Хоперский
Заповедник

Хоперский
ПОДРОБНАЯ ИНФОРМАЦИЯ
ЖИВОТНЫЙ МИР

Список позвоночных животных ко времени образования заповедника включал 270 видов, в том числе 42 — млекопитающих, 177 — птиц, 8 — пресмыкающихся, 8 — земноводных и 35 видов рыб (Измайлов, 1940). Этот список неоднократно пополнялся как за счет не отмеченных ранее животных, так и за счет вселения новых видов из других регионов. Сейчас на территории заповедника обитает уже 312 видов позвоночных.

В фауне млекопитающих 49 видов из 5 отрядов, среди которых насекомоядных — 7, рукокрылых — 5, хищных — 10, грызунов — 22, парнокопытных — 5 видов.

Выхухоль — самый крупный представитель насекомоядных — исконный обитатель поймы Хопра. Этот очень древний зверек, реликт третичного периода, некогда имел обширный ареал на территории России, за пределами которой больше нигде не встречался, за что и получил свое название — русская выхухоль. Еще в начале XX в. выхухоль из-за густого ценного меха считалась охотничье-промысловым зверьком, и ее добывали до 60 тыс. в год. В результате неумеренного промысла, но главным образом из-за распашки и хозяйственного освоения пойм рек, вне которых выхухоль не обитает, численность ее резко упала, и с 1920 г. добыча выхухоли была полностью запрещена. В 1933 г. был разрешен на один год промысел выхухоли. Добыли менее 5 тыс. Этим обстоятельством и была вызвана необходимость создания выхухолевых заповедников, включая Хоперский. Вскоре он стал крупнейшим резерватом выхухоли. На его территории уже в 1947 г. был начат отлов выхухоли для расселения в другие области, в некоторые годы отлавливали более 500 зверьков. За годы деятельности заповедника расселено в 10 областях и краях РСФСР, а также в Белорусской, Литовской и Казахской ССР более 2600 выхухолей, отловленных в нем. В последние годы их не отлавливают не потому, что этого не позволяет численность выхухолей, а главным образом из-за отсутствия подходящих мест для их выпуска.

Выхухоль — типичный обитатель лесных пойм, предпочитает озера-старицы, которые покидает лишь на период затопления их весенним половодьем. По суше зверек передвигается плохо и часто становится добычей разных хищников. Численность выхухоли существенно изменяется, что связано главным образом с уровнем обводнения поймы. В засушливые годы с низким паводком она снижается до 350—450, но затем быстро восстанавливается до нормального уровня в 1600—1800, максимально 2200 зверьков.

Из рукокрылых — летучие мыши многочисленны в заповеднике благодаря множеству убежищ в дуплистых деревьях и изобилию корма. Здесь обитают бурый ушан, рыжая и гигантская вечерницы, прудовая и водяная ночницы.

Из грызунов в заповеднике обитает белка. Вообще она здесь немногочисленна, но в годы с высоким урожаем шишек сосны или желудей численность ее возрастает в несколько раз. Белки обитают в сосновых лесах, но встречаются и в дубравах, особенно в нагорной части. Нередка в заповеднике и лесная соня.

Самый крупный и ценный из грызунов в заповеднике — речной бобр, некогда обитавший в пойме Хопра, но исчезнувший ко времени создания заповедника. В 1937 г. из Воронежского заповедника в Хоперский для реакклиматизации ценного аборигенного вида была завезена первая партия из 15 бобров с черной окраской меха. Всего в 1937— 1939 гг. в заповеднике было выпущено 22 бобра, из которых три погибли, не участвуя в размножении.

В 1939 г. популяция вольно живущих бобров состояла уже из 35 особей, а с 1950 г., когда их стало 400, заповедник начал отлов бобров для расселения в другие места. До 1973 г. из Хоперского заповедника было вывезено 694 бобра. Поскольку в последующие годы бобров не отлавливали, их численность стабилизировалась естественным путем на довольно высоком уровне — 650—700 голов и больше не растет, по-видимому, в связи с ограниченностью кормовых ресурсов.

