Дальневосточный морской
Биосферный резерват

Дальневосточный морской
ПОДРОБНАЯ ИНФОРМАЦИЯ
ЖИВОТНЫЙ МИР

Морские безпозвоночные. Отдельные группы беспозвоночных, обитающих в акватории заповедника, изучены неравномерно, и потому оценка числа видов для большинства из них носит пока лишь предварительный характер. В частности, недостаточно изучены простейшие и нематоды. Тем не менее можно принять, что здесь обитает не менее 2000 видов разных беспозвоночных.

В зоопланктоне залива Петра Великого преобладают различные ракообразные (главным образом веслоногие, ветвистоусые, евфаузииды), щетинкочелюстные, аппендикулярии, инфузории, а в сезоны массового развития также медузы, гребневики, сальпы и личинки донных беспозвоночных. Биомасса зоопланктона существенно изменяется в разные сезоны, что в значительной степени зависит от колебаний биомассы фитопланктона, а также выедания зоопланктона рыбами. Имеются немногочисленные виды, например некоторые веслоногие раки, которые встречаются в верхних слоях залива почти круглый год. Зимой преобладают холодноводные виды веслоногих раков и евфаузиид, некоторые из которых являются важными кормовыми объектами рыб. Летом вслед за развитием фитопланктона отмечается резкое увеличение зоопланктона. Затем биомасса зоопланктона постепенно понижается.

Большой интерес вызывает одноклеточный хищный жгутиконосец ночесветка, систематическое положение которой до сих пор является предметом дискуссии. Она способна светиться при механическом или химическом раздражении и в значительной степени обусловливает свечение в прибрежных водах. Ночесветка образует иногда мощные скопления с плотностью до 0,5–0,7 млн. клеток на литр. При этом вода на поверхности приобретает бурый или красный цвет, что дало основание называть это явление “красным приливом” или “красным цветением” (Жирмунский, Коновалова, 1982).

В заливе Посьета работала экспедиция Зоологического института АН СССР, которая произвела детальное изучение прибрежных сообществ. Поэтому за основу описания сообществ донных беспозвоночных взяты материалы этой экспедиции (Скарлато и др., 1967), кроме того, использованы результаты исследований сотрудников Института биологии моря.

Наиболее многочисленные по числу видов на литорали и в верхней сублиторали заповедника – это брюхоногие и двустворчатые моллюски, многощетинковые черви (полихеты) и разноногие раки (амфиподы). Вместе с тем здесь встречаются представители других групп беспозвоночных.

На каменистой литорали, особенно в ее верхней части, резко преобладают брюхоногие моллюски (гастроподы) – литторины курильская, коротенькая, маньчжурская, шероховатая – и морские блюдечки – коли-зеллы бугорчатая, Герольда, нотакмея красивая и др. Здесь также многочисленны поселения прикрепленных к скалам усоногих раков – мелкого хтамалюса Долла и достигающего 2 см высоты известкового домика морского желудя обыкновенного. Среди подвижных ракообразных как на каменистых, так и на песчаных грунтах массовыми являются амфиподы – хиале бассаргинский, капрелла гребнерукая, анизогаммарусы стыдливый и посьетский, образующие иногда скопления до 100 тыс. особей на 1 м2, и равноногие раки (изоподы) – гноримосферома Наубля. В нижней части литорали отмечаются также морские звезды, морские ежи, полихеты, актинии, более характерные, однако, для следующей зоны.

У скалистых берегов твердые грунты (скалы, камни) занимают обычно первые 10–15 м сублиторали, причем здесь сообщества сменяются довольно быстро. Затем идут мягкие грунты – песок, ил. Наибольшее число разных видов животных и растений отмечается на глубине 5–6 м. В верхней сублиторали часто встречаются заросли ламинариевых, саргассовых и других водорослей, а также морских трав – филлоспадикса и зостеры, где живут многочисленные беспозвоночные; наибольшую биомассу создают двустворчатые моллюски и иглокожие.

Заросли ламинарии японской на глубине 2–3 м достигают иногда биомассы более 20 кг на 1 м2. На водорослях живут амфиподы, мелкие гастроподы, сидячие черви спирорбис ячеистый, находящиеся в спирально закрученных трубках, прикрепленных к листьям и слоевищам. На дне ползают небольшой водорослевый краб, раки-отшельники, морские звезды – афеластерия японская, амурская звезда, встречаются шаровидные морские ежи.

