Большехехцирский
Заповедник

Большехехцирский
ПОДРОБНАЯ ИНФОРМАЦИЯ
РАСТИТЕЛЬНОСТЬ

Растительный мир Хехцира поражает своим разнообразием, несмотря на то, что флора низовий Уссури относительно юга Приморья уже существенно обеднена. Это обеднение отметил еще Р. К. Маак, оценивший общие особенности растительного покрова этого горного массива так: “...хребет обладает такою поразительною растительностью, какой нам не случалось нигде более встречать во всей области р. Уссури. Хотя мне случалось далее на юге в скалистых выступах и в горах встречать многие южные формы, которых нет на Хехцирском хребте, но нигде не видел я таких пышных дерев и травянистых растений и такого сочетания южных и северных форм на столь небольшом пространстве” (1861).

Во флоре заповедника отмечено 755 видов высших сосудистых растений (Мельникова, 1972, 1979; Нечаев, Бабурин, 1973). В дендрофлоре зарегистрировано деревьев первой и второй величины 26 видов, деревьев третьей величины – 15, кустарников и деревянистых лиан – более 70 видов (Бабурин, 1969).

При детальных исследованиях на заповедной территории было обнаружено довольно большое количество видов, которые раньше не указывались для этого района. Наиболее интересны из них следующие: сусак зонтичный, фиалка Мюльдорфа, роза уссурийская, малина Комарова и боярышниколистная, дейция амурская, калина бурятская. Флористический список заповедника постоянно пополняется. В последние годы здесь обнаружены такие редкие растения, как пузатка высокая, леспедеца прилистниковая, лилия мозолистая, пузырник судетский. В прибрежных кустарниковых зарослях впервые отмечен хмель японский. К сожалению, с окружающих, сплошь освоенных территорий проникают и сорные растения, не свойственные аборигенной флоре заповедника. К числу их относится, в частности, представитель семейства мальвовых – гибискус тройчатый.

Обстоятельно изучены 15 видов плодовых древесных растений из семейства розоцветных (яблоня, груша, слива и др.) которые являются дикими сородичами культурных растений. На территории заповедника встречаются формы этих ценных растений, различающиеся по размерам, вкусовым качествам и биохимическому составу плодов, которые можно использовать для работ по гибридизации и селекции. Следует отметить, что дикие плодовые растения характеризуются такими ценными свойствами, как морозоустойчивость, нетребовательность к почвенно-гидрологическим условиям и невосприимчивость к грибным болезням и насекомым-вредителям.

В озерах заповедника растет очень редкое водное растение – бразения Шребера, включенная в “Красную книгу СССР” (1978). Кроме того, в “Красную книгу” включены представители семейства ятрышниковых (орхидных) – пузатка высокая, башмачки настоящий и крупноцветковый.

Флора заповедника включает целый ряд растений – башмачок пятнистый, грушу уссурийскую, диоскорею ниппонскую, касатик мечевидный, лилии Буша, даурскую и двухрядную, пион обратнояйцевидный, лихнис сверкающий и лимонник китайский, редких для Дальнего Востока СССР.

Растительный покров

Основные типы ландшафтов заповедника – это средне- и низкогорный лесной и равнинный маревый. Последний характеризуется чередованием заболоченных лиственничников, перелесков, образованных лиственными породами, и открытых пространств, занятых лугово-болотной растительностью. Полоса марей изолирует Хехцир от ближайших к нему горно-лесных массивов. Лесистость заповедника составляет 91%. Важнейшие лесообразующие древесные породы: из хвойных – ель аянская, кедр корейский и лиственница Гмелина; из лиственных – березы шерстистая, желтая и маньчжурская, осина Давида, дуб монгольский и ясень маньчжурский.

В прошлом леса заповедника подверглись сильному хозяйственному воздействию. За 50 лет (с 1912 по 1962 г.) до организации заповедника в результате рубок и пожаров площадь хвойных лесов уменьшилась почти вдвое и соответственно увеличилась площадь лиственных. Особенно возросла доля белоберезников, осинников и дубняков. Пострадали леса заповедника от пожаров в засушливую осень 1976 г. Несмотря на эти нарушения, общие ботанико-географические закономерности распределения растительности проявляются достаточно отчетливо. На горном хребте Большой Хехцир отчетливо выделяются два высотных пояса: кедрово-широколиственных и пихтово-еловых лесов. На отдельных вершинах выше пихтово-еловых лесов встречаются каменноберезники, но самостоятельного пояса они не образуют. К внепоясным лесным группировкам относятся пойменные леса: ивняки, ольшаники, тополевники и ясеневники. Из нелесных группировок на равнинных участках развиты луговая и болотная растительность.