Одно из старых поселений бобров (с 1969 г.) находится на оз. Дальнем Осиновском, где обитает одна семья. Бобры заготавливают корм на зиму по-разному: одни валят деревья и оставляют их на месте, другие отделяют от стволов ветки и подтаскивают к норе поближе. Бобры в состоянии подгрызть тополь толщиной до 1 м, а осину диаметром около полуметра повалить за 15 мин.

Большинство грызунов заповедника относятся к мышевидным. Это мыши, полевки, крысы. Мышевидные грызуны, очень многочисленные и в пойменных лесах, и в нагорной части, несомненно, влияют на лесовозобновление, но пока их роль в природном комплексе заповедника не выяснена.

К хищным млекопитающим в заповеднике относятся 9 аборигенных видов и один акклиматизированный (енотовидная собака).

Волки к 1952 г. были истреблены не только в заповеднике, но и в его окрестностях на многие десятки километров. Теперь на территории заповедника живут обычно две волчьи семьи (12—15 зверей), зимой их заметно больше за счет зверей из других районов, привлекаемых в заповедник обилием доступной пищи — диких копытных животных.

О роли волка в биоценозах заповедника вопрос остается спорным. Безусловно, этот хищник наносит существенный ущерб поголовью оленей и других диких копытных. Но сами копытные в чрезмерном количестве нежелательны в заповеднике, так как они причиняют ущерб естественному лесовозобновлению. К тому же полное истребление волков привело к другому, не учтенному сторонниками уничтожения волка результату: экологическая ниша волка замещается бродячими собаками и волко-собачьими гибридами, борьба с которыми еще более трудна, чем с волком, так как они не боятся человека, но и не подпускают к себе на выстрел. Если волков успешнее всего добывают путем оклада флажками, то собаки и гибриды в окладе не остаются и безбоязненно уходят через флажки (Рябов, 1973). Вероятно, строго ограниченное число волков необходимо в заповеднике сохранять.

Лисица обитает в тех же местах, что и барсук, а иногда прямо в его норах. Хотя ее нельзя назвать многочисленной, но следы лисицы встречаются в заповеднике повсеместно, а на открытых луговых участках или на полях близ границ заповедника лисицы нередко мышкуют.

Типична для заповедника и даже может считаться фоновым видом лесная куница. Зверек всюду немногочислен, но в заповеднике в лесу зимой следов куниц очень много, а часто встречаются и сами зверьки. Обитание куниц в заповеднике связано с хорошими защитными условиями, множеством дуплистых деревьев для устройства гнезд и временных убежищ и обилием пищи — мышевидных грызунов, птиц, а в некоторые годы — белок. Из других куньих в заповеднике обычны лесной хорек и ласка, реже встречаются степной хорек и горностай.

В последние годы чаще попадаются на глаза следы жизнедеятельности и норы барсуков, которые раньше в заповеднике были очень редки. Местообитания барсука приурочены к сосновым насаждениям надпойменной террасы, где для рытья нор удобны песчаные почвы и много личинок хрущей, которыми барсук охотно кормится. Но поселения барсука есть и в нагорных дубравах, и на возвышенных, незатапливаемых участках поймы.

Копытных в заповеднике к моменту его организации не было. В 1936 г. была сделана попытка акклиматизировать марала. В литературе о заповеднике этот факт не отражен, но в «Летописи природы Хоперского заповедника» за 1936— 1940 гг. есть запись о гибели в 1938 г. всех завезенных в заповедник 8 маралов, причем животные погибли еще в вольерах, до выпуска на волю.

