Сихотэ-Алинский
Биосферный резерват

Сихотэ-Алинский
ПОДРОБНАЯ ИНФОРМАЦИЯ
СОСТОЯНИЕ ЭКОСИСТЕМ

На протяжении полувека природоохранительная деятельность Сихотэ-Алинского заповедника не всегда развивалась по восходящей линии; он испытал неоднократную перекройку границ, но свойственные этой территории природные комплексы все же не понесли невосполнимых потерь. Коренные формации, прежде всего кедровники, сохранились достаточно хорошо, хотя, как показало лесоустройство 1979 г., приблизительно на половине площади заповедника лесные сообщества несут следы тех или иных форм воздействия человека. К последним обычно причисляют и пожары, но это верно лишь отчасти.

Для тех районов лесной зоны умеренного пояса, где в годовом цикле имеются засушливые сезоны, характерен вековой естественный “пожарооборот” сообществ. Сихотэ-Алинь принадлежит к числу именно таких территорий, поэтому разновозрастные гари занимают в мозаике живого покрова заповедника свое вполне законное место (Кулешова, Потапова, Яновицкая, 1983). Конечно, это нельзя понимать в том смысле, что леса здесь не нуждаются в защите от огня. Напротив, необходимо заботиться об усилении противопожарных мер, поскольку освоение края уже давно и самым существенным образом перестроило естественную картину динамики экосистем. Больших массивов кедровников сохранилось слишком мало, чтобы подвергать их риску выгорания.

На участках, где проходили давние пожары, восстановление коренных типов леса ныне развивается вполне успешно и вмешательства человека не требует.

На территории заповедника, как и вообще в Сихотэ-Алине, выявляется долговременная тенденция повышения верхней границы леса (Розенберг, Васильев, 1967; Колесников, 1969; Васильев, Колесников, 1973). Заросли кедрового стланика продвигаются на участки горных тундр, в свою очередь в кедровостланиковых сообществах появляется обильный жизнеспособный подрост березы шерстистой, ели аянской и лиственницы Комарова. Местами, особенно в узких долинах горных рек, на склонах северной экспозиции прослеживается процесс смены кедровников пихтово-еловыми лесами. Позиции кедровников наиболее устойчивы в среднем горном поясе – приблизительно до высоты 500 м над ур. моря.

Для Сихотэ-Алинского заповедника, природные комплексы которого по сравнению с другими заповедниками региона наименее пострадали от хозяйственной деятельности, большой интерес представляет выявление и изучение практически ненарушенных типов леса в различных экологических условиях. Они могут служить эталонами высокопроизводительных древостоев, что важно для разработки практических рекомендаций. Количественный анализ круговорота веществ и потока энергии в таких сообществах, а также устойчивости их по отношению к неблагоприятным воздействиям среды – одна из важнейших задач Сихотэ-Алинского заповедника как биосферного. Такие комплексные биогеоценотические исследования в заповеднике уже развернуты (Утенкова и др., 1983). Сравнительное изучение участков, подверженных хозяйственному использованию в типичных для Сихотэ-Алиня формах, планируется или уже начато в периферийной и буферной зонах Сихотэ-Алинского биосферного района, ядром которого и служит заповедник (Баденков, Пузаченко, 1981).

Некоторые растительные группировки в заповеднике следует рассматривать как редкие сообщества, подлежащие особо тщательной охране. Таковы участки елово-кедровых и пихтово-еловых лесов с рододендроном короткоплодным; пихтово-еловый древостой в верховьях ключа Спорного, к которому приурочено самое северное на Дальнем Востоке местонахождение заманихи высокой – представителя древнего семейства аралиевых; травянистые ассоциации с эдельвейсом Палибина на террасах вблизи лагунного оз. Благодатного. В этот перечень можно включить и другие сообщества, среди постоянных компонентов которых – виды растений, включенные в “Красную книгу СССР” (1978) или отмеченные в числе редких растений для Дальнего Востока (Харкевич, Качура, 1981): тис остроконечный, лиственница ольгинская, абелия корейская, бадан тихоокеанский, башмачки крупноцветковый, настоящий и пятнистый, диоскорея ниппонская, первоцвет иезский, пионы горный и обратнояйцевидный, родиола розовая, рябчик уссурийский, пыльцеголовник длинноприцветниковый и ряд других красиво цветущих лилий, фиалок и соссюрей.

Фауна заповедника до его организации не претерпела существенного обеднения даже в приморской полосе, где воздействие человека сказалось сильнее всего. Восстановление популяций пятнистого оленя и фазана сравнительно легко осуществимо и может произойти даже без вмешательства человека. Что же касается дикуши, то для создания надежного очага ее сохранения в темнохвойной тайге западного макросклона, по-видимому, необходимы специальные мероприятия, о которых говорилось выше. Заслуживают поддержки и расширения начатые заповедником работы по вольерному разведению горалов, поскольку перспективы сохранения этого вида в целом на юге Дальнего Востока продолжают вызывать тревогу. Впрочем, природная группировка горалов, сконцентрированная в урочище Абрек, находится в относительно благополучном состоянии.