Морская трава филлоспадикс иватенский образует заросли обычно до глубины 4 м. На ее листьях живут спирорбисы и другие мелкие полихеты, гастроподы, амфиподы, молодь морских звезд и двустворчатых моллюсков. На дне кроме тех видов, которые обычны для ламинарий, встречаются моллюски модиолюс длиннощетинистый, ишнохитон хакодатский с расчлененной раковиной, полихеты.

Некоторые участки самой верхней сублиторали лишены густых зарослей растений. Обычно это имеет место на скалах и крупных валунах у открытых прибойных берегов. На камнях прикрепляются морские желуди, актиния книдопус японский, встречаются многочисленные иглокожие: шаровидные невооруженный и промежуточный морские ежи, морские звезды – патирия гребешковая, амурская звезда, дистоластерия колкая, асцидия халоцентия бугорчатая. Между валунами прикрепляются друзы крупной мидии Грея, в биссусных нитях которых можно обнаружить фасколозом японских и других червеобразных беспозвоночных. Здесь встречаются также дальневосточные трепанги, а в щелях, заполненных песком, – актиния антоплевра желтая.

Глубже, на скалах и камнях, наряду с бугорчатой халоцинтией появляется халоцинтия пурпурная, которая спускается и в нижние горизонты сублиторали. Камни покрываются известковой корковой водорослью литотамнием и колониальными актиниями метридиум старческий. Здесь часто можно встретить брюхоногого моллюска акмею бледную, крупных клювоносых морских желудей.

В верхней сублиторали мористой стороны островов, на глубинах 10–20 м и более, встречается самая большая морская звезда – евастерия сетчатая (диаметром до полуметра) – малиновая, с широкопетлистой сетью синего цвета. Здесь также впервые для залива Петра Великого сотрудниками Института биологии моря найден колониальный гидроид соландерия мисахинензис, часто прикрепляющийся к нависшим скалам и по внешнему виду напоминающий ветку кипариса (Регель, 1977). На более холодных каменистых участках дна селятся песчаные осьминоги. Возле подводных скал отмечаются большие скопления молоди ценнейшего промыслового вида – камчатского краба.

Особый интерес представляют большие агрегации (банки) мидий Грея на глубинах от 4 до 20 м и глубже (при наличии твердого субстрата). Биомасса самих мидий Грея достигает при этом 40 кг на 1 м2. Исследования показали (Золотарев, 1976; Свешников, Кутищев, 1979), что в составе агрегаций встречаются особи, имеющие возраст до 100 и более лет. Наружный слой состоит из взрослых особей, молодые находятся внизу – в биссусных нитях взрослых. На мидиях живут мшанки, губки, строят свои домики сидячие черви, к раковинам мидий прикрепляются водоросли, гидроиды и многие другие животные. С агрегациями мидий Грея связано практически большинство групп морских беспозвоночных – губки, кишечнополостные, немертины, различные черви, ракообразные, моллюски, иглокожие. Однако суммарная биомасса этих сопутствующих организмов обычно в несколько раз меньше биомассы самих мидий Грея.

Скопления мидий Грея должны находиться под контролем и охраной, так как промыслового размера (более 10 см) особи этого вида обычно достигают за 15 лет и без специальных мероприятий по воспроизводству любой промысел будет сокращать их запасы.

На мягких субстратах в открытых частях залива, на глубине 15–20 м, эпифауна довольно бедна. На песчаных и илисто-песчаных грунтах встречаются приморские гребешки, выпуклая створка которых погружается в специально образованную ямку так, что при закрытой верхней створке она не выступает над поверхностью дна. Здесь живут также морские звезды – патирия гребенчатая, амурская звезда и другие, шаровидные морские ежи, дальневосточный трепанг. Для инфауны (т. е. закапывающихся организмов) характерны полихеты, составляющие до 40% общей биомассы, двустворчатые эхиуриды (Климова, 1981).