В 1937 г. из Приморья в Хоперский заповедник завезли 27 пятнистых оленей. Первоначально их также содержали в вольерах; выпустили на волю осенью 1939 г. и весной 1940 г. уже 46 голов (Дьяков и Алейников, 1956). До 1952 г. оленей было не более 100. Их поголовье ограничивали волки в самом заповеднике и его окрестностях, браконьерство, а главное — суровые снежные зимы начала 40-х годов (шесть зим подряд), вызвавшие гибель многих оленей. С 1953 г. в результате полного истребления волков и регулярной зимней подкормки численность оленей стала быстро нарастать (среднегодовой прирост стада составил 13%) и к 1966 г. достигла 674 голов. Необычайно высокая плотность оленей в заповеднике (свыше 50 голов на 1 тыс. га угодий) рассматривалась в тот период как положительное явление. Сам факт успешной акклиматизации пятнистого оленя в заповеднике оценивался как выдающийся успех отечественных зоологов, доказавших возможность сохранения и приумножения численности исчезающих в пределах естественного ареала редких видов животных. Ведь уже в те годы дикий пятнистый олень в исконных местах его обитания в Приморском крае был почти полностью истреблен, и его популяция насчитывала всего несколько сот особей.

Однако внимание ученых было привлечено мас совой гибелью пятнистых оленей в Хоперском заповеднике в необычайно суровую зиму 1966/67 г. Снежный покров в ту зиму установился рано, к середине января достиг высоты 70—85 см и держался на этом уровне до середины марта, стаяв лишь 8 апреля, т. е. снег лежал на 10 дней дольше обычного. Глубокоснежье в течение всей зимы сопровождалось сильными морозами — средняя температура зимних месяцев оказалась ниже средних многолетних: в декабре на 4°, январе — на 3,4° и в феврале на 4,6°. Сена для подкормки оленей было заготовлено мало, так как в предыдущее лето травы были плохими и неурожай желудей, и поэтому олени к зиме были недостаточно упитанными. Ослабевших животных преследовали размножившиеся одичавшие собаки. В результате всех этих неблагоприятных факторов погибло более трети поголовья: были обнаружены останки 214 погибших животных.

Сочли, что гибель оленей была вызвана превышением экологически допустимой плотности поголовья. Первым предложил сократить поголовье диких копытных сотрудник заповедника П. М. Решетников, считавший, что численность оленей в 1966 г. была максимально возможной. Не располагая показателями состояния популяции оленей (кроме их численности) и состояния их кормовой базы, а также лесных насаждений вообще, он в 1967 г. предложил следующую «стратегию» отношения к копытным(к этому времени здесь обитало уже 5видов): кабанов отстреливать всех; косуль подкармливать, не трогать в течение 7— 10 лет; лосей иметь не более 15—20 голов; пятнистых оленей подкармливать, защищать оленят от лисиц, а численность снизить до 320 голов; с зубрами поступать в соответствии с планом разведения и селекционной работы, хотя Хоперский заповедник лучше было бы от зубров освободить.

Допустимая численность лосей и оленят в заповеднике была обоснована П. М. Решетниковым в 3 особи на 1 тыс. га (Козловский, 1960). Приняв потребность пятнистого оленя в древесно-веточных кормах втрое меньшей, чем лося, предполагалось, что при такой численности копытные ущерба лесовозобновлению не нанесут. К сожалению, рекомендации П. М. Решетникова, в принципе правильные, не были приняты во внимание. Было упущено время, когда рост популяций диких копытных в заповеднике можно было контролировать без массового их изъятия.

Начавшееся в 1964 г. в заповеднике усыхание дубов, снижение плодоношения ослабленных дубовых насаждений порослевого происхождения (за предшествующие 30 лет урожай желудей с оценкой 4 по шкале Каппера был всего 5 раз, а с оценкой 5 — дважды), отпад самосева дуба из-за сильной затененности пологом леса, зараженности мучнистой росой и конкуренции с густым травяным покровом совпали с ростом численности диких копытных, в первую очередь пятнистых оленей.

С 1968 г. в заповеднике начали исследовать кормовую емкость угодий для оленей. Мнения исследователей резко расходились. Так, Н. Н. Кузнецова (1976) считала, что в заповеднике могут обитать без ущерба для лесовозобновления и самой популяции не более 250 оленей, П. Ф. Казневский, исследовавший в 1974—1975 гг. запасы древесно-веточных кормов, пришел к выводу, что без ущерба для лесных насаждений кормовая база позволяет обеспечить кормом 45—50 лосей и 1700 оленей. Споры об оптимальной численности оленей и других копытных в Хоперском заповеднике между сторонниками цифры в 250 голов, разделяемой лесоводами, и цифры в 1700—1900 голов, поддерживаемой сторонниками невмешательства в природные процессы в заповедниках, ведутся до сих пор. А пятнистые олени продолжают процветать в заповеднике, и численность их растет, превысив 2000 (Зобов и др., 1985).

