Кроноцкий
Биосферный резерват

Кроноцкий
ПОДРОБНАЯ ИНФОРМАЦИЯ
ОБЩИЕ СВЕДЕНИЯ И ИСТОРИЯ СОЗДАНИЯ

Местоположение в системе природного районирования региона. В меридионально вытянутой цепочке заповедников Дальнего Востока России Кроноцкий занимает положение, близкое к среднему. Его северная граница проходит около 55° с. ш., т. е. несколько южнее широты Москвы. Однако в данном случае географические координаты сами по себе мало что дают для понимания природных особенностей заповедника. Последние определяются прежде всего формированием фауны и флоры в условиях полуостровной изоляции, близостью океана, сложно расчлененным горным рельефом, активной вулканической деятельностью. В специфике заповедника находит отражение все своеобразие природы Камчатки.

Береговые утесы и обширные песчаные пляжи Кроноцкого заповедника день за днем, век за веком омываются океанским прибоем и овеваются морскими ветрами. В глубине заповедной территории поднимаются величественные вулканические горные хребты со снежниками и ледниками. Таких высоких гор ни в одном другом заповеднике региона нет. Издалека виден белоснежный правильный конус Кроноцкого вулкана (3528 м над ур. моря), у северо-восточных отрогов которого лежит самое большое на Камчатке горное озеро Кроноцкое с прозрачной холодной водой. В южной части заповедника находится знаменитая Долина Гейзеров, оставляющая впечатление чего-то нереального, сказочного. Это единственное в своем роде природное образование, не имеющее на территории нашей страны даже отдаленных аналогов. Неповторим и облик растительности Камчатки – сочетание редколесий каменной березы, буйного высокотравья, зарослей кедрового и ольхового стлаников, различных по характеру тундр. Если другие заповедники Дальнего Востока в большей или меньшей степени похожи на соседние или даже на географически удаленные от них, то Кроноцкий стоит совершенно особняком.

В схемах природного районирования Камчатка (вместе с Курилами и Корякским нагорьем) обычно трактуется как единица высшего ранга – физико-географическая страна (Пармузин, 1964; Рихтер, Преображенский, Нефедьева, 1975). Интервал широт, заключающий полуостров, на материке не выходит за пределы таежной зоны, однако растительность Камчатки лишена типично таежных черт. По схеме геоботанического районирования Б.П. Колесникова (1961) южную и среднюю часть Камчатки занимает Северо-Тихоокеанская (Камчатская) лугово-лиственнолесная область, а с севера на полуостров двумя языками вклинивается Берингийская лесотундровая область. Заповедник расположен близ их границы. Ландшафтное многообразие Кроноцкого заповедника, если рассматривать его в целом, ближе всего соответствует представлению о берингийской лесотундре (Кищинский, 1970; 1980) – с той лишь оговоркой, что здесь представлен южный ее вариант, существенно обогащенный лесной растительностью.

Таким образом, территория заповедника дает достаточно богатое представление и о природе Камчатки в целом. За исключением ельников и елово-лиственничных лесов, здесь можно встретить почти все свойственные полуострову типы растительного покрова. Удачным выбором места для организации заповедника были решены сразу две задачи: Кроноки являются и подлинным эталоном природы Камчатки, и средоточием уникальных природных объектов. В 1984 г. Кроноцкий заповедник включен в международную систему биосферных заповедников.

История создания и современная территория заповедника. Традиции охраны природы в той части Камчатки, где расположен заповедник, уходят в далекое прошлое. По свидетельству С.П. Крашенинникова, еще более двухсот лет назад камчадалы тщательно оберегали уникальный “пихтовый остров” вблизи Семячикского лимана, существующий и поныне. Позднее тут длительное время находился охотничий заказник, вначале возникший стихийно, по инициативе местных промысловиков, а с 1882 г. установленный официально. Необходимость принятия подобных мер в тех условиях, когда Камчатка была малонаселенной, едва затронутой освоением окраиной огромной страны, может показаться сомнительной, но лишь на первый взгляд. Речь шла о сохранении ценнейшего пушного зверя – соболя, добыча которого имела большое значение в жизни местного населения. На полуострове высокая его численность поддерживалась значительно дольше, чем в Сибири, однако и здесь последствия неконтролируемого промысла сказались уже давно, запасы соболя стали иссякать. Так, если в 1841 г. с Камчатки было вывезено почти 10 тыс. его шкурок, то в последние десятилетия прошлого века ежегодно вывозилось не более 1–2 тыс. Кроноцкие угодья издавна славились обилием соболя; не случайно именно этот район стал важным очагом его сохранения и восстановления. Среди инициаторов принятия на Камчатке первых мер по защите природы, в частности по рационализации промысла соболя, был зоолог Б.И. Дыбовский – польский ссыльный революционер, живший здесь в 1879–1883 гг. (Абрамов, 1936). Охраняли Кроноцкий заказник тогда только во время промыслового сезона специально наезжавшие сюда конные отряды казаков и местных охотников.

Хотя с 1913 по 1916 г. на Камчатке был введен трехлетний повсеместный запрет добычи соболя, после 1912 г. в Кроноках велся фактически бесконтрольный промысел, о котором долго напоминали развалины охотничьих землянок и старые порубки (Аверин, 1948). Вопрос о заповедании Кроноцких угодий вновь был поставлен на съезде населения Камчатки 28 июля 1917 г., но в то время практических шагов за этим не последовало. Решение об организации Кроноцкого заповедника впервые было принято Далькрайисполкомом в 1926 г.; Камчатский облисполком постановлением от 18 июля 1929 г. определил его границы. По результатам обследования территории Кронок специальной экспедицией Дальзаготпушнины 1 ноября 1934 г. Президиум ВЦИК РСФСР принял постановление о признании Кроноцкого соболиного заповедника государственным заповедником общесоюзного значения. Эта дата служит основной точкой отсчета в истории заповедника.

До 1938 г. он был подчинен органам охотничьего хозяйства, затем перешел в ведение Комитета по заповедникам при Президиуме ВЦИК. Площадь Кроноцкого заповедника при его организации превышала 1 млн. га (на 1950 г. – 1217 тыс. га) (Штильмарк, 1973). Ценность выбранного для заповедания участка увеличивалась тем, что к середине 30-х годов он оставался практически не затронутым хозяйственной деятельностью. Последствия охотничьего промысла прежних лет были малоощутимыми, к тому же коснулись они лишь немногих видов животных, даже соболя на взятой под охрану территории местами оставалось еще много (Аверин, 1948). Из состава охотничье-промысловой фауны к тому времени был утрачен лишь один вид – калан; у восточного побережья Камчатки эти звери исчезли на рубеже XIX–XX вв., снова они появились здесь более чем через полстолетия. Зоолог Ю.В. Аверин, основываясь на опыте работы в заповеднике в первые годы его существования, специально подчеркивал, что природа его “первобытная, дикая, звери непуганые” (1951, с. 277). Еще в начале 40-х годов здесь совершались важные географические открытия, наиболее яркое среди которых – обнаружение и первоописание Долины Гейзеров.

Можно считать, что Кроноцкий заповедник принял в свои границы почти ненарушенные экосистемы и как таковые они просуществовали до его ликвидации в 1951 г., когда вся система охраняемых территорий страны переживала трудное время необоснованных сокращений, перекройки границ, передачи земель заповедников хозяйственным организациям. Сравнительно скоро, 1 июля 1959 г., заповедник был восстановлен, но спустя всего два года последовало вторичное решение о его ликвидации (постановление Совета Министров СССР от 10 июня 1961 г.). В последующие годы здесь участились изыскательские работы, и т. д. Вновь Кроноки стали заповедными в январе 1967 г. На этот раз решающую роль в деле восстановления режима охраны сыграло ходатайство Второго Всесоюзного совещания вулканологов – довольно редкий случай, когда на судьбу заповедника повлияла необходимость сохранения объектов неживой природы.

В 1967 г. заповедник был восстановлен на площади 964 тыс. га. Относительно территории, охранявшейся в первые десятилетия его существования, он несколько расширился в южном направлении: если раньше граница выходила к океану у р. Шумной, то теперь отодвинулась к южному берегу Семячикского лимана. В октябре 1982 г. режим охраны распространен на трехмильную полосу морской акватории вдоль береговой линии Кроноцкого заповедника. В итоге общая его площадь составила 1099 тыс. га. Заход промысловых и других судов на заповедную акваторию допускается только в исключительных случаях – при необходимости укрытия от шторма.

Кроноцкий заповедник подчинен Госкомитету по природным ресурсам РФ. Он занимает северо-западную часть Елизовского административного района Камчатской области. Территория заповедника имеет форму неправильного многоугольника, вытянутого на северо-восток, длина которого около 100 км, а ширина в среднем 60 км. Населенных пунктов в его пределах нет, ближайшие из них отделены от охраняемой территории труднодоступными горными хребтами и порожистыми реками. Город Елизово, где теперь помещается управление заповедника, удален от его южной границы на 150–170 км. Кратчайшее расстояние от северо-западной границы заповедника до ближайшего населенного пункта в долине р. Камчатки – около 60 км. Здесь проходят отроги Валагинского хребта, где нет ни дорог, ни троп. На территории заповедника имеется более 40 кордонов, служащих базами для работников охраны и научных сотрудников. Там, где ранее был пос. Жупаново, в 3 км от южной границы заповедника, расположена контора Семячикского лесничества. На всей охраняемой территории лесничеств четыре: Семячикское занимает юго-западную ее часть, Кроноцкое – центральную, Чажминское – северо-восточную; в 1976 г. из двух последних выделено Озерно-Кроноцкое лесничество.

© Н.Г. Васильев, Е.Н. Матюшкин, Ю.В. Купцов. Кроноцкий заповедник.// Заповедники СССР. Заповедники Дальнего Востока. - М, Мысль, 1985

Ваш e-mail:
Введите 3 цифры: Введите 3 цифры с картинки в поле

Комментарий, вопрос,
сообщение об ошибке:

 
заповедники | национальные парки | федеральные заказники | биосферные ООПТ
о проекте | обратная связь

Подписка на новости:

Главная
Новости
Публикации
Новости сайта
Новости
Ссылки
Ф.Р. Штильмарк
Итоги конференций
Охраняемые территории
Проекты
Вакансии
Фонд Штильмарка
ГИС
Законы и документы
Организации
Федеральные
Водно-болотные угодья
Заповедники
Национальные парки
Заказники
Биосферные резерваты
Оценка репрез-ти_Дубинин
Смирнов_ООПТ Чукотки
Издание трудов Штильмарка
Библиотека 'Люди и заповедники'
О проекте
ООПТ
Премия имени Штильмарка
Чтения памяти Штильмарка
Штильмарк_абс-зап
Штильмарк_о проблемах
Штильмарк_таинство заповедания
Штильмарк_Принципы заповедности
Астафьев - Штильмарку, 2001
Никольский - Репрезентативность
Белоновская_горные ООПТ
\"Заповідна справа в Україні\"
Штильмарк_Драма или фарс
Штильмарк_Эволюция представлений
Борейко о Штильмарке, 2001
Штильмарк_Кондо-Сосв_зап.
Гусев_История баргузинского зап.
Shtilmark_history
Желтухин - Центрально-Лесной
Конференции
Богдо зонирование Трегубов 2007
Григорян_Севилья_2000
Биосферные заповедники_Соколов, 1988
часть 1
часть 2
Книжная полка
Морские ООПТ
Степные ООПТ
Завершен сбор конкурсных работ на соискание Премии имени Ф.Р. Штильмарка
Фото докладчиков
Чтения
Награждение лауреатов
Конференция
ШТИЛЬМАРКОВСКИЕ ЧТЕНИЯ, Москва, 19-20 апреля, 2018 г.
О природе и людях
Живой покров земли
Заповедная мерзлота
Герасимов Н.Н.
Кочнев А.А.
Урбанавичене И.Н.
Джамирзоев Г.С., Трепет С.А., Букреев С.А.
Итоги конкурса на соискание Премии имени Ф.Р. Штильмарка 2019 года
Выписка из протокола заседания жюри, номинация «Достижения в науке»
Выписка из протокола заседания жюри, номинация «Молодые ученые»
Выписка из протокола заседания жюри, номинация «Периодические издания»