Беспозвоночные полузакрытых и закрытых бухт, некоторые из которых подвергаются к тому же опреснению, существенно отличаются по составу. Среди массовых видов здесь обитают гигантские устрицы, создающие иногда банки и особые сообщества. Мидия Грея замещается модиолусом длиннощетинистым, также образующим агрегации. Для бухт характерны крупные двустворчатые моллюски – анадара Броутона и арка Боукарда.

В самой верхней сублиторали открытых песчаных пляжей эпифауна обычно представлена слабо. Встречаются немногочисленные раки-отшельники, амфиподы, гастроподы. Значительно богаче здесь зарывающиеся формы: крупные двустворчатые моллюски – спизула сахалинская, мактра полосатая, перонидия жилковатая. Глубже (3–5 м) обычно отмечается морская трава зостера, с которой связаны многочисленные виды амфипод, изопод, полихет, гастропод и молоди двустворчатых моллюсков. В эпифауне появляются хищники – морские звезды, гастропода тектонатика янтостома, которая высверливает круглые дырки в раковинах двустворчатых моллюсков и затем поедает их. В инфауне кроме названных выше встречаются также двустворчатые моллюски – сердцевидка калифорнийская, мерценария Стимпсона и др.

В песчаном грунте обитают три вида плоских морских ежей: темно-фиолетовый скафезинус необыкновенный, скафезинус серый и обыкновенный плоский морской еж. Первый из них обычно лежит на поверхности, другие два закапываются в песок.

Разнообразна также фауна опресненного участка бухты Сивучьей, куда впадает протока из оз. Тальми. Здесь живет ряд солоноватоводных и даже пресноводных видов моллюсков, которых нет на других участках заповедника.

Рыбы. О видовом составе рыб заповедника можно судить по недавней ревизии ихтиофауны залива Петра Великого, выполненной сотрудником ТИНРО Б.А. Шейко. Всего для залива отмечено 278 видов рыб, относящихся к 189 родам, 69 семействам и 21 отряду. Это внушительная цифра, если учесть сравнительно небольшую площадь залива. Основу ихтиофауны слагают семейства керчаковых, стихеевых, бычковых, бельдюговых, камбаловых и морских лисичек. Большая часть видов рыб залива встречается и в водах заповедника.

Шестьдесят процентов видов приходится на долю придонных и донных рыб умеренно- и южно (низко)-бореального происхождения (74 и 86 видов соответтвенно). Южный оттенок ихтиофауне придают 63 субтропико-южнобореальных и 40 субтропических и тропических видов. Последнюю группу слагают главным образом активные пелагические мигранты, которые приходят в воды заповедника летом с юга, когда поверхностные воды хорошо прогреваются. Среди них такие экзотические виды, как акула-молот, муренощука, летучие рыбы (долгопер обыкновенный и длиннокрыл разнохвостый), ставрида-алектис, большая корифена, восточный синеперый тунец, макрелевый тунец, японская и восточная пеламиды, парусник, меч-рыба и некоторые другие. Проникновение южных рыб на север Японского моря усиливается в периоды потепления. В текущем столетии первая большая их экспансия происходила в 20–30-х годах. В связи с наступившим похолоданием в начале 40-х годов исчезли из вод Приморья около 20 видов рыб (Румянцев, 1947). Новый период потепления и соответственно усиление миграций теплолюбивых рыб на север Японского моря начались в 70-х годах.

Среди южных рыб есть виды важные в промысловом отношении. Это скумбрия, активно добывавшаяся в водах Приморья в конце 40-х – в первой половине 50-х годов, и знаменитая дальневосточная сардина иваси. Сравнительно массовый характер имеют в отдельные годы подходы сайры и анчоуса. Численность иваси подвержена очень большим колебаниям, имеющим цикличный характер. В периоды высокой численности иваси совершает массовые нагульные миграции с юга Японского моря в его северную часть. Огромное количество косяков этой рыбы появлялось в водах Приморья в 20–30-х годах, и тогда на них базировался крупный промысел. С начала 40-х годов массовые миграции иваси на север прекратились и возобновились только в середине 70-х годов, когда численность ее вновь сильно возросла. В настоящее время масштабы подходов иваси в воды Приморья достигли уровня 30-х годов. В водах заповедника в настоящее время иваси встречается с конца мая – начала июня до конца октября – начала ноября, но особенно большие скопления проходят осенью, когда нагулявшаяся рыба уходит на юг.

