Баргузинский
Биосферный резерват

Баргузинский
ПОДРОБНАЯ ИНФОРМАЦИЯ
СОСТОЯНИЕ ЭКОСИСТЕМ

Антропогенное влияние на экосистемы заповедника в прошлом проявлялось, главным образом, в виде хищнического истребления соболя. Из других животных сильно пострадала байкальская нерпа. В результате неумеренной охоты в верховьях многих рек поредели или полностью исчезли поселения черношапочных сурков. Из копытных значительно сократилась численность изюбрей и кабарги. Усиленно охотились и на медведей. Другие промысловые звери добывались в основном попутно во время охоты на соболя. Рубка леса не имела большого масштаба и захватывала практически только прибрежную полосу. Максимальный ущерб тайге приносили лесные пожары, с которыми не велось никакой борьбы. Тайга продолжала гореть и после учреждения заповедника. Самые большие лесные пожары зарегистрированы в 1943-1944 гг., когда общая площадь заповедника составляла 570 879 га при очень небольшом штате лесной охраны.

Уже в первые десятилетия после введения заповедного режима численность всех видов, сильно пострадавших от неумеренного промысла, была восстановлена и в настоящее время регулируется естественным ходом природных процессов.

Пять видов млекопитающих: соболь, северный и благородный олени, бурый медведь и черношапочный сурок – всегда относились к наиболее ценным представителям фауны заповедника. Это обстоятельство побуждает остановиться на них подробнее.

В момент организации Баргузинского заповедника на территории площадью 200 тыс. га (от р.Большой Чивыркуй до р.Таркулик) насчитывалось около 40 соболей. Зверьки сохранились только в труднодоступных местах горно-таежного и подгольцового поясов. После учреждения заповедника начался подъем численности и расширение ареала соболя. Спустя десять лет он занял всю таежную зону и стал появляться на восточных склонах Баргузинского хребта.

К 1938-1940 гг. соболь заселил все лесные угодья Баргузинского заповедника и достиг долины Баргузина.

К 1958 г. в заповеднике было около 500 соболей (Гусев, 1966), к 1962 г. – 700-800. В настоящее время численность соболя в заповеднике достигла предела и колеблется в зависимости от условий года от 800 до 1200 зверьков.

Очень важную роль заповедник сыграл и как резерват племенного материала для пополнения звероферм и расселения соболей в другие районы Советского Союза.

Плодовитость баргузинских соболей заметно ниже, чем в ряде других регионов. Это связано с неустойчивостью кормовой базы. В благоприятные годы максимальная плотность населения соболей в кедровниках низовий р. Таркулик достигает 4-х зверьков на 1 км2. Основу питания соболей составляют мышевидные грызуны, семена кедра и кедрового стланика, ягоды брусники, черники и голубики.

В связи с неустойчивостью кормовой базы в целом подвижность соболей очень высока. Зарегистрированы многочисленные факты миграции зверьков из заповедника в смежные с ним районы. Самые дальние миграции (до 200 км) отмечены для взрослых самцов.

Постоянными убежищами соболей чаще всего служат дупла стоящих или поваленных деревьев, которыми особенно богаты перестойные кедровники.

Северный олень на территории Баргузинского заповедника – самый многочисленный вид копытных (ориентировочная численность – 130-150 голов). Зимой северные олени держатся небольшими группами в низовьях рек, преимущественно в сосновых лесах и лиственничниках. Глубина снега в местах зимовок обычно не превышает 65 см, что позволяет животным успешно добывать корм в трудный период. Со второй половины марта начинаются постепенные откочевки оленей вверх в горы. К середине июня почти все олени поднимаются в гольцы, где и проводят лето. Небольшая часть животных не участвует в вертикальных миграциях и остается на равнине в течение всего лета. В зимнем питании северных оленей, помимо наземных лишайников, большую роль играют побеги брусники, черники, березы и древесные лишайники (Жаров, 1967).

