Лазовский им. Л.Г. Капланова
Заповедник

Лазовский им. Л.Г. Капланова
ПОДРОБНАЯ ИНФОРМАЦИЯ
РАСТИТЕЛЬНОСТЬ

Особенности флоры. Из числа свойственных Дальнему Востоку крупных флористических комплексов в Лазовском заповеднике доминирует маньчжурский. Охотские элементы, связанные с темнохвойной тайгой, представлены тут несравненно слабее, чем в Сихотэ-Алинском заповеднике, а восточносибирские (лиственницы) почти не играют роли в растительном покрове. Что же касается маньчжурской флоры, то ее состав на юге Сихотэ-Алиня по сравнению со средней частью горной страны существенно обогащен. Достаточно сказать, что приблизительно у 100 видов растений в районе Лазовского заповедника проходят северные границы ареалов. Своеобразие древесно-кустарниковой флоры юга Приморья подчеркивается присутствием дуба зубчатого, граба сердцелистного, ясеня носолистного, калопанакса семилопастного, или диморфанта, мелкоплодника ольхолистного, актинидии острой и ряда других видов. Все они встречаются и на охраняемой территории.

Особый колорит сообществам дубрав Лазовского заповедника придает большое участие в их травяном покрове степных даурско-монгольских элементов флоры (Жудова, 1967). Отличие от других заповедников юга Приморья заключается и в том, что на приморских песках здесь развиты своеобразные сообщества растений, переносящих засоленность почвенного субстрата, и сухолюбов. На заболоченных участках по нижнему течению рек разнообразен состав влаголюбивых и водных растений. В морской воде растут представители семейства взморниковых из однодольных – филоспадикс Скаулера, взморники морской и тихоокеанский.

Список сосудистых растений Лазовского заповедника, пока еще не полный, насчитывает свыше тысячи видов. Флора низших растений и мохообразных здесь практически не изучена.

Папоротники представлены 40 видами, что составляет приблизительно 2/3 флоры папоротникообразных Приморья. Все это многолетние травянистые растения, существенно различающиеся как по размерам, так и по своему значению в сложении растительного покрова; среди них есть и доминанты, и очень редкие виды. Например, кочедыжник мономахский встречен только в лесу из липы амурской на о-ве Петрова. По сборам из заповедника был описан и новый для флоры СССР вид – щитовник почти утроенноперистый, растущий на скалах вблизи морского побережья в Поволоцкой пади у с. Киевки.

Среди хвойных наряду с обычными почти повсюду в Сихотэ-Алине лесообразователями, такими, как кедр корейский, ель аянская, пихта белокорая, единично или небольшими группами встречаются ель корейская, пихта цельнолистная, тис остроконечный. Сообщества кедрового стланика отмечены только в подгольцовом поясе на г. Снежной. Можжевельник твердый, достигающий высоты 8–10 м, растет на известняковых скалах. Другие два вида можжевельника – даурский и обыкновенный – имеют форму стелющихся кустарников.

Весьма интересен представитель семейства кипарисовых – микробиота перекрестнопарная, являющаяся единственным эндемичным монотипным родом для всей материковой части советского Дальнего Востока. Этот вечнозеленый стелющийся кустарник высотой до 1 м впервые был собран на Южном Сихотэ-Алине дальневосточным ботаником И.К. Шишкиным и описан как новый для науки вид академиком В.Л. Комаровым. Микробиота весьма декоративна, неприхотлива и может быть рекомендована для введения в культуру. В других заповедниках Приморья и Приамурья это растение не встречается.

Из древнейшего класса гнетовых на морских песках близ устья Киевки встречается хвойник односемянный, или эфедра. Это небольшой кустарничек, стволики которого погружены в песок. Пучки надземных побегов высотой 20–25 см по внешнему виду напоминают хвощ. Листья редуцированы в пленчатые чешуйки, шишка ягодообразная, ярко-красная, почти всегда односемянная. Это растение, имеющее лекарственное значение, С.С. Харкевич и Н.Н. Качура (1981) относят к редким видам Дальнего Востока.

Древесные растения эдификаторы и субэдификаторы из класса двудольных – дуб монгольский, липа амурская, ясень маньчжурский, ильм японский, чозения, ольха волосистая, тополь Максимовича и корейский, несколько

видов ив, березы маньчжурская, шерстистая, желтая и даурская, клен мелколистный. Среди кустарников массовыми видами являются чубушники тонколистный и Шренка, лещины маньчжурская и разнолистная, спиреи иволистная, березолистная и изящная, рябинник рябинолистный, жимолости Максимовича, Маака и горбатая, бересклет малоцветковый, элеутерококк колючий. Из деревянистых лиан наиболее характерны лимонник китайский, виноград амурский, актинидии острая и коломикта, краснопузырник плетеобразный.