В смежных с заповедником водах залива Петра Великого ведется интенсивный промысел рыбы, масштабы которого особенно увеличились с 30-х годов. Среди местных рыб, т. е. живущих постоянно в заливе Петра Великого, значительное количество видов промысловых: сельдь, минтай, навага, южный одноперый терпуг, несколько видов камбал, корюшек, пиленгас, восточная красноперка и др. В настоящее время добыча рыб в заливе строго регламентируется, а на лов ряда видов введен полный запрет.

Если состояние численности донных рыб всецело находится в зависимости от масштабов промысла, то для многих пелагических и придонных рыб не меньшее, а иногда и преимущественное значение имеют условия естественного воспроизводства, успешность которого подвержена чрезвычайно большой изменчивости. Так, колебания численности сардины иваси, о которых говорилось выше, всецело зависят от режима вод у побережья южной половины Японии, где располагаются нерестилища этой рыбы. Крупные естественные колебания численности установлены и у сельди. Общий уровень численности сельди повышается в эпохи потепления Японского моря. Появление же конкретных урожайных поколений приходится на годы с отрицательными аномалиями температуры воды весной, т. е. в сезон нереста сельди. Установлена также приуроченность появления урожайных поколений к периодам понижения солнечной активности в ее 9–11-летнем цикле. В настоящее время качественная структура популяции сельди находится в удовлетворительном состоянии. В стаде довольно много старшевозрастных групп. Это говорит о том, что начавшееся во второй половине 70-х годов увеличение численности имеет предпосылки к продолжению, тем более что длится период потепления Японского моря. В настоящее время специалистами Дальрыбы и ТИНРО проводятся широкие эксперименты по выставлению искусственных нерестилищ для сельди на различных участках залива Петра Великого.

Наиболее многочисленной рыбой залива Петра Великого, если не считать проходящих через залив летом и осенью скоплений иваси, является минтай. Это вид, занимающий огромный ареал, с большим количеством популяций, одна из которых обитает в заливе Петра Великого и в сопредельных водах. Нерестовый период минтая продолжается с осени до весны (Кагановская, 1950). Как считают Г. М. Гаврилов и А. М. Безлюдный, в осенние месяцы в заливе Петра Великого, особенно в его западной части, нерестится также часть мощной популяции минтая Корейского залива. Установлено, что численность минтая возрастает в более холодные годы. В течение последних десятилетий наиболее высокий уровень запасов наблюдался в начале 60-х годов. Характерно, однако, что конкретные урожайные поколения появляются в сезоны с положительными аномалиями температуры воды.

В связи с регламентацией промысла и охранными мероприятиями в предвидимом будущем запасы большинства видов должны возрасти. В настоящее время предпринимаются серьезные усилия по увеличению запасов лососей. В водах Приморья эти рыбы никогда не имели особенно высокой численности, но все же в некоторые реки Южного Приморья в довольно больших количествах заходила сима и кета. В 70-х годах подходы кеты вновь увеличились, что, по-видимому, явилось следствием улучшения воспроизводства в связи с наступлением периода потепления.

Популяции всех основных промысловых рыб имеют довольно большие ареалы. В пределах Морского заповедника ни у одного из промысловых видов нет сколько-нибудь значительных нерестилищ. Тем более нет видов и популяций, основная часть ареалов которых ограничивалась бы водами заповедника. Следовательно, в существующих границах роль заповедника в сохранении ихтиофауны и рыбных ресурсов весьма ограниченна. Это диктует целесообразность расширения его акватории.

Земноводные и пресмыкающиеся. Список земноводных (два вида) и пресмыкающихся (четыре вида), обнаруженных на островах и в прибрежье Морского заповедника, составлен Ю.Д. Чугуновым. Это жаба обыкновенная, которая в небольшом количестве встречается на островах Стенина и Большой Пелис, и дальневосточная квакша – там же, где имеются пресноводные озера, необходимые для размножения и развития земноводных.

