Галичья Гора
Заповедник

Галичья Гора
ПОДРОБНАЯ ИНФОРМАЦИЯ