Большой Арктический
Заповедник

Большой Арктический
ПОДРОБНАЯ ИНФОРМАЦИЯ
РАСТИТЕЛЬНОСТЬ

Флора.
На Крайнем Севере значение лишайников и мхов в растительном покрове не менее, а подчас более важно, чем высших растений. И все же высшие растения Большого Арктического заповедника оказались лучше изученными, чем лишайники и мхи. «Повезло» в этом отношении лишь крайнему западному форпосту заповедника – острову Сибирякова, где Арктическая экспедиция ИПЭЭ РАН в 1989-1992 гг. охватила своими исследованиями грибы, лишайники, мхи и высшие растения (Куваев и др.,1994). В этом отношении остров Сибирякова оказался эталоном для Севера Сибири в целом.

Остров Сибирякова (бывший остров Кузькин). На острове выявлено 15 видов грибов – большинство из них пластинчатые (агариковые); среди них – редкая волоконница белокожая. Несравненно больше здесь лишайников – 70 видов. Это основа зимнего питания островной оседлой популяции дикого северного оленя (кладины лесная и оленья, цетрарии клобучковая и исландская и многие другие). Ценная находка в истоке реки Лынера-Яху (Лагерная) - базидиальный лишайник корисциум зеленый.

Среди мохообразных удалось выявить 15 видов печеночных и 74 вида листостебельных мхов, всего 89 видов. Особенно выделяются амблистегиевые мхи – разные виды дрепанокладуса, каллиергона и подобных им, всего 18 видов.

Наиболее богата флора высших растений – их отмечено 162 вида, относящихся к 28 семействам. По числу видов выделяются злаки (28 видов), капустные (19 видов), гвоздичные (16), камнеломковые (15) и осоковые (13 видов). Среди высших растений с острова Сибирякова в последнее время описаны новые для науки осока крохотная и ожика Толмачева.

Среди цветковых растений особо выделяются удивительно красочные ярко цветущие виды: мак подушковидный (многоцветные формы – от белой и ярко-желтой до оранжево-красной), ароматная паррия, золотистая новосиверсия, ярко-красная армерия морская и другие (Куваев и др., 1994 и др.).

Бухта Медуза. Отделена от острова Сибирякова Енисейским заливом шириной всего в 50 км. Заповедная территория окрестностей бухты Медуза значительно меньше острова, и все же флора ее значительно отличается. Это ясно уже на примере высших растений. Их здесь 117 видов из 23 семейств. Важнейшие по числу видов семейства те же, но порядок их иной: капустные – 17 видов, злаки – 15, гвоздичные и камнеломковые – по 12 видов. Порядковое место осоковых занято лютиковыми и астровыми (сложноцветными) – по 8 видов. Бросается в глаза отсутствие в районе бухты Медуза столь ярких и массовых на острове Сибирякова синюхи северной, армерии морской и других подобных видов. Вместе с тем, у бухты Медуза довольно обычно ценнейшее лекарственное растение – родиола северная (на острове Сибирякова семейство толстянковых, к которому относится родиола, полностью отсутствует).

В целом для района бухты Медуза более характерно отсутствие видов, встреченных на острове Сибирякова – их около 60 (Куваев, Ващенкова,1994). Сравнение флор свидетельствует о том, что между островом Сибирякова и бухтой Медуза проходит важная ботаника-географическая граница (Толмачев,1928; Куваев,Кожевникова, 1998 и др.) между западными и восточно-сибирскими флорами. Это одно из проявлений Енисейской биогеографической границы – крупнейшей меридиональной границы такого рода в Палеарктике.

Устье Пясины. Достаточно южное расположение, сравнительно невысокая океаничность климата, разнообразие рельефа и прочих природных условий способствуют здесь некоторому повышению богатства флоры. Тем не менее, по числу видов высших растений этот участок уступает еще более южно расположенному острову Сибирякова: их здесь 140 (Куваев, Дерюгина, в печ.) вместо 162 на острове. Первые 5 семейств по числу видов: злаки (24 вида), капустные (20 видов), камнеломковые (17), гвоздичные и лютиковые (по 13 видов); здесь повторяется обычный для Арктики систематический спектр. Обращает на себя внимание повышенное число видов звездчаток (4 вида), гастролихнис (4 вида, в том числе впервые описанная гастролихнис тундровая), лютиков (11 форм, включая новый подвид лютик таймырский), крупок (12), камнеломок (15). Разнообразие крупок на Таймыре особо отмечалось Ю.П. Кожевниковым (1996).

Бухта Книповича. Флора высших растений исследовалась Арктической экспедицией ИПЭЭ РАН в бассейне реки Гусиная. Богатство флоры, по мере продвижения на восток от острова Сибирякова, продолжает сокращаться: здесь выявлено 103 вида высших растений из 20 семейств. Четыре первых по численности семейства – те же, что в окрестностях бухты Медуза: злаки (17 видов), гвоздичные и камнеломковые (по 14 видов), капустные (12); пятое место делят осоковые и маковые (по 6 видов). Таким образом, здесь присутствует тот же типичный арктический спектр флоры.