В акватории заповедника были обнаружены и представители двух экзотических видов пресмыкающихся. Это морская змея большой плоскохвост – обитатель тропических вод, пойманная летом 1978 г. (Чугунов, 1980). Было предположение, что заплыв змеи в залив Петра Великого связан с потеплением, наблюдавшимся в Японском море в 70-х годах. Труп морской кожистой черепахи был найден в июле 1979 г. в бухте Астафьева. Находки этого вида отмечались также у южных Курильских островов (Басарукин, 1981).

Из наземных пресмыкающихся обнаружен в небольшом количестве японский уж – на островах Стенина, Большой Пелис и Фуругельма – и узорчатый полоз – на островах Большой Пелис и Фуругельма (Боркин и др., 1981).

Птицы. Фауна птиц заповедника насчитывает 306 видов и подвидов (Шибаев, Назаров, 1984). Вероятно здесь нахождение еще 44 видов, которые отмечались в непосредственной близости от границ заповедника. Для небольшой территории заповедника это цифра внушительная. Более того, на Дальнем Востоке нет другого такого участка со столь большим разнообразием птиц.

Однако гнездящихся видов здесь сравнительно немного: 77 гнездящихся и 12 вероятно гнездящихся. Основу орнитофауны слагают пролетные, кочующие и зимующие птицы. В списке птиц заповедника есть два вида из “Красной книги” Международного союза охраны природы – хохлатая пеганка и желтоклювая цапля – и пять видов из “Красных книг” России и Японии – сокол-сапсан, беркут, белоплечий орлан, орлан-белохвост и кулик-лопатень.

Наиболее многочисленны по числу видов воробьиные – 122 вида, из них 45 гнездящихся. Хорошо представлены также отряды ржанкообразных – 80 видов (12 гнездящихся), пластинчатоклювых – 37 (1 гнездящийся), хищных – 23 (3 гнездящихся), голенастых – 16 (3 гнездящихся). Невысокий процент гнездящихся видов связан с ограниченной емкостью и малым разнообразием биотопов, небольшой площадью суши заповедника и неблагополучными метеорологическими условиями в весенне-летний период (туманы, низкие температуры, сильный ветер). С другой стороны, высокий процент пролетных и залетных видов всецело определяется положением заповедника на перекрестке важных пролетных путей.

Весенний пролет, если не считать водных птиц, выражен не сильно. Обычно сухопутные птицы минуют острова заповедника, не задерживаясь. Связано это с ограниченностью пищи и малым количеством укрытий от холодных ветров. Только в непогоду, особенно в туманы, временами на островах скапливается большое количество мигрантов. Совсем иная картина наблюдается осенью. Хорошая погода, обилие пищи создают условия для остановок на островах множества пролетных птиц.

Жизнь на маленьких островах наложила отпечаток на гнездящихся здесь сухопутных птиц. У большинства видов на островах нет самостоятельных популяций. Во многих случаях это только небольшое число отдельных пар, не всегда гнездящихся ежегодно. Фауна сухопутных птиц заповедника всецело находится в зависимости от фауны птиц сопредельных территорий материка. Есть интересный пример вида, гнездовья которого расположены на островах, а кормовые биотопы – на материке. Это серая цапля, которая гнездится на островах Фуругельма, Гильдебранта и камнях Бутакова. С о-ва Фуругельма цапли летают на кормежку и за пищей для птенцов на озера и лагуны материка, расположенные в 10–30 км. Судя по всему, в необычных условиях чувствуют они себя здесь неплохо, о чем говорит высокая выживаемость птенцов (в 1980 г. – 58,8%) и успешность гнездования (1,25 слетка на гнездо). По данным Ю.В. Шибаева и Ю.Н. Назарова (1984), в 1969 г. на о-ве Фуругельма гнездилось 58 пар цапель, а в настоящее время уже 600 пар. На о-ве Гильдебранта гнездится 25 пар, на камнях Бутакова – 108 пар цапель.

Особое место в орнитофауне заповедника занимают морские птицы. Всего для островов залива Петра Великого подсчитано на гнездовье около 100 тыс. особей морских птиц (Литвиненко, Шибаев, 1979). Больше половины этого количества приходится на заповедник. Основу морской орнитофауны слагают бореальные и южнобореальные виды: уссурийский и берингов бакланы, очковый чистик, старик, тупик-носорог, тонкоклювая кайра, тихоокеанская чайка, речная крачка. Самая массовая из гнездящихся морских птиц – чернохвостая чайка. На о-ве Фуругельма располагается колония этого вида, насчитывающая 40–50 тыс. особей (Литвиненко, Шибаев, 1979; Литвиненко, 1980). Другие виды имеют более низкую численность. Например, очковый чистик в заповеднике оценивается примерно в 10 тыс. особей, японский бакланв 1670, берингов баклан – в 230 особей. Интересен факт гнездования на камнях Бутакова 10 пар материкового большого баклана.