Благородный олень, или изюбрь, в период организации Баргузинского заповедника был в Подлеморье довольно многочислен и встречался в долинах всех крупных рек. После проникновения на территорию северо-восточного Прибайкалья лося, численность изюбря стала заметно снижаться. По-видимому, лось в условиях Баргузинского заповедника стал серьезным конкурентом оленя. Там, где эти два вида вынуждены занимать одни и те же биотопы, обстановка складывается явно не в пользу изюбря. В настоящее время численность оленей в заповеднике – около 20 животных, и возможности для ее роста при существующей обстановке, по-видимому, исчерпаны.

Численность бурого медведя в северо-восточном Прибайкалье в сравнении с Камчаткой или Приморским краем относительно невелика. До 1993 г. на всей территории заповедника было около 100 медведей. Однако сезонные концентрации зверей в местах обилия корма создавали впечатления очень высокой плотности их населения. Деятельность этого крупного мощного зверя оказывает существенное влияние на биогеоценоз. При дефиците корма медведи усиленно раскапывают «кладовые» бурундука. Образующиеся ямы являются характерной чертой микрорельефа и в определенной мере сказываются на растительности. Искореженные вершины молодых кедров, сломанных медведями при добывании шишек, глубокие царапины и закусы на пихтах и других деревьях, разоренные муравейники, расщепленные валежины, передвинутые валуны на берегу Байкала – все это специфические следы жизнедеятельности зверя. Выкапывая дождевых червей, медведь сдирает толстый моховой покров сразу на нескольких квадратных метрах поверхности. Отыскивая запасы кедровок, звери буквально перепахивают лесную подстилку на площади в десятки квадратных метров. Заметные повреждения растительности наносят хищники на ягодниках и лугах. После катастрофического неурожая растительных кормов осенью 1993 г. резко снизилась численность многих животных и в том числе медведя, популяция которого сократилась примерно в два раза. С уменьшением числа животных несравненно реже стали отмечаться и следы их жизнедеятельности.

Для медведей Прибайкалья характерна регулярная смена кормов. Весной они ищут остатки прошлогоднего урожая семян кедра и ягод, в конце мая – начале июня концентрируются на побережье Байкала в поисках ручейников, икры бычков и другой поживы, затем уходят к верховьям рек и в субальпийские луга лакомиться сочным разнотравьем. Случаи хищничества медведей здесь сравнительно редки. Лишь в годы полного неурожая семян кедра и ягод среди медведей в начале зимы отмечаются незалегшие в берлоги «шатуны», для которых характерны агрессивное поведение и каннибализм. Такие голодные звери, представляющие несомненную опасность и для людей, обречены на гибель, поэтому в подобные годы резко возрастает смертность медведей (Черникин, 1995).

К числу своеобразных и очень интересных животных Прибайкалья относится черношапочный сурок. В Баргузинском заповеднике он находится у юго-западной границы своего ареала и представлен сравнительно мелким подвидом (Marmota camtschatica bungei Kastsch). Сурок довольно широко распространен на Баргузинском хребте и обычно предпочитает нижнюю границу крутых склонов долин в альпийском и субальпийском поясах. Наиболее крупные поселения сурков в заповеднике отмечаются в верховьях рек Сосновки и Большой. Общая численность сурка в заповеднике – около 3 тыс. зверьков. Зимний сон длится у черношапочного сурка в среднем 263 дня. Основу его питания составляют виды, доминирующие на альпийских лугах: сибирская ветреница, водосбор, дороникум, купальница и герань белоцвет-ковая; полный список поедаемых растений включает более двух десятков видов. Поедают сурки и орешки кедрового стланика, а в неблагоприятные годы – и сено из запасов пищух (Жаров, 1970).

Циклические изменения численности отдельных видов не связаны с антропогенным влиянием и зависят от конкретных условий функционирования экосистем. Это проявилось, например, в изменениях соотношения численности различных видов куньих (колонка, соболя), крупных копытных (лося, изюбря). В последнее десятилетие происходят заметные изменения в динамике численности волка и его роли в биогеозенозах заповедника. Глубокие снега всегда затрудняли существование хищника, и он не мог закрепиться в Прибайкалье. Но в последние десятилетия зимы стали сравнительно малоснежными, и это упрочило положение волка.