Лиственничные леса преобладают на примыкающих к Хехциру равнинах. Они пройдены интенсивными рубками и неоднократно горели; коренных лесов не сохранилось. За полвека площадь под лиственничниками сократилась на 30%. На больших площадях они сменились зарослями кустарников или сырыми осоково-вейниковыми лугами с кровохлебкой мелкоцветковой. Вейник и осоки образуют мощную дернину; периодически эти луга горят, и восстановление лиственницы на подобных местообитаниях в настоящее время невозможно. Коренные типы леса по ряду признаков были близки к лиственничникам вейниковым и осмундово-травяным, распространенным на Среднеамурской равнине. Эти леса характеризуются высокой продуктивностью и в возрасте 120–130 лет накапливают запас древесины до 400 м3/га.

В настоящее время на заповедной территории преобладают редкостойные лиственничные древостой и лиственничные редины. После сплошных рубок на месте лиственничников возникли группировки из березы маньчжурской (белоберезники) с участием осины и ольхи пушистой. Сомкнутость самых лучших сохранившихся лиственничных древостоев не превышает 40%, а запас древесины – 150–200 м3/га.

Леса из дуба монгольского на значительной части занимаемой ими площади являются производными, так как в равнинной местности возникли на месте лиственничников, а в предгорьях и горных районах сменили кедрово-широколиственную формацию. К коренным типам леса относятся дубняки на релках, среди которых преобладают леспедецевые дубняки. Почвы под ними бурые лесные на аллювиальных отложениях, слабоскелетные, суглинистые, с несколько ослабленным дренажем. Древостой одноярусные, разреженные, с запасом древесины 80–150 м3/га. Кроме дуба отмечены березы маньчжурская и даурская, лиственница и осина. Подлесок средней густоты и сложен леспедецей двухцветной с участием лещины разнолистной, калины Саржента, жимолостей и бересклетов. В травяном покрове обычны папоротник орляк, вейник пурпурный, осоки и представители высокотравья. Дуб возобновляется как семенным, так и порослевым путем. После систематических пожаров леспедецевые дубняки на релках сменяются древесно-кустарниковыми зарослями.

В предгорной и горной местности широко распространен лещинный дубняк, приуроченный к среднекрутым и пологим склонам преимущественно южных экспозиций. Почвы бурые горно-лесные, скелетные, суглинистые, хорошо дренированные. Древостой двухъярусные, разновозрастные, с запасом до 200–250 м3/га. Кроме дуба обычны липа амурская, клен мелколистный, береза даурская. Единично встречается кедр. Подлесок образован лещиной разнолистной и маньчжурской. Из лиан отмечены актинидия коломикта и виноград. В травостое обычны папоротник орляк, чины, ландыш Кейске, астры, осока уссурийская. Лещинные дубняки возникли в результате рубок и пожаров на месте кедрово-широколиственных лесов. Восстановление коренных сообществ происходит весьма медленно из-за незначительного количества сохранившихся семеносных деревьев кедра.

Из долинных лиственных формаций наиболее характерны ивняки, ольшаники и ясеневники. Ивняки, сложенные ивой Шверина, и ольшаники, образованные ольхой пушистой, представляют собой пионерные древесные группировки, приурочены к низким пойменным террасам, ежегодно заливаемым в период летних наводнений. Почвы иловато-песчаные, с устойчивым водным режимом. Ивняки и ольшаники сменяются или кустарниковыми зарослями, или ясеневниками.

Ясеневники образованы ясенем маньчжурским, приурочены к дренированным участкам высоких пойменных и надпойменных террас, а также к шлейфам горных склонов. Почвы бурые лесные на аллювиальных отложениях, иловато-супесчаные или легкосуглинистые, влажные. Древостой двухъярусные, с запасом древесины до 300 м3/га. Помимо ясеня обычны тополь Максимовича, бархат, орех маньчжурский, ильм долинный, кедр. Подлесок средней густоты, равномерный, многовидовой. Сложен жимолостями, смородинами, рябинником, чубушником тонколистным, лещиной маньчжурской. Травяной покров образован папоротниками, осоками и представителями высокотравья. В процессе естественного развития кустарниковые ясеневники сменяются долинными кедрово-широколиственными лесами.

При ухудшении дренажа возможна смена на ольшаники и даже на нелесные группировки – заболоченные вейниково-осоковые луга.