Здесь также нами в последнее время были выявлены новые для науки таксоны: камнеломка мелкоголовая и камнеломка почти-одноцветковая (Куваев, Хохряков, 1993,1994). С продвижением к востоку возрастает континентальность климата и снижается число видов, родов и семейств во флоре высших растений (Куваев, Дерюгина, в печ.).

Нижняя Таймыра. Район устья реки Нижняя Таймыра расположен несколько восточнее бухты Книповича. Как показывает сравнение с исследованием Б.А. Тихомирова (1948), флористически эти районы различаются слабо. Более существенны геоботанические различия: например, в районе бухты Книповича описаны холодные пустыни на вершинах возвышенностей, которые не отмечались у устья Нижней Таймыры.

Архипелаг Норденшельда, остров Русский. Все уже рассмотренные участки относятся к подзоне высокоарктических тундр. Но остров Русский, не только расположенный значительно севернее, но и относящийся к области с высокой океаничностью климата, представляет собой форпост полярных пустынь, чаще безжизненных (Куваев и др., 1997). В других случаях разреженные куртины образует мох ракомитриум шерстистый, покрывающий от 20 до 30 % всей площади. Тундровая растительность представлена тоже – на субгоризонтальных и пониженных, более влажных поверхностях. Здесь единично встречаются высшие растения. Их нами выявлено 19 видов, в том числе 5 видов камнеломок. Встречается уже упоминавшаяся описанная нами на острове Сибирякова ожика Толмачева. Найдено 24 вида лишайников (тамнолия червеобразная, особенно обильная; дактилина ветвистая и другие высокоарктические виды). Всего больше мохообразных - это печеночник антелия Юрацкой и 35 видов листостебельных мхов: аулакомниум вздутый и другие; характерно полное отсутствие сфагновых мхов.

Мыс Челюскин. Равнинные арктические пустыни – обычный ландшафт островов Северного Ледовитого океана. Мыс Челюскин - едва ли не единственный их материковый вариант на нашей планете. Приходится сожалеть, что заповедать удалось лишь небольшой участок, на котором виды арктических растений представлены очень неполно. Так, сосудистых растений на мысе Челюскин насчитывается 60 видов (Александрова, 1983; на 1979 г. И.М. Софронова насчитывала их 57 видов), но на заповеданном участке их, конечно, меньше. По числу видов выделяются роды мятлик (5 видов), крупка (5), камнеломка (10 видов). Несколько разнообразнее мохообразные: 23 вида печеночников и 74 вида листостебельных мхов (всего 97); по числу видов выделяются роды бриум, дрепанокладус и гипнум, а по роли в растительном покрове - ракомитриум шерстистый, дитрихум кривостебельный, в меньшей степени – гилокомий блестящий (туполистная разновидность) и томентипнум блестящий (Благодатских и др., 1979). Всего больше на мысе Челюскин напочвенных лишайников - 125 видов. Среди них особенно выделяются по числу видов семейства лецидеевых (15 видов из родов бацидия, лецидея и др.), пармелиевых (16 видов), пертузариевых (11) (Пийн, 1982).

В заключение флористической характеристики надо заметить: во флоре нашего Крайнего Севера еще много неизведанного. Достаточно вспомнить сообщение А.И. Толмачева об орхидеях, найденных на Крайнем Севере (Listera cordata (L.)R.Br., Lysiella oligantha (Turcz.) Nevski, гудаптерия ползучая (L.) R.Br. и другие (Tolmatschew, 1973). Живым современным примером являются и новые для науки виды, описанные в ходе подготовки проекта Большого Арктического заповедника и упомянутые выше. Полное выявление новых таксонов, их распространения, исследование их биологии и их охрана – одно из важных направлений ботанической работы в Большом Арктическом заповеднике.

Растительность.
Россия обладает наибольшими территориями в Арктике, и потому ее вклад в изучение растительного покрова Севера, благодаря самоотверженному труду многих поколений ученых, нередко находивших здесь свой преждевременный конец, всегда был особенно весом.

Одна из трудностей классификации северной растительности - во внешнем сходстве разных сообществ. Главное установившееся подразделение - на тундры и полярные пустыни. По предложенному Ю.И. Черновым и Н.В. Матвеевой (1979) делению, основная территория заповедника относится к подзоне арктических тундр, а наиболее северные участки – к зоне полярных пустынь.

Тундры. Характеризуя тундровые сообщества, оговоримся: во-первых, они четко делятся по типу обитании на плакор-ные (водораздельные) и прибрежно-долинные. Во-вторых, кроме собственно тундр, сюда относятся луговины, тундровые болота и т. п. Тундры хорошо различаются по микрорельефу. Менее всего он выражен в сухих песчаных тундрах, столь обычных, например, на острове Сибирякова (Куваев и др., 1994); на их выровненных пространствах в растительности в сопоставимых количествах участвуют высшие растения (но-восиверсия, полярная ивка, Кассиопея четырехгранная и др.), мохообразные (ракомитриум шерстистый, разные виды по-литрихума), лишайники (пертузарии, стереокаулоны и др.).