Остается пока стабильным и связанный с заповедником очаг обитания тигра. Вместе с тем для обеспечения его охраны в длительной перспективе нужны дополнительные усилия. Чтобы избежать изоляции местной популяционной ячейки и не допустить снижения ее численности, необходима корректировка границ заповедника, увеличение его площади в 1,5–2 раза (Матюшкин и др., 1981). На севере в пределы охраняемой территории необходимо включить весь бассейн р. Таежной, желательно и часть бассейна Кемы. К нагорьям по Кеме приурочены места массовой зимовки бурых медведей (Костоглод, 1982), там местами обычна дикуша, появляется каменный глухарь. В бассейне Кемы особенно много работал Л. Г. Капланов, и память о нем связана прежде всего с этими местами.

На юге границу целесообразно “опустить” хотя бы до широкой долины Джигитовки, что сделает положение индивидуальных участков тигров по отношению к заповедной территории более благоприятным, звери будут оставаться в заповеднике дольше. Граница же приобретет более естественные очертания, ее легче будет охранять. Связи между популяционными группировками тигров западного и восточного макросклонов удается контролировать лишь при условии хотя бы частичного возвращения в пределы заповедника земель по правобережью Большой Уссурки в ее верхнем течении и по левобережью нижнего течения Колумбе. Столь же важно причленить к заповеднику и трехмильную зону морской акватории вдоль его берегов, как это было сделано в Кроноцком заповеднике в 1982 г. Сдвинуть границу в сторону моря необходимо и для того, чтобы устранить основной фактор беспокойства горалов – движение вдоль берега катеров и моторных лодок (Смирнов, 1982).

Настало время рассмотреть, теперь уже практически, выдвинутое ранее предложение о создании филиала заповедника в верхнем течении Амгу, где уже выделены участки, имеющие статус памятника природы. Амгинский филиал мог бы стать опорным пунктом охраны тигра у северной' границы его ареала. Эта территория интересна и в других отношениях: здесь сохранились крупные массивы кедровников, сравнительно много тиса; истоки Амгу славятся уникальными водопадами, описанными еще В. К. Арсеньевым, а в среднем течении этой реки имеются теплые ключи, используемые в бальнеологических целях.

Биосферный статус Сихотэ-Алинского заповедника предполагает помимо корректировки его границ и создания филиалов-спутников развитие уже намеченной вокруг заповедного “ядра” системы зон с различным режимом хозяйственного использования. Перспективная программа регионального мониторинга, анализа реакции экосистем на антропогенные воздействия важное место отводит исследованиям на базе заповедника (Баденков, Пузаченко, 1981). Фронт комплексного изучения структуры и функционирования сообществ, несомненно, будет расширен. Традиции, заложенные первыми исследователями природы заповедника, – К. Г. Абрамовым, Г. Ф. Бромлеем, К. А. Груниным, Л. Г. Каплановым, Б. П. Колесниковым, А. И. Куренцовым, Ю. А. Ливеров-ским, Ю. А. Салминым – становятся, таким образом, основой для решения новых, более сложных задач. Заповедник, воплощающий, как никакой другой, облик сихотэ-алинского “великого леса”, самый северный в мире резерват тигра, остается лидером заповедного дела на Дальнем Востоке РФ.

© Н.Г. Васильев, Е.Н. Матюшкин, Ю.В. Купцов, 1985 г.

Ваш e-mail:
Введите 3 цифры: Введите 3 цифры с картинки в поле

Комментарий, вопрос,
сообщение об ошибке:

 
заповедники | национальные парки | федеральные заказники | биосферные ООПТ
о проекте | обратная связь

Подписка на новости:

Главная
Новости
Публикации
Новости сайта
Новости
Ссылки
Ф.Р. Штильмарк
Итоги конференций
Охраняемые территории
Проекты
Вакансии
Фонд Штильмарка
ГИС
Законы и документы
Организации
Федеральные
Водно-болотные угодья
Заповедники
Национальные парки
Заказники
Биосферные резерваты
Оценка репрез-ти_Дубинин
Смирнов_ООПТ Чукотки
Издание трудов Штильмарка
Библиотека 'Люди и заповедники'
О проекте
ООПТ
Премия имени Штильмарка
Чтения памяти Штильмарка
Штильмарк_абс-зап
Штильмарк_о проблемах
Штильмарк_таинство заповедания
Штильмарк_Принципы заповедности
Астафьев - Штильмарку, 2001
Никольский - Репрезентативность
Белоновская_горные ООПТ
\"Заповідна справа в Україні\"
Штильмарк_Драма или фарс
Штильмарк_Эволюция представлений
Борейко о Штильмарке, 2001
Штильмарк_Кондо-Сосв_зап.
Гусев_История баргузинского зап.
Shtilmark_history
Желтухин - Центрально-Лесной
Конференции
Богдо зонирование Трегубов 2007
Григорян_Севилья_2000
Биосферные заповедники_Соколов, 1988
часть 1
часть 2
Книжная полка
Морские ООПТ
Степные ООПТ
Завершен сбор конкурсных работ на соискание Премии имени Ф.Р. Штильмарка
Фото докладчиков
Чтения
Награждение лауреатов
Конференция
ШТИЛЬМАРКОВСКИЕ ЧТЕНИЯ, Москва, 19-20 апреля, 2018 г.
О природе и людях
Живой покров земли
Заповедная мерзлота
Герасимов Н.Н.
Кочнев А.А.
Урбанавичене И.Н.
Джамирзоев Г.С., Трепет С.А., Букреев С.А.