Мелколиственные леса, представленные белоберезниками и осинниками, в большинстве случаев являются производными. За последние 60 лет на хребте Большой Хехцир эти формации получили широкое распространение, и на их долю приходится почти 30% лесопокры-той площади заповедника. Под материнским пологом береза маньчжурская и осина Давида не возобновляются; продолжительность существования лесов ограничена долголетием этих мелколиственных пород и в среднем составляет 100–120 лет. Осинники представлены лианово-лещинными, лещинными и травяно-лещинными типами леса. Производительность их невысокая и в спелых древостоях составляет 200 м3/га. В горах выше 450-метровой отметки осинники не встречаются.

Белоберезники в типологическом отношении разнообразнее, чем осинники, что объясняется более широкой экологической пластичностью березы маньчжурской. Эта древесная порода образует древостой со своим преобладанием как на дренированных, так и на переувлажненных участках. Большие площади занимают травяные белоберезники недренированных плакоров, а также сырые смилационово-осоковые и рябинниково-акатниковые. Производительность белоберезников, как и осинников, низкая – не превышает 200 м3/га.

Кедрово-широколиственные леса формируют самостоятельный высотный пояс в интервале 200–550 м н.у.м., относятся к северной географической фации кедровой формации. Положение кедра корейского здесь не всегда устойчивое. Так, например, на тех участках, где ход естественного лесообразовательного процесса нарушен выборочными рубками, преобладание переходит к ели аянской и пихте белокорой.

Широко распространены лещинные кедровники из группы горных свежих кедровых лесов. Приурочены к средним частям покатых и крутых горных склонов.

Почвы бурые горно-лесные, скелетные, хорошо дренированные, с устойчивым гидрологическим режимом. Древостой на стадии спелости двухъярусные, разновозрастные. В первом ярусе помимо кедра обычны береза желтая, липа амурская, ильм лопастный, ель аянская. Единично встречается дуб монгольский. Второй ярус сложен кленом мелколистным, пихтой белокорой и елью аянской с небольшим участием кедра, липы и вишни Максимовича. Общий запас древесины – 300–450 м3/га в зависимости от доли участия кедра в сложении древостоя. Так, в спелых древостоях, где кедра имеется 70%, запас древесины составляет 450 м3, при 50% кедра – 300–350 м3, при 30% – 230–300 м3. Подлесок слагают 12–14 видов кустарников, среди которых преобладают лещина маньчжурская, чубушник тонколистный, элеутерококк колючий и жимолость горбатая. В травяном покрове, в котором насчитывается 23–37 видов растений, фон образуют щитовник Буша, осока кривоносая и василистник тычиночный. В возобновлении из хвойных пород преобладает подрост пихты белокорой, а из лиственных – клена мелколистного и ясеня маньчжурского.

На месте лещинных кедровников, пройденных в прошлом интенсивными выборочными рубками, образовались кленово-липовые и желтоберезовые сообщества. В заповеднике отмечены двухъярусные производные смешанные древостой, в первый ярус которых входит осина Давида, а второй ярус сложен кленами мелколистным, зеленокорым и желтым, иногда с довольно значительным участием пихты белокорой. В дальнейшем могут возникнуть сообщества с преобладанием этой темнохвойной породы. В производных лиственных древостоях подчиненные нижние ярусы растительности часто сохраняют прежний облик. Иногда возрастает численность эфемероидных растений.

Из группы влажных горных кедрово-широколиственных лесов небольшими участками встречаются кленово-лещинные кедровники. Приурочены к пологим и покатым склонам, преимущественно северных экспозиций. Почвы бурые горно-лесные, среднескелетные, хорошо дренированные, с устойчивым гидрологическим режимом. Древостой двух-трехъярусные, разновозрастные, сомкнутые. Первый ярус сложен кедром, липой амурской, березой желтой, ясенем маньчжурским. Единично встречаются ель аянская, пихта белокорая и осина. Во втором ярусе из хвойных пород наиболее обычна пихта, из лиственных – клен мелколистный, ильм лопастный и маакия амурская. Общий запас стволовой древесины в спелых древостоях составляет 300–400 м3/га. Фон в подлеске образуют лещина маньчжурская, клены зеленокорый и желтый. Обычны элеутерококк, чубушник, бересклет малоцветковый и рябинник обыкновенный. Из лиан отмечены лимонник, виноград и актинидия коломикта. В травостое преобладают представители высокотравья: какалии, борцы, папоротники, осоки, клопогон даурский, лабазник дланевидный.

Подрост и молодняк кедра имеют куртинный характер и в основном размещаются под изреженным пологом лиственных пород. На отдельных участках хорошо возобновляется пихта белокорая. После интенсивных выборочных рубок и пожаров кленово-лещиниые кедровники сменяются кленово-липовыми и желтоберезовыми лесами с дубом. Систематические пожары приводят к выпадению липы, кленов, березы желтой и появлению редкостойных лещинных осиново-дубовых сообществ.