На почвах более сырых и с более тяжелым механическим составом развиваются структурированные тундры – бугорковые, пятнистые, полигональные. Последние представляют собой понижения, часто в виде прямоугольников, залитых водой и обрамленных валиками. Прямоугольники могут быть настолько правильными, что с воздуха кажутся как бы разграфленными по линейке.

Тундровые луговины чаще развиваются у перелетовывающих снежников. Здесь преобладают многолетние травы, особенно мятлики, сердечник маргаритколистный, а также карликовые ивки. Мхов мало, а из лишайников обычна только цетрария Делиса.

Тундровые болота – видимо, следствие заболачивания тундр и зарастания тундровых озерков. Болота могут быть неструктурированными и полигональными. Часто они обводнены, особенно в начале вегетационного периода. Почвы глеево-болотные. В растительности – дюпонция Фишера, осока одноцветная, ивка полярная, сфагновые и зеленые мхи.

Особой разновидностью являются лайдовые луга в приустьевых частях речных долин, куда достигают соленые воды приливов, особенно при нагонных ветрах. Их красноватый, низкий, словно подстриженный травостой образуют в основном галофильные осоки - обертковидная и медвежья, а также бескильницы.

Арктические пустыни. Они встречаются на островах (остров Русский – Куваев и др., 1997; остров Тройной – Кожевников и др.,1994 и др.). Материковые арктические пустыни детально обследовали в недавнее время Н.В. Матвеева (1979) и В.В. Мазинг (1982). Сформированных почв здесь еще нет, но развиты очень четкие структурные образования на каменистом грунте – кольца, медальоны, полигоны. К их возникновению ведут мерзлотные процессы, вызывающие также вертикальное расположение каменных пластин, плит и т. п. Общее покрытие растений исчисляется здесь немногими процентами, иногда – долями процента. Существенны лишь накипные лишайники из родов ризокарпон, лецидея, псорома гипновая и др.

Высшие тундровые сообщества монотонно-однообразны, особенно в ненастье. Но в ясные дни под высоким светло-голубым небом, при неярком заполярном солнце тундра неузнаваемо преображается. Бархатисто-зеленый покров, сплошь одевающий холмы и равнины, наполнен теплотой, а весь северный пейзаж открывается широчайшим простором и свободой. Такие солнечные дни здесь очень редки, но они оставляют неизгладимое впечатление - на всю жизнь.


© Е.Е. Сыроечковский, Э.В. Рогачева, Е.Е. Сыроечковский-мл., В.Б. Куваев, Е.Г. Лаппо, Ф.А. Романенко, О.А. Хрулева, Ю.И. Чернов, В.Л. Чупров, И.Л. Чупрова. Большой Арктический заповедник. // Заповедники России. Заповедники Сибири. II. - М., Логата, 2000. с. 56-81.

Ваш e-mail:
Введите 3 цифры: Введите 3 цифры с картинки в поле

Комментарий, вопрос,
сообщение об ошибке:

 
заповедники | национальные парки | федеральные заказники | биосферные ООПТ
о проекте | обратная связь

Подписка на новости:

Главная
Новости
Публикации
Новости сайта
Новости
Ссылки
Ф.Р. Штильмарк
Итоги конференций
Охраняемые территории
Проекты
Вакансии
Фонд Штильмарка
ГИС
Законы и документы
Организации
Федеральные
Водно-болотные угодья
Заповедники
Национальные парки
Заказники
Биосферные резерваты
Оценка репрез-ти_Дубинин
Смирнов_ООПТ Чукотки
Издание трудов Штильмарка
Библиотека 'Люди и заповедники'
О проекте
ООПТ
Премия имени Штильмарка
Чтения памяти Штильмарка
Штильмарк_абс-зап
Штильмарк_о проблемах
Штильмарк_таинство заповедания
Штильмарк_Принципы заповедности
Астафьев - Штильмарку, 2001
Никольский - Репрезентативность
Белоновская_горные ООПТ
\"Заповідна справа в Україні\"
Штильмарк_Драма или фарс
Штильмарк_Эволюция представлений
Борейко о Штильмарке, 2001
Штильмарк_Кондо-Сосв_зап.
Гусев_История баргузинского зап.
Shtilmark_history
Желтухин - Центрально-Лесной
Конференции
Богдо зонирование Трегубов 2007
Григорян_Севилья_2000
Биосферные заповедники_Соколов, 1988
часть 1
часть 2
Книжная полка
Морские ООПТ
Степные ООПТ
Завершен сбор конкурсных работ на соискание Премии имени Ф.Р. Штильмарка
Фото докладчиков
Чтения
Награждение лауреатов
Конференция
ШТИЛЬМАРКОВСКИЕ ЧТЕНИЯ, Москва, 19-20 апреля, 2018 г.
О природе и людях
Живой покров земли
Заповедная мерзлота
Герасимов Н.Н.
Кочнев А.А.
Урбанавичене И.Н.
Джамирзоев Г.С., Трепет С.А., Букреев С.А.