Число оленей не удалось сдержать ни отловом, ни отстрелом. Наряду с отловом было изъято более тысячи пятнистых оленей, в неблагоприятные годы (1979, 1981) они гибли, и все же их не стало меньше. Кроме того, качественные показатели (размеры, вес, плодовитость) также свидетельствуют о процветании популяции.

На третьем Всесоюзном совещании по акклиматизации охотничьих животных в СССР в 1973 г. Хбперский заповедник определен как основная база пятнистых оленей для расселения в европейской части СССР. Отловленные в заповеднике 940 пятнистых оленей были выпущены в разные годы в Ростовской, Калининской, Пензенской, Саратовской, Московской, Владимирской, Тамбовской, Воронежской областях и Краснодарском крае РСФСР, в Украинской, Армянской и Казахской ССР; 28 оленей вывезены в ВНР.

Лось впервые встречен на территории Хоперского заповедника зимой 1953/54 г., в 80-е годы обитают 80—110 голов. В обширных молодых посадках сосны рядом с заповедником лоси концентрируются в зимний период. В заповеднике они встречаются чаще на участках с сосновыми культурами на леврбережной террасе, по берегам Хопра и крупных озер, где кормятся в зарослях тальника.

Такая избирательность в отношении зимних кормовых стаций и немногочисленность лосей делают их менее опасными для лесных насаждений, чем пятнистые олени, хотя практически оба вида питаются одним и тем же. В кормах пятнистых оленей Хоперского заповедника встречено 136 видов растений. Лоси очень крупные, что свидетельствует о благоприятных для них условиях обитания.

Косуля в заповеднике впервые отмечена в 1960 г., однако и до настоящего времени малочисленна, не более 50—60 голов. Объясняется это и пищевой конкуренцией с более сильным пятнистым оленем, занимающим те же местообитания, что и косуля, и хищничеством волков и бродячих собак. Отлова или отстрела косуль, даже в научных целях, в заповеднике никогда не проводили. Если бы в Хоперском заповеднике не был акклиматизирован пятнистый олень, то косуль здесь было бы значительно больше, и они так же отрицательно влияли бы на лесовозобновление.

Второй по численности вид копытных — кабан. Появился он в заповеднике самостоятельно в 1962 г., и в первое десятилетие их было не больше 50. Обитание этого зверя в выхухолевом заповеднике было сразу признано нежелательным, так как, разрывая берега водоемов в поисках корма, кабан повреждает норы выхухоли. Поэтому уже с 1967 г., когда было всего 15 кабанов, начали их отстрел. Однако эта мера оказалась для кабанов в еще большей степени недостаточной, чем для оленя, в связи с высокой плодовитостью диких свиней. В 1975 г. поголовье кабанов достигло уже более 220, а в 1981 г. — более 1,4 тыс., несмотря на то что за пять лет (1976—1980) в пределах заповедника и охранной зоны было отстреляно 442 кабана, а за 1981 г. — 129.

Хотя численность кабана, как и других копытных, изменяется в зависимости от условий года, в заповеднике она пока только растет, несмотря на неблагоприятный 1982 г. В 1985 г. в заповеднике обитало 1,5 тыс. кабанов.

Зубры раньше обитали по Хопру. Их ловили здесь при Петре I, но затем они были истреблены. В 1955 г. в заповедник были завезены зубры (животные с примесью крови бизона и крупного рогатого скота) из Беловежской Пущи и Приокско-Террасного заповедника. Предполагалось постепенное повышение чистокровности зубров и полувольное их разведение: зимнее вольерное содержание с подкормкой и вольный выпас летом. Однако потравы зубрами смежных с заповедником посевов вызвали протест, и с 1968 г. зубры были переведены полностью на загонное содержание в зубропарке близ пос. Калиново. Его территория была выбрана неудачно, так как занимала почти весь участок дубравы семенного происхождения, которому в результате многолетнего выпаса был нанесен заметный ущерб. Зубры регулярно размножались, и в некоторые годы их было более 30. В 1973 г. научный совет заповедника предложил прекратить содержание чистопородных зубров, поскольку это не входило, в задачи заповедника, и в 1982 г. зубропарк был ликвидирован.