В долинах горных рек и ручьев изредка встречаются кустарниковые кедровники из группы долинных влажных кедрово-широколиственных лесов. Почвы под ними аллювиально-бурые, мощные, супесчаные или легкосуглинистые, с близким залеганием грунтовых вод. Древостои двух-трехъярусные, разновозрастные, среднесомкнутые.

В первом ярусе помимо кедра обычна ель аянская и многочисленные лиственные породы – ясень маньчжурский, ильм долинный, бархат, орех маньчжурский и тополь Максимовича. Второй и третий ярусы сложены преимущественно лиственными породами – кленами мелколистным и зеленокорым, ольхой пушистой, черемухой азиатской и Маака, сиренью амурской. Общие запасы древесины составляют 250–350 м3/га. Подлесок образован лещиной маньчжурской, чубушником, жимолостями, бересклетами, смородинами, элеутерококком и рябинником. В травостое преобладает влаголюбивое разнотравье: чистоуст коричный, щитовник Буша, волжанка азиатская, лабазник дланевидный, осоки, какалии, смилацины. Мощно развитые кустарники и травяной покров служат серьезным препятствием для возобновления кедра, подрост которого преимущественно приурочен к микроповышениям. В результате рубок и пожаров долинные кустарниковые кедровники сменяются производными ольхово-черемуховыми, иногда ясенево-белоберезовыми сообществами.

Кедрово-еловые леса с широколиственными породами представляют переходный пояс между горными кедрово-широколиственными и пихтово-еловыми лесами. Приурочены к среднекрутым и крутым склонам. Почвы под ними бурые горно-лесные, скелетные, оподзоленные, хорошо дренированные, с устойчивым водным режимом. Древостой двухъярусные, разновозрастные, с запасом древесины 300–350 м3/га.

Из хвойных пород обычны кедр, ель аянская и пихта белокорая, а из лиственных – липа амурская, клен мелколистный, ясень маньчжурский, березы желтая и шерстистая. Подлесок сложен кленами желтым и зеленокорым, спиреей березолистной, жимолостью горбатой. В травяном покрове фон образуют щитовник амурский и Буша, кочедыжник письменный и городчатый, осоки, а также таежное разнотравье, характерное для темнохвойных лесов, – линнея северная, дерен канадский, клинтония удская, грушанки. В напочвенном покрове местами хорошо развиты зеленые мхи. В коренных сообществах в возобновлении преобладают ель и пихта, подрост кедра обычно встречается группами в менее затененных местах. В производных лиственных древостоях подрост в большинстве случаев сформирован пихтой белокорой и березами желтой и шерстистой.

На крутых склонах южных экспозиций встречаются фрагменты сухих кедрово-дубовых лесов, произрастающих на бурых горно-лесных сильноскелетных почвах с неустойчивым водным режимом. Здесь часты выходы коренных горных пород. Древостой одно-двухъярусные, среднесомкнутые, с запасом древесины 200–250 м3/га. Помимо кедра и дуба монгольского встречаются липа амурская, клен мелколистный и пихта белокорая. В подлеске фон образует рододендрон даурский с участием леспедецы двухцветной, аралии маньчжурской, дейции амурской, шиповника иглистого и бересклета малоцветкового. Травяной покров редкий, групповой. Сформирован папоротником орляком, ландышем Кейске, клопогоном даурским и осокой уссурийской. В большинстве случаев на Большом Хехцире в результате рубок кедрово-еловые леса сменились рододендроновыми или орляковыми дубняками.

Пихтово-еловые леса образуют верхний лесной пояс и приурочены к привершинным склонам среднегорья. В заповеднике отмечены три группы ельников: папоротниковые, зеленомошные и кустарниковые.

Наиболее широко распространены папоротниковые ельники. Растут на склонах средней крутизны разных экспозиций, где представлены горные буро-таежные иллювиально-гумусовые почвы, хорошо дренированные, с устойчивым водным режимом. Древостой обычно одноярусные, разновозрастные, с запасом древесины 250– 300 м3/га; 70–80% состава приходится на ель аянскую, 20–30% – на березу шерстистую. Единично встречаются кедр и пихта белокорая. Иногда второй ярус образует клен желтый с участием черемухи Маака и рябины амурской. Ниже 700 м н.у.м. береза шерстистая замещается березой желтой. Подлесок отсутствует. Отмечены угнетенные экземпляры спиреи березолистной, шиповника иглистого, жимолости горбатой. Травяной покров средней густоты, куртинный. Фон образуют папоротники (щитовники амурский и австрийский) и осоки (серповидная и мечевидная). Зеленые мхи приурочены к выходам камней, корневым лапам и старому валежу. Возобновление недостаточное и состоит из подроста ели аянской, березы шерстистой и клена желтого.