В “Красную книгу России” включены, в частности, дуб зубчатый, тис остроконечный, можжевельник твердый, микробиота, леспедеца мохнатая, четыре представителя семейства аралиевых – калопанакс семилопастный, заманиха высокая, аралия континентальная и женьшень настоящий. К числу редких для заповедника видов относится борец скальный, впервые собранный Б.П. Колесниковым в бассейне Киевки и описанный В.Н. Ворошиловым и Д.П. Воробьевым. Весьма интересный представитель семейства барбарисовых – травянистое растение горянка крупночашечковая. Довольно обильна в южной части заповедника, в приморских смешанных широколиственных, дубовых и бело-березовых лесах. Это красивое растение высотой до 40 см с совершенно необычными по форме и строению цветками темно-розовой, лиловой или фиолетовой окраски, распускающимися ранней весной. Используется в восточноазиатской медицине, заслуживает изучения и введения в культуру.

Другое интересное травянистое растение – калужница перепончатая, образующая красочные золотистые ковры на заболоченных участках морских террас и в поймах рек в апреле – первой половине мая. В других южноприморских заповедниках этот вид не отмечен. Список редких видов, свойственных Лазовскому заповеднику, продолжают такие красиво цветущие растения, как пионы горный, молочноцветковый и обратнояйцевидный, эдельвейс Палибина, рябчик уссурийский, рододендрон остроконечный и лихнис сверкающий.

Разнообразны в заповеднике осоки (60 видов) и злаки (70 видов). Из семейства луковых большой интерес представляет лук охотский, или черемша. Листья ее достигают ширины 8–10 см, в них содержится до 700 мг аскорбиновой кислоты. Используется в пищу как высоковитаминизированное растение в свежем и соленом виде; весной охотно поедается пятнистыми оленями и горалами. Большие заросли черемши встречаются близ морского побережья на склонах г. Туманной, у бухты Чухуненко, а также в устье р. Правой Угловой и на прилегающих к ней горных склонах.

Весьма интересно тропическое семейство орхидных, многие представители которого имеют декоративное и лекарственное значение. Из встречающихся на территории заповедника орхидей в “Красную книгу России” включены башмачки крупноцветковый и настоящий, бородатка японская и пузатка высокая. К редким видам заповедника принадлежат и такие красиво цветущие растения, как лилии даурская, или пенсильванская, Буша, двухрядная, ланцетолистная, ложнотигровая, касатик мечевидный, а также декоративная травянистая лиана, используемая в восточно-азиатской медицине, – диоскорея ниппонская.

Растительный покров. Лесами занято 96% территории заповедника. Такие типы растительности, как приморский литоральный, луговой, болотный, заросли подгольцовых кустарников, образуют лишь незначительные вкрапления в этот общий фон. Характер высотной поясности сообществ типичен для Сихотэ-Алиня – от группировок взморья и дубняков через кедрово-широколиственные и кедрово-елово-широколиственные леса к пихтово-еловой тайге и зарослям подгольцовых кустарников. Особенностью Лазовского заповедника является наличие высокогорного пояса широколиственных и каменноберезово-дубовых лесов, располагающихся выше хвойно-широколиственных. Смены высотных поясов в большинстве случаев нерезки и проявляются по-разному в зависимости от экспозиции и крутизны склонов. На северных склонах относительно южных поясные границы, как правило, смещены на 100–200 м вниз. Из внепоясных долинных формаций наиболее характерны чозенники, ольшаники, ивняки из ив Шверина, тонкостолбиковой и росистой, тополевники, ильмовники, ясеневники. Лесная растительность заповедника сильно изменена рубками и пожарами, имевшими место до его организации и в период временного снятия заповедного режима. Производные сообщества занимают большие площади; коренные сохранились главным образом по верховьям рек.

На песчаных приморских террасах сразу же за штормовым валом располагаются весьма интересные первичные травянистые и кустарниковые сообщества. Эти луговые группировки взморья П.П. Жудова (1967) находит похожими на восточноевропейские северные типчаково-разнотравные степи. В их составе обычны арундинелла уклоняющаяся, овсяница ленская, осоки Коржинского, змееголовник аргунский, касатик одноцветковый, гвоздика амурская, лапчатка земляниковидная, подмаренник настоящий, полыни маньчжурская и рассеченная. Основу сообществ галофитов на песчаных и галечниковых пляжах образуют осока песколюбивая, колосняк мягкий, солянка Комарова, льнянка японская, латук ползучий и некоторые другие.