Разнообразен птичий мир заповедника. Его богатству способствует все — и теплый климат, и разнообразие ландшафтов и биотопов, и обилие пищи. Наиболее полная инвентаризация орнитофауны Хоперского заповедника проведена в конце 70-х годов А. А. Золотаревым. Список птиц заповедника включает сейчас 215 видов, из них 168 — гнездящихся, 24 — пролетных, 8 — зимующих и 15 — залетных.

Весной заповедный лес звенит от птичьих голосов. Наиболее многочисленны в пойме зяблик, большая синица, садовая славка, поползень, мухоловка-белошейка, пеночка-теньковка, серая мухоловка. Плотность воробьиных птиц в пойменных лесах достигает 13 особей на 1 га, в нагорных лесах несколько меньше — до 10 особей на 1 га, но здесь обитают и такие виды, как обыкновенная овсянка, щегол, золотистая щурка и другие, предпочитающие сухие биотопы пойменным. Рано утром встречают песней зарю скворцы, зяблики, щеглы, днем к ним присоединяется воркование горлиц или вяхирей, переливчатый посвист иволги, к вечеру начинают петь дрозды — певчий, деряба, рябинник, белобровик, черный, а в сумерках со всех сторон, сначала робко, а потом все громче и продолжительнее, слышится соловьиное щелканье и трели. Оригинальным звуковым фоном для соловьиных песен служит монотонный гул кваканья лягушек и такой же монотонный, но более высокий звон комаров и «мошки», не позволяющие даже несколько минут послушать птичьи голоса. Иногда в общем хоре выделяется уханье филина или резкий хохот неясыти. По опушкам нередка болотная сова. В лесу обычны черный коршун, тетеревятник и перепелятник, канюк, кобчик и пустельга. Голоса птиц не затихают в лесу и зимой, правда, в это время их меньше, но слышится попискивание синиц и поползней, резкие крики различных дятлов, стрекотание сорок или воронье карканье. На лесных озерах гнездятся немногочисленные утки (кряква, свиязь, чирки), серая цапля (около 100 гнезд), выпь, озерная чайка и черная крачка, лысуха, а на болотах, восточнее оз. Юрмище, — серый журавль. Журавлей в заповеднике довольно много: осенью на соседних полях кормятся в некоторые годы более 200 птиц, ночующих в пойме Хопра. На оз. Тальниковое гнездится лебедь-шипун. В местах с обрывистыми берегами чернеют отверстия нор колоний береговых ласточек. Здесь охотятся изумрудные зимородки. На весеннем и осеннем пролетах стаи водоплавающих птиц насчитывают десятки тысяч особей.

В заповеднике гнездятся и редкие виды птиц, занесенные в Красную книгу СССР: орлан-белохвост, сапсан, скопа, часто зимуют беркут и могильник, а весной на пролете встречаются дрофа и стрепет.

Из 8 видов рептилий близ озер довольно часто можно встретить болотную черепаху, следами которой испещрены песчаные и илистые берега водоемов. Из змей обычнее других обыкновенный уж, реже попадается обыкновенная гадюка, и совсем редко — медянка и степная гадюка. Зато ящериц (прыткую ящерицу и разноцветную ящурку) можно встретить всюду, даже в заболоченных ольшаниках, где никакие другие пресмыкающиеся, кроме ужа, не появляются. Встречается в заповеднике веретеница, но очень редко.

В заповеднике обитают 8 видов земноводных бесхвостых. В водоемах озерного типа огромное множество лягушек 4 видов — озерных, прудовых, остромордых и травяных, для которых теплая, хорошо прогреваемая вода мелководных пойменных озер и изобилие пищи, особенно комаров и их личинок, создают исключительно благоприятные условия. В конце апреля — начале мая с озер доносится непрерывный гул лягушачьих хоров.