В прошлом часть папоротниковых ельников была вырублена и особенно сильно пострадала от пожаров. В настоящее время отмечен процесс восстановления коренных еловых сообществ через стадию вейниково-осоковой травянистой растительности или через стадию каменноберезников. В последнем случае восстановительные смены происходят наиболее быстро (60–80 лет) и темнохвойные породы интенсивно формируют древостой со своим преобладанием.

Зеленомошные ельники встречаются редко и характерны для крутых северных склонов.

Кустарниковые ельники произрастают небольшими участками в истоках горных рек и ручьев. Почвы под ними буро-таежные, скелетные, с устойчивым водным режимом. На пониженных участках в период муссонных дождей наблюдается временное переувлажнение. Древостой двухъярусные, разновозрастные. Сопутствующие породы составляют до 40% запаса древостоя. Обычны кедр, береза желтая, а из широколиственных пород – липа амурская, ясень манчжурский, клен мелколистный, ильм лопастный. Подлесок хорошо развит, равномерно распределен по площади. Преобладают клены желтый и зеленокорый с участием спиреи березелистной.

Леса из березы шерстистой (каменноберезники) самостоятельного высотного пояса в Хехцире не образуют и встречаются небольшими участками на сположенных водоразделах (например, на высоте 950 м). Береза шерстистая отдельными группами постоянно присутствует в пихтово-еловых лесах, расположенных на водоразделах и в верхних частях крутых склонов. Эта древесная порода образует древостой паркового характера. Преобладают высокотравные каменноберезники, обычно одноярусные, несомкнутые. Единично встречается ель аянская. В возрасте 80–100 лет береза шерстистая достигает высоты 10–12 м и диаметра 28–32 см. Крона у деревьев мощно развита, низко опущена. Подлесок редкий или отсутствует. Травяной покров густой и сложен высокотравьем, осоками и вейником пурпурным. Возобновление недостаточное и состоит из березы шерстистой и ели.


© Н.Г. Васильев, Е.Н. Матюшкин, Ю.В. Купцов. Большехехцирский заповедник. // Заповедники СССР. Заповедники Дальнего Востока. - М, Мысль, 1985 г.

Ваш e-mail:
Введите 3 цифры: Введите 3 цифры с картинки в поле

Комментарий, вопрос,
сообщение об ошибке:

 
заповедники | национальные парки | федеральные заказники | биосферные ООПТ
о проекте | обратная связь

Подписка на новости:

Главная
Новости
Публикации
Новости сайта
Новости
Ссылки
Ф.Р. Штильмарк
Итоги конференций
Охраняемые территории
Проекты
Вакансии
Фонд Штильмарка
ГИС
Законы и документы
Организации
Федеральные
Водно-болотные угодья
Заповедники
Национальные парки
Заказники
Биосферные резерваты
Оценка репрез-ти_Дубинин
Смирнов_ООПТ Чукотки
Издание трудов Штильмарка
Библиотека 'Люди и заповедники'
О проекте
ООПТ
Премия имени Штильмарка
Чтения памяти Штильмарка
Штильмарк_абс-зап
Штильмарк_о проблемах
Штильмарк_таинство заповедания
Штильмарк_Принципы заповедности
Астафьев - Штильмарку, 2001
Никольский - Репрезентативность
Белоновская_горные ООПТ
\"Заповідна справа в Україні\"
Штильмарк_Драма или фарс
Штильмарк_Эволюция представлений
Борейко о Штильмарке, 2001
Штильмарк_Кондо-Сосв_зап.
Гусев_История баргузинского зап.
Shtilmark_history
Желтухин - Центрально-Лесной
Конференции
Богдо зонирование Трегубов 2007
Григорян_Севилья_2000
Биосферные заповедники_Соколов, 1988
часть 1
часть 2
Книжная полка
Морские ООПТ
Степные ООПТ
Завершен сбор конкурсных работ на соискание Премии имени Ф.Р. Штильмарка
Фото докладчиков
Чтения
Награждение лауреатов
Конференция
ШТИЛЬМАРКОВСКИЕ ЧТЕНИЯ, Москва, 19-20 апреля, 2018 г.
О природе и людях
Живой покров земли
Заповедная мерзлота
Герасимов Н.Н.
Кочнев А.А.
Урбанавичене И.Н.
Джамирзоев Г.С., Трепет С.А., Букреев С.А.