В 1954 г. фауна млекопитающих пополнилась новым видом. Ондатра, акклиматизированная в долине р. Баргузин, расселяясь, появилась и в заповеднике. Однако площадь угодий, пригодных для ее обитания, здесь оказалась слишком ограниченной. Ондатра остается редким зверьком, и перспектив для роста ее численности нет.

В последние десятилетия несколько расширился список гнездящихся в заповеднике птиц. Отмечено гнездование чибиса, удода, серого и обыкновенного скворцов. Для чибиса расширение ареала на север известно в пределах всей Сибири. Удод и два вида скворцов в выборе мест для гнездования тяготеют к жилью человека. В связи с освоением Сибири птицы продвигаются в северные районы, расширяя свой гнездовой ареал.

В начале 1960-х и 70-х годов, когда в заповеднике были разрешены туристические маршруты, по вине посетителей произошло несколько лесных пожаров, два из которых (в 1961 и 1971 гг.) уничтожили большие массивы ценных кедровых лесов. В дальнейшем пребывание туристов в заповеднике пришлось ограничить посещением музея природы в поселке Давше. Серьезной проблемой для заповедника была и остается борьба с лесными пожарами. Часто повторяющиеся сухие грозы (без дождя) несут с собой постоянную опасность возгорания леса. Быстро локализовать очаг огня в условиях труднодоступной горно-таежной местности удается далеко не всегда. Тушение лесных пожаров все еще остается тяжелым, опасным и малоэффективным трудом.


© Е.М. Черникин. Баргузинский заповедник. // Заповедники России. Заповедники Сибири. I, - М., Логата, 1999. с. 171-188.

Ваш e-mail:
Введите 3 цифры: Введите 3 цифры с картинки в поле

Комментарий, вопрос,
сообщение об ошибке:

 
заповедники | национальные парки | федеральные заказники | биосферные ООПТ
о проекте | обратная связь

Подписка на новости:

Главная
Новости
Публикации
Новости сайта
Новости
Ссылки
Ф.Р. Штильмарк
Итоги конференций
Охраняемые территории
Проекты
Вакансии
Фонд Штильмарка
ГИС
Законы и документы
Организации
Федеральные
Водно-болотные угодья
Заповедники
Национальные парки
Заказники
Биосферные резерваты
Оценка репрез-ти_Дубинин
Смирнов_ООПТ Чукотки
Издание трудов Штильмарка
Библиотека 'Люди и заповедники'
О проекте
ООПТ
Премия имени Штильмарка
Чтения памяти Штильмарка
Штильмарк_абс-зап
Штильмарк_о проблемах
Штильмарк_таинство заповедания
Штильмарк_Принципы заповедности
Астафьев - Штильмарку, 2001
Никольский - Репрезентативность
Белоновская_горные ООПТ
\"Заповідна справа в Україні\"
Штильмарк_Драма или фарс
Штильмарк_Эволюция представлений
Борейко о Штильмарке, 2001
Штильмарк_Кондо-Сосв_зап.
Гусев_История баргузинского зап.
Shtilmark_history
Желтухин - Центрально-Лесной
Конференции
Богдо зонирование Трегубов 2007
Григорян_Севилья_2000
Биосферные заповедники_Соколов, 1988
часть 1
часть 2
Книжная полка
Морские ООПТ
Степные ООПТ
Завершен сбор конкурсных работ на соискание Премии имени Ф.Р. Штильмарка
Фото докладчиков
Чтения
Награждение лауреатов
Конференция
ШТИЛЬМАРКОВСКИЕ ЧТЕНИЯ, Москва, 19-20 апреля, 2018 г.
О природе и людях
Живой покров земли
Заповедная мерзлота
Герасимов Н.Н.
Кочнев А.А.
Урбанавичене И.Н.
Джамирзоев Г.С., Трепет С.А., Букреев С.А.