На зимний период большая часть гнездящихся морских птиц покидает воды залива Петра Великого, отлетая в более южные районы. Тем не менее общая их численность в это время не только не уменьшается, но даже увеличивается. Ежегодно в заливе зимует около 100–200 тыс. птиц из более северных районов. Самые массовые их них – конюга-крошка, морские утки, толстоклювая кайра, тихоокеанская чайка, сизая чайка, берингов баклан. Кроме зимующих особей через залив пролетает большое количество мигрантов, проникающих на зимовки в более южные районы.

К концу весны северные морские птицы основной массой откочевывают из вод залива Петра Великого. Однако небольшое количество бродячих и так называемых летующих особей может быть встречено в любое время года. Кроме таких птиц, а также гнездящихся особей в заливе Петра Великого летом бывает еще и несколько видов из южного полушария. Среди них наиболее многочислен бледноногий буревестник. Встречаются отдельные особи одних из самых массовых трансэкваториальных мигрантов – серого и тонкоклювого буревестников, хотя основные пути миграции этих видов проходят восточнее, по тихоокеанским водам (Шунтов, 1972).

По соседству с Морским заповедником располагаются единственные в России гнездовья субтропических трубконосых – пестроголового буревестника и малой вилохвостой качурки. Небольшая колония пестроголового буревестника (около 300 птиц) располагается на о-ве Карамзина, а качурки – на о-ве Верховского (несколько тысяч) и Карамзина (около сотни птиц). Из-за ограниченности размеров колоний и занимаемых ими островов оба вида очень уязвимы и могут исчезнуть с гнездовий в заливе Петра Великого. Безусловно, эти птицы, придающие фауне залива экзотический южный оттенок, нуждаются в охране. Вопрос можно легко разрешить включением островов Карамзина и Верховского с прилегающими к ним акваториями в состав Морского заповедника, о чем неоднократно ставился вопрос (Литвиненко, Шибаев, 1976, 1979; Литвиненко, 1979). Это особенно нужно в связи с тем, что побережье залива Петра Великого является одним из самых густонаселенных и освоенных хозяйственной деятельностью районов советского Дальнего Востока и потому указанные островки подвергаются воздействию человека.

Роль заповедника в охране сухопутных птиц весьма ограниченна. В охране же морских птиц он даже в существующих границах имеет исключительное значение. Можно надеяться на то, что в результате заповедного режима численность морских птиц залива Петра Великого заметно увеличится.

Морские млекопитающие. Фауна морских млекопитающих залива Петра Великого в настоящее время не отличается ни видовым, ни количественным богатством. Постоянно здесь обитает только один вид тюленя – ларга. Ларга залива представляет собой самостоятельную популяцию, отличающуюся от других популяций этого вида рядом морфологических и экологических особенностей. В частности, ларга залива заметно крупнее, чем Охотского и Берингова морей (Косыгин, Тихомиров, 1970). Как в заповеднике, так и в других районах залива Петра Великого ларга довольно обычна, но общая численность ее в общем невелика – несколько сот голов.

Обитая в условиях оживленного судоходства и постоянного беспокойства, ларга в заливе Петра Великого отличается большей пугливостью по сравнению с другими районами, даже в период выкармливания детенышей. Щенка происходит на льдах со второй половины февраля до начала марта. Основу ее рациона составляют различные виды рыб. Из-за низкой численности и пугливости ларга в заливе Петра Великого не была и вряд ли будет объектом промысла.

В период сезонных миграций изредка заплывают в залив Петра Великого и другие виды тюленей – котик, сивуч, лахтак и крылатка.