Верхние части песчаных приморских террас заняты группировками из розы морщинистой и можжевельника даурского.

Вблизи приустьевых расширений рек и ручьев, впадающих в море, встречаются своеобразные древостой из ольхи японской, отсутствующие в других дальневосточных заповедниках. Восточноазиатский реликт – ольха японская принадлежит к числу древнейших элементов тургайской флоры. Окружают ольшаники осоково-вейниковые и разнотравные луга, а также древесно-кустарниковые заросли. По понижениям приморских террас и в местах выходов почвенно-грунтовых вод обычны кустарничково-осоково-сфагновые болота с шикшей черной, багульником болотным, восковницей пушистой и шерстостебельником десятицветковым.

Растительность дубрав из дуба монгольского испытала особенно сильное влияние хозяйственной деятельности, многократно проходили здесь лесные пожары. Первичных лесных группировок не сохранилось, а семенные высокоствольные широколиственные леса в большинстве случаев сменились порослевыми низкопроизводительными древостоями и древесно-кустарниковыми зарослями с преобладанием лещины разнолистной и леспедецы двухцветной, вторичными лугами и каменистыми осыпями с лишайниковым покровом.

В бассейнах ключей Навчуева и Кривого на небольшом участке, находящемся на расстоянии около 1 км от берега моря, в леспедецево-лещиновых лесах из дуба монгольского и березы даурской встречается реликтовый дуб зубчатый. Иногда его участие в древостое достигает 30–40%. В подлеске преобладают лещина разнолистная и леспедеца двухцветная, местами образующие густые, сомкнутые куртины. В травяном покрове обычны осоки уссурийская и низенькая, неомолиния маньчжурская, хлорант японский и полынь Гмелина. Возобновление проходит успешно как семенным, так и порослевым путем; в его составе представлены оба вида дуба. Интересно отметить, что встречаются гибридные, переходные формы между дубом монгольским и дубом зубчатым.

Леса, в которых основным эдификатором (средообразователем) является кедр корейский, по южным склонам поднимаются до 750–800 м, но на северных не проникают выше 600–700 м над ур. моря. Кедр корейский, хотя и обладает широкой экологической пластичностью, более требователен к влаге и теплу и менее стоек к огневым повреждениям, чем дуб монгольский. Преимуществом дуба является его отличная порослевая способность, сохраняющаяся до большого возраста. В определенных условиях эти две древесные породы, характеризующиеся долговечностью, образуют высокопроизводительные смешанные дубово-кедровые леса, подлесок и травяной покров которых насыщен эндемиками Сихотэ-Алиня и элементами монголо-даурской флоры.

Крупных массивов коренных кедрово-широколиственных лесов на территории заповедника сохранилось мало. Значительная часть кедровников в той или иной степени нарушена, чаще всего пожарами. Различают три основные группы кедровников: сухие, свежие и влажные. На г. Туманной, близ побережья Японского моря, П.П. Жудовой (1967) описан своеобразный кедровник с дубом и можжевельником твердым и даурским.

Наиболее широко распространены свежие кедровники, которые встречаются на крутых и среднекрутых склонах всех экспозиций. Сопутствующие им почвы – бурые горно-лесные, скелетные, хорошо дренированные, устойчивые по гидрологическому режиму. Древесный полог двухъярусный, разновозрастный, сомкнутый. Запас стволовой древесины достигает 400–450 м3/га. В древостое помимо кедра обычны липа амурская, береза желтая и клен мелколистный. Подлесок образован многочисленными видами кустарников, но наиболее характерны лещина маньчжурская, чубушник тонколистный и элеутерококк колючий. Из лиан хорошо развиты актинидии коломикта и острая, виноград и лимонник. Разнообразен по видовому составу и травяной покров, в котором преобладают щитовник Буша, кочедыжники, осоки ланцетная и ржавопятнистая, фрима тонкокистевая, василистник нитчатый и какалии. Кедр и другие древесные породы первого яруса хорошо возобновляются только на стадии естественного распада древостоя, когда сомкнутость древесного полога снижается.