На суше многочисленны зеленая и обыкновенная жабы, встречаются также краснобрюхая жерлянка и обыкновенная чесночница. Летом все озера и лужи кишат головастиками, а ближе к осени под ногами повсюду прыгают лягушата и жабята.

В ихтиофауне заповедника 35 аборигенных видов и два акклиматизированных, проникших в Хопер из водоемов, куда их специально выпускали для разведения. Это белый амур и толстолобик, изредка встречавшиеся в уловах в 70—80-е годы. Из местных рыб самые многочисленные и широко распространенные карась (серебряный и золотой), лещ, плотва, налим и окунь. В густо заросших озерах много линей. И в Хопре, и в озерах много щук, иногда очень крупных в связи с обилием корма и отсутствием промыслового лова. В ямах и на плесах Хопра обитает сом, в уловах иногда встречаются стерлядь, сазан, рыбец, подуст, а также речная минога.

О рыбных богатствах Хоперского заповедника слава идет далеко за его пределами. До 1978 г. на отдельных водоемах разрешался не только любительский, но и промысловый лов местным рыбохозяйственным предприятиям. В последние годы допускается только любительская рыбная ловля по специальным пропускам, выдаваемым заповедником на строго ограниченное число водоемов. С рыбным браконьерством ведется систематическая борьба. В водоемах заповедника часто бывают заморы, вызванные недостатком кислорода. Единственным способом спасения хотя бы части рыб от гибели при заморах остается выдалбливание прорубей. К этой работе привлекаются рыболовы-любители, которым их труд компенсируется разрешением половить рыбу в этих прорубях.

Рыбы и земноводные представляют собой обычные объекты питания выхухоли и некоторых других зверей и птиц заповедника.


© Чичикин Ю.Н. 1989

Ваш e-mail:
Введите 3 цифры: Введите 3 цифры с картинки в поле

Комментарий, вопрос,
сообщение об ошибке:

 
заповедники | национальные парки | федеральные заказники | биосферные ООПТ
о проекте | обратная связь

Подписка на новости:

Главная
Новости
Публикации
Новости сайта
Новости
Ссылки
Ф.Р. Штильмарк
Итоги конференций
Охраняемые территории
Проекты
Вакансии
Фонд Штильмарка
ГИС
Законы и документы
Организации
Федеральные
Водно-болотные угодья
Заповедники
Национальные парки
Заказники
Биосферные резерваты
Оценка репрез-ти_Дубинин
Смирнов_ООПТ Чукотки
Издание трудов Штильмарка
Библиотека 'Люди и заповедники'
О проекте
ООПТ
Премия имени Штильмарка
Чтения памяти Штильмарка
Штильмарк_абс-зап
Штильмарк_о проблемах
Штильмарк_таинство заповедания
Штильмарк_Принципы заповедности
Астафьев - Штильмарку, 2001
Никольский - Репрезентативность
Белоновская_горные ООПТ
\"Заповідна справа в Україні\"
Штильмарк_Драма или фарс
Штильмарк_Эволюция представлений
Борейко о Штильмарке, 2001
Штильмарк_Кондо-Сосв_зап.
Гусев_История баргузинского зап.
Shtilmark_history
Желтухин - Центрально-Лесной
Конференции
Богдо зонирование Трегубов 2007
Григорян_Севилья_2000
Биосферные заповедники_Соколов, 1988
часть 1
часть 2
Книжная полка
Морские ООПТ
Степные ООПТ
Завершен сбор конкурсных работ на соискание Премии имени Ф.Р. Штильмарка
Фото докладчиков
Чтения
Награждение лауреатов
Конференция
ШТИЛЬМАРКОВСКИЕ ЧТЕНИЯ, Москва, 19-20 апреля, 2018 г.
О природе и людях
Живой покров земли
Заповедная мерзлота
Герасимов Н.Н.
Кочнев А.А.
Урбанавичене И.Н.
Джамирзоев Г.С., Трепет С.А., Букреев С.А.