа в Україні\"
Штильмарк_Драма или фарс
Штильмарк_Эволюция представлений
Борейко о Штильмарке, 2001
Штильмарк_Кондо-Сосв_зап.
Гусев_История баргузинского зап.
Shtilmark_history
Желтухин - Центрально-Лесной
Конференции
Богдо зонирование Трегубов 2007
Григорян_Севилья_2000
Биосферные заповедники_Соколов, 1988
часть 1
часть 2
Книжная полка
Морские ООПТ
Степные ООПТ
Завершен сбор конкурсных работ на соискание Премии имени Ф.Р. Штильмарка
Фото докладчиков
Чтения
Награждение лауреатов
Конференция
ШТИЛЬМАРКОВСКИЕ ЧТЕНИЯ, Москва, 19-20 апреля, 2018 г.
О природе и людях
Живой покров земли
Заповедная мерзлота
Герасимов Н.Н.
Кочнев А.А.
Урбанавичене И.Н.
Джамирзоев Г.С., Трепет С.А., Букреев С.А.