Сравнительно недавно – еще в начале 50-х годов – в залив Петра Великого регулярно заходили киты. Вместе с дельфинами число их видов достигало 20. В принципе раньше здесь мог быть встречен любой вид, характерный для северной части Тихого океана, исключая гренландского кита. Были среди них и знаменитые синие киты. Чаще других встречался серый кит, распространение которого связано с мелководьями. В настоящее время промысел китов в северной части Тихого океана прекращен. В результате этого численность многих популяций стала увеличиваться. Есть надежды и на восстановление поголовья азиатских популяций китов и дельфинов, особенно сильно сокращенных промыслом. Остается проблематичным только восстановление популяции серого кита, который лишился спокойных районов, необходимых для его размножения.

Сейчас из крупных китообразных изредка наблюдаются заходы в воды заповедника малого полосатика и северного плавуна. Среди дельфинов наиболее многочисленна белокрылая морская свинья. Для дельфинов, как и других китообразных, характерны сезонные миграции с севера на юг и обратно. Но размах таких миграций у некоторых видов не бывает значительным. Так, белокрылая морская свинья наблюдается в водах южного побережья Приморья в течение всего года, хотя встречаемость ее здесь в теплый сезон выше.

Млекопитающие островов. Список видов млекопитающих, обнаруженных на островах ДВГМЗ (5 видов), составлен Ю.Д. Чугуновым.

Азиатская лесная мышь (Воронцов и др., 1977) встречена в большом количестве на о-ве Стенина. Полевая мышь (Млекопитающие фауны СССР, 1963) обитает на островах Большой Пелис и Фуругельма. Большая (или дальневосточная) полевка (Млекопитающие..., 1963) наблюдалась на ряде островов: Большой Пелис, Матвеева, Де-Ливрона, Гильдебранта, Дурново. В 1976 г. отмечена высокая численность этих полевок. Из хищников указана енотовидная собака – на островах Стенина и Большой Пелис – и колонок (следы).


© А.В. Жирмунский, Е.В. Краснов, Л.П. Перестенко, В.П. Шунтов. Дальневосточный морской заповедник. // Заповедники СССР. Заповедники Дальнего Востока. - М, Мысль, 1985

Ваш e-mail:
Введите 3 цифры: Введите 3 цифры с картинки в поле

Комментарий, вопрос,
сообщение об ошибке:

 
заповедники | национальные парки | федеральные заказники | биосферные ООПТ
о проекте | обратная связь

Подписка на новости:

Главная
Новости
Публикации
Новости сайта
Новости
Ссылки
Ф.Р. Штильмарк
Итоги конференций
Охраняемые территории
Проекты
Вакансии
Фонд Штильмарка
ГИС
Законы и документы
Организации
Федеральные
Водно-болотные угодья
Заповедники
Национальные парки
Заказники
Биосферные резерваты
Оценка репрез-ти_Дубинин
Смирнов_ООПТ Чукотки
Издание трудов Штильмарка
Библиотека 'Люди и заповедники'
О проекте
ООПТ
Премия имени Штильмарка
Чтения памяти Штильмарка
Штильмарк_абс-зап
Штильмарк_о проблемах
Штильмарк_таинство заповедания
Штильмарк_Принципы заповедности
Астафьев - Штильмарку, 2001
Никольский - Репрезентативность
Белоновская_горные ООПТ
\"Заповідна справа в Україні\"
Штильмарк_Драма или фарс
Штильмарк_Эволюция представлений
Борейко о Штильмарке, 2001
Штильмарк_Кондо-Сосв_зап.
Гусев_История баргузинского зап.
Shtilmark_history
Желтухин - Центрально-Лесной
Конференции
Богдо зонирование Трегубов 2007
Григорян_Севилья_2000
Биосферные заповедники_Соколов, 1988
часть 1
часть 2
Книжная полка
Морские ООПТ
Степные ООПТ
Завершен сбор конкурсных работ на соискание Премии имени Ф.Р. Штильмарка
Фото докладчиков
Чтения
Награждение лауреатов
Конференция
ШТИЛЬМАРКОВСКИЕ ЧТЕНИЯ, Москва, 19-20 апреля, 2018 г.
О природе и людях
Живой покров земли
Заповедная мерзлота
Герасимов Н.Н.
Кочнев А.А.
Урбанавичене И.Н.
Джамирзоев Г.С., Трепет С.А., Букреев С.А.