Кедровая Падь
Биосферный резерват

Кедровая Падь
ПОДРОБНАЯ ИНФОРМАЦИЯ
ОБЩИЕ СВЕДЕНИЯ И ИСТОРИЯ СОЗДАНИЯ

Местоположение в системе природного районирования региона. Узкую полоску суши, лежащую между побережьями заливов Амурского и Посьета и государственной границей с КНР и КНДР, занимают отроги хребтов Восточно-Маньчжурской горной системы, протягивающиеся в наши пределы из-за рубежа. Здесь, на склонах Черных гор, в некотором отдалении от берега Амурского залива, находится один из старейших заповедников страны и старейший заповедник Дальнего Востока – “Кедровая Падь”. Он невелик, однако по своеобразию растительного и животного мира занимает место в первом ряду охраняемых территорий региона. Особая экзотичность облика сообществ, вообще свойственная Южному Приморью, достигает здесь наиболее полного выражения. “Кедровая Падь” естественным образом замыкает цепочку заповедников суши Дальнего Востока России, начинающуюся далеко на севере, с о-ва Врангеля. Эта цепочка по сути дела последовательный ряд усложнения структуры экосистем, увеличивающегося разнообразия флоры и фауны, насыщения их все большим количеством древних элементов. Схемы районирования Дальнего Востока России, разработанные В.В. Никольской, Д.А. Тимофеевым, В.П. Чичаговым (1969) и Ю.П. Пармузиным (1964), в отношении деления крайнего юго-запада Приморья созвучны друг другу. Согласно первой из них, заповедник является частью особой физико-географической страны “Система средневысотных и низких Восточно-Маньчжурских гор”, представленной в границах России одной провинцией, включающей “горное обрамление оз. Ханка, заливов Амурского и Посьета, прибрежных равнин оз. Хасан“. По второй схеме отроги Восточно-Маньчжурских гор входят лишь на правах провинции , “Гродековско-Посьетского среднегорья”, в обширную Амуро-Приморскую природную страну. Заповедник “Кедровая Падь” лежит в Посьетско-Амурском ландшафтном округе этой провинции, принадлежащем подзоне широколиственно-хвойных лесов (Пармузин, 1964). “Кедровая Падь” заключает в свои границы природные комплексы, малораспространенные на юге Дальнего Востока России и более типичные для сопредельных территорий КНР и КНДР. Их охрана важна тем в большей степени, поскольку в этих странах растительность и животный мир почти повсюду неузнаваемо преобразованы хозяйственной деятельностью человека.

Н.М. Пржевальский (1870), посетивший район, где расположен заповедник, более ста лет назад, наблюдал здесь такую картину: “Горные хребты, окружающие долины вышеназванных береговых рек, сплошь покрыты дремучими, преимущественно лиственными лесами, в которых держится множество различных зверей...” (1937, с. 108). С тех пор положение не могло не измениться, причем самым решительным образом, поскольку заповедник “Кедровая Падь” расположен в наиболее густонаселенной части Приморского края: чтобы попасть сюда, например, из Владивостока, достаточно просто пересечь Амурский залив. Уже давно заповедник стал оазисом, островком, “о берега которого бьет беспощадный прибой XX века” (Волков, 1976, с. 294). Не случайно в книге, откуда взяты эти строки, глава о заповеднике “Кедровая Падь” названа “Природа в осаде”. Обеспечить надежную охрану всего живого здесь нелегко, и все же без малого три четверти века заповедник успешно справляется с этой задачей, давая прибежище многим редчайшим видам растений и животных, воссоздавая облик уникальных экосистем, господствовавших на берегах Амурского залива в прошлом.

История создания и современная территория заповедника. После сооружения в начале XX в. Транссибирской железнодорожной магистрали и с возрастанием роли Владивостока как торгового порта эксплуатация уникальных лесных богатств Приморья резко усилилась. В местах отвода переселенческих участков лес разрешалось рубить и корчевать без какого-либо учета его ценности. В местной газете “Приморский хозяин”, издававшейся в Никольске-Уссурийском, писалось тогда о том, что лес – это враг сельских жителей, откуда бедных переселенцев постоянно атакуют несметные полчища комаров, слепней, мошек и дикие свирепые звери. Значительные лесные площади в Приморье сдавались в эксплуатацию русским промышленникам и иностранным концессиям, которые сводили девственные лесные массивы с ценными древесными породами, не соблюдая никаких существовавших уже в то время лесохозяйственных норм и правил.

Самым страшным врагом леса были пожары, которые возникали вследствие хищнической эксплуатации лесных ресурсов, а часто и в результате сознательных поджогов. П.Ф. Унтербергер (1900), анализируя ведение хозяйства в Приморье за 1856–1898 гг., писал о лесных пожарах так: “...от дыма, застилающего море, нельзя рассмотреть предохранительных знаков на фарватере и створов на берегу, и судам приходится стоять на якоре для выжидания рассеивания дыма от изменения направления ветра или от дождя, который потушил бы пожар” (с. 31). Беспощадно истреблялись и дикие животные. В XIX в. разрешалось без каких-либо ограничений охотиться на любые виды зверей и птиц. Охота же на таких крупных хищников, как амурский тигр и амурский барс, даже поощрялась. В рапорте одного из царских чиновников сообщалось следующее: “Эти свирепые, кровожадные звери наводили ужас на переселенцев и воинские команды и подлежали уничтожению” (Васильев, Панкратьев, Панов, 1965). В Южном Приморье варварски истреблялись изюбри и пятнистые олени из-за целебных свойств неокостеневших рогов-пантов.

Подобное положение дел вызывало большую тревогу у работников лесного ведомства. В печати прозвучали призывы к срочному введению природоохранительных мер. Уже в 1906–1908 гг. на юге Приморья, в Сучанском, Владивостокском и Посьетском лесничествах, были созданы лесные заказники, где не допускались рубка ценных пород деревьев, сбор женьшеня и охота.

Посьетское лесничество занимало большую площадь. Южная его граница проходила по р. Туманной, пограничной с Кореей и Китаем, а северная достигала р. Раздольной. О местоположении в лесничестве заказника каких-либо архивных данных не сохранилось, однако, по свидетельству местных старожилов, он включал бассейн р. Кедровой (Васильев, Панкратьев, Панов, 1965). Охранялся заказник плохо: местные жители тайком охотились в нем на пятнистых оленей, косуль, кабанов и собирали женьшень.

В 1910 г. на западном берегу Амурского залива организуется Славянское лесничество, к которому была отнесена и нынешняя территория заповедника “Кедровая Падь”. В 1911 г. таксаторы из Приморской лесоустроительной партии К.М. Вольтер и К.В. Захаров провели первую инвентаризацию территории будущего заповедника, разбили квартальную сеть (2x4 версты) и составили план лесонасаждений. В лесоустроительном отчете 1912 г. они отметили, что лесные массивы лесной дачи Кедровая сохранились хорошо, а отпуск леса для нужд местного населения производился в незначительных размерах из нижней и частично средней частей бассейна р. Кедровой. В отчете особо подчеркнуто, что великолепные леса из пихты черной (цельнолистной), кедра корейского, липы амурской, ясеня маньчжурского, бархата амурского, ильма долинного, березы железной и других многочисленных древесных и кустарниковых пород и лиан сохранились в верхней части бассейна р. Кедровой. Высота хвойных деревьев достигала 50 и более метров, а диаметр – более 2 м.

Соратник академика В.Л. Комарова Н.В. Шипчинский, посетивший тогда эти места, писал: “Здешние леса поразили меня разнообразием составляющих их древесных пород и многочисленными видами кустарников. Все это, особенно по опушкам и берегам речек, было сплошь перевито лианами: амурским виноградом, лимонником, актинидией, ломоносом. Нередко лианы настолько густо перевивали кусты и деревья, что пробиться сквозь тайгу без топора было невозможно” (1914, с. 230).

Лесничий Славянского лесничества Т.Л. Гродецкий возбудил вопрос об изъятии из лесопромышленного плана и дальнейшей эксплуатации в Посьетском районе, и особенно в урочище Кедровая падь, уникальных, ценных лесных массивов и об организации здесь заказника-заповедника. Его инициативу поддержал известный лесовод, председатель Приморского лесного общества Л.П. Хомяков. По рапорту Л.П. Хомякова Приморское управление землеустройства запретило в Кедровой лесной даче заготовку древесины, охоту, ловлю рыбы, сбор женьшеня, орехов кедра, выжиг угля и извести, добычу россыпного золота и другие побочные промыслы. Организационное оформление заказника было поручено Приморскому лесному обществу и Славянскому лесничеству (персонально Т.Л. Гродецкому). Осенью 1916 г. организация заказника, по существу имевшего статус современного заповедника (категорическое запрещение всех видов хозяйственного пользования), была успешно завершена. Поэтому 1916 год следует считать годом основания заповедника “Кедровая Падь” – одного из первых заповедников дореволюционной России.

Охрана заповедной территории осуществлялась лесниками Славянского лесничества, в помощь которым была придана конная воинская казачья команда. Плошадь заказника составляла 4500 га, в нем была квартальная сеть (2x4 версты) и имелся план лесонасаждений.

В 1924 г. Дальневосточный экономический совет (Дальэкосо) узаконил заповедник, придав ему полномочия самостоятельного учреждения, призванного заниматься не только охраной природы, но и научно-исследовательской работой. В 1926 г. по специальному постановлению Дальэкосо заповедная территория была расширена до 9500 га.

В 1930 г. заповедник был изъят из ведения лесохозяйственных органов и подчинен Дальневосточному научно-исследовательскому институту лесного хозяйства и лесной промышленности в Хабаровске, с 1932 по 1933 г. включен в систему Дальинтегралохотсоюза, а с 1933– 1934 гг. находился в ведении Дальзаготпушнины. В 1934 г. по указанию Президиума ВЦИК и СНК РСФСР заповедник был передан на краевой бюджет, а методическое руководство научно-исследовательскими работами в нем было возложено на Дальневосточный филиал АН СССР.

С 1964 г. заповедник находится в ведении Биолого-почвенного института Дальневосточного отделения РАН (тогда - Дальневосточного научного центра АН СССР). По данным лесоустройства 1956 г., общая площадь заповедника составляет 17 897 га. Заповедник расположен в Хасанском районе Приморского края, примерно в 20 км западнее Владивостока. От моря он отделен плоской заболоченной равниной шириной 2–3 км. С севера его территория ограничена р. Барабашевкой, с юга – долиной р. Нарвы. В долинах этих рек и на побережье Амурского залива находятся многочисленные населенные пункты, сельскохозяйственные угодья, во многих случаях примыкающие непосредственно к границам заповедника. Территория заповедника разбита на обходы площадью 1500 га и более. Охрану обходов ведут лесники, подчиненные инженеру – начальнику охраны. Охрана лесов от пожаров в пожароопасные периоды наряду с наземным патрулированием осуществляется авиацией по договору с Приморской базой лесной авиации. Принятые природоохранные меры дают положительные результаты. За последние годы число случаев браконьерства резко сократилось, а число пожаров, особенно в окраинной части заповедной территории, сведено к минимуму.

© Н.Г. Васильев, Е.Н. Матюшкин, Ю.В. Купцов. Заповедник «Кедровая Падь» // Заповедники СССР. Заповедники Дальнего Востока. - М., Мысль, 1985.

Ваш e-mail:
Введите 3 цифры: Введите 3 цифры с картинки в поле

Комментарий, вопрос,
сообщение об ошибке:

 
заповедники | национальные парки | федеральные заказники | биосферные ООПТ
о проекте | обратная связь

Подписка на новости:

Главная
Новости
Публикации
Новости сайта
Новости
Ссылки
Ф.Р. Штильмарк
Итоги конференций
Охраняемые территории
Проекты
Вакансии
Фонд Штильмарка
ГИС
Законы и документы
Организации
Федеральные
Водно-болотные угодья
Заповедники
Национальные парки
Заказники
Биосферные резерваты
Оценка репрез-ти_Дубинин
Смирнов_ООПТ Чукотки
Издание трудов Штильмарка
Библиотека 'Люди и заповедники'
О проекте
ООПТ
Премия имени Штильмарка
Чтения памяти Штильмарка
Штильмарк_абс-зап
Штильмарк_о проблемах
Штильмарк_таинство заповедания
Штильмарк_Принципы заповедности
Астафьев - Штильмарку, 2001
Никольский - Репрезентативность
Белоновская_горные ООПТ
\"Заповідна справа в Україні\"
Штильмарк_Драма или фарс
Штильмарк_Эволюция представлений
Борейко о Штильмарке, 2001
Штильмарк_Кондо-Сосв_зап.
Гусев_История баргузинского зап.
Shtilmark_history
Желтухин - Центрально-Лесной
Конференции
Богдо зонирование Трегубов 2007
Григорян_Севилья_2000
Биосферные заповедники_Соколов, 1988
часть 1
часть 2
Книжная полка
Морские ООПТ
Степные ООПТ
Завершен сбор конкурсных работ на соискание Премии имени Ф.Р. Штильмарка
Фото докладчиков
Чтения
Награждение лауреатов
Конференция
ШТИЛЬМАРКОВСКИЕ ЧТЕНИЯ, Москва, 19-20 апреля, 2018 г.
О природе и людях
Живой покров земли
Заповедная мерзлота
Герасимов Н.Н.
Кочнев А.А.
Урбанавичене И.Н.
Джамирзоев Г.С., Трепет С.А., Букреев С.А.