Весьма интересные по флористическому составу и строению кедровники имеются на о-ве Петрова. В составе их древостоев участвуют тис, граб и липа. Тис отлично возобновляется, и его жизнеспособный подрост местами образует густые заросли. В дальнейшем возможна смена кедровника на древостой с преобладанием тиса остроконечного. Такой ход развития сообществ для Дальнего Востока совершенно необычен.

В бассейне р. Перекатной встречаются чистые кедровники или горные кедровые боры. Из-за высокой сомкнутости древостоев, а также мощной подстилки, образованной опавшей хвоей, подлесок, подрост и травяной покров не развиты. Подобные чистые кедровники на Дальнем Востоке чаще встречаются у северной границы ареала кедра корейского.

Кедрово-широколиственные леса выше по склонам сменяются кедрово-елово-широколиственными. Это промежуточная лесная формация, до настоящего времени весьма слабо изученная. Наиболее характерны кедрово-елово-широколиственные леса для горных склонов северных экспозиций. Древесный полог здесь обычно двух-трехъярусный, сомкнутый, разновозрастный; разнообразен древостой и по составу. Помимо кедра, ели аянской и пихты белокорой обычны липа амурская, клен мелколистный, ильм лопастный и березы желтая и шерстистая. Постоянно встречаются гибриды этих двух видов берез. В подлеске преобладают кустарниковые виды кленов: желтый, бородчатый и зеленокорый. Небольшие сомкнутые куртины образует лещина маньчжурская. В травяном покрове фон образуют папоротники: щитовники амурский и Буша и кочедыжники с участием представителей мелкотравья – кислицы обыкновенной, мителлы голой и майника двулистного.

В центральной части хребта Заповедного и на южных склонах гор Черной и Нагеевской выделяется своеобразный высотный пояс, расположенный в пределах 850–1000 м, со значительным участием дуба монгольского, липы амурской, клена мелколистного, березы шерстистой.

Подобные высокогорные широколиственные и каменноберезово-дубовые леса, в сложении которых принимают участие растения дауро-монгольской, маньчжурской, охотской и панбореальной лесной флор, явление для Сихотэ-Алиня уникальное. Весьма вероятно, что это реликтовые сообщества, возникшие в условиях тех эпох четвертичного периода, когда климат был теплее и суше современного и леса из дуба монгольского были распространены значительно шире, чем сейчас.

Леса из ели аянской и пихты белокорой занимают в заповеднике небольшую площадь, образуя высотный пояс в интервале 800–1300 м над ур. моря, наиболее характерны для склонов северных экспозиций и для истоков горных рек. Самые обычные типы ельников – папоротниковые и зеленомошные. Папоротниковые ельники приурочены к пологим нижним частям горных склонов и к долинам горных рек в их верхнем течении, а зеленомошные ельники обычно образуют верхнюю границу высокоствольного леса.

Каменноберезовые леса не образуют самостоятельного высотного пояса; обычно береза шерстистая участвует в сложении высокогорных ельников. В ряде случаев каменноберезники имеют производный характер и возникли на месте ельников в результате пожаров. Наиболее характерны четыре ассоциации чистых каменноберезовых лесов: высокотравная, осоково-вейниковая, бадановая и можжевельниковая.

В отличие от Сихотэ-Алинского заповедника в Лазовском пояс подгольцовых кустарников образован не кедровым стлаником, а зарослями микробиоты перекрестнопарной – эндема Южного Сихотэ-Алиня. Заросли этого высокогорного хвойного кустарника наиболее развиты на склонах г. Черной и в меньшей мере г. Нагеевской. Микробиота строго приурочена к каменистым россыпям и в районе г. Черной начинает встречаться с высоты 700–800 м над ур. моря, поднимаясь почти до самой вершины (1390 м).

Сообщества кедрового стланика и золотистого рододендрона встречаются в заповеднике очень редко и на небольших участках. Горно-тундровые группировки представлены фрагментарно, только на отдельных крупных вершинах и самостоятельного высотного пояса не образуют.

Из редких растительных формаций особый интерес представляет роща тиса остроконечного на о-ве Петрова, расположенная в нижней части склона северной экспозиции. Кроме тиса, кроны которого образуют плотный, сомкнутый шатер, встречаются единичные деревья липы амурской, бархата амурского, ясеня маньчжурского, а ближе к береговому валу – яблони маньчжурской и сирени амурской, достигающих крупных размеров. Высота тиса не превышает 15 м, диаметр 48 см и возраст 400 лет. Подлесок и травяной покров из-за высокой сомкнутости древесного полога не развиты, однако деревянистая лиана актинидия острая достигает крупных размеров. Отмечены экземпляры, которые могут соперничать со своими тропическими родственниками, с диаметром у шейки корня 30–36 см.

Тис хорошо возобновляется под пологом кедрово-широколиственных и широколиственных лесов, преобладающих на острове. Местами на 1 га насчитывается до нескольких десятков тысяч экземпляров его крупного подроста и молодняка хорошего жизненного состояния. Небольшие деревья и возобновление тиса встречаются и на скалах, куда его семена заносят дрозды, питающиеся сочным присемянником. Хорошо возобновляется тис и вегетативным путем за счет укоренения нижних ветвей, что особенно характерно для крупного подроста и молодых деревьев. Обычно порослевый подрост растет энергичнее, чем семенной.

Тис имеется и на соседнем небольшом о-ве Бельцова, но древостоев со своим преобладанием не образует, хотя и возобновляется хорошо. На материковой территории заповедника древостой со значительным участием тиса отмечены в восьми местах. Самый крупный участок тисового сообщества (площадью около 2 га) имеется на северном склоне г. Черной, на высоте около 700 м над ур. моря. Древостой смешанный – с участием кедра корейского, ели аянской, липы амурской, ильма лопастного, вишни Максимовича, березы желтой, причем на долю тиса приходится до 25–30% состава. Подлесок образован лещиной маньчжурской, чубушником тонколистным, жимолостью горбатой и элеутерококком, а травяной покров – папоротниками (щитовником амурским и Буша, кочедыжниками) и осоками. В отличие от сообществ на островах Петрова и Бельцова возобновление тиса в материковой части заповедника слабое, что, возможно, объясняется влиянием кабанов, в поисках пищи систематически интенсивно перерывающих подстилку и верхний гумусовый горизонт.

© Н.Г. Васильев, Е.Н. Матюшкин, Ю.В. Купцов. Лазовский заповедник им. Л.Г.Капланова. // Заповедники СССР. Заповедники Дальнего Востока. - М, Мысль, 1985.

Ваш e-mail:
Введите 3 цифры: Введите 3 цифры с картинки в поле

Комментарий, вопрос,
сообщение об ошибке:

 
заповедники | национальные парки | федеральные заказники | биосферные ООПТ
о проекте | обратная связь

Подписка на новости:

Главная
Новости
Публикации
Новости сайта
Новости
Ссылки
Ф.Р. Штильмарк
Итоги конференций
Охраняемые территории
Проекты
Вакансии
Фонд Штильмарка
ГИС
Законы и документы
Организации
Федеральные
Водно-болотные угодья
Заповедники
Национальные парки
Заказники
Биосферные резерваты
Оценка репрез-ти_Дубинин
Смирнов_ООПТ Чукотки
Издание трудов Штильмарка
Библиотека 'Люди и заповедники'
О проекте
ООПТ
Премия имени Штильмарка
Чтения памяти Штильмарка
Штильмарк_абс-зап
Штильмарк_о проблемах
Штильмарк_таинство заповедания
Штильмарк_Принципы заповедности
Астафьев - Штильмарку, 2001
Никольский - Репрезентативность
Белоновская_горные ООПТ
\"Заповідна справа в Україні\"
Штильмарк_Драма или фарс
Штильмарк_Эволюция представлений
Борейко о Штильмарке, 2001
Штильмарк_Кондо-Сосв_зап.
Гусев_История баргузинского зап.
Shtilmark_history
Желтухин - Центрально-Лесной
Конференции
Богдо зонирование Трегубов 2007
Григорян_Севилья_2000
Биосферные заповедники_Соколов, 1988
часть 1
часть 2
Книжная полка
Морские ООПТ
Степные ООПТ
Завершен сбор конкурсных работ на соискание Премии имени Ф.Р. Штильмарка
Фото докладчиков
Чтения
Награждение лауреатов
Конференция
ШТИЛЬМАРКОВСКИЕ ЧТЕНИЯ, Москва, 19-20 апреля, 2018 г.
О природе и людях
Живой покров земли
Заповедная мерзлота
Герасимов Н.Н.
Кочнев А.А.
Урбанавичене И.Н.
Джамирзоев Г.С., Трепет С.А., Букреев С.А.
Итоги конкурса на соискание Премии имени Ф.Р. Штильмарка 2019 года
Выписка из протокола заседания жюри, номинация «Достижения в науке»
Выписка из протокола заседания жюри, номинация «Молодые ученые»
Выписка из протокола заседания жюри, номинация «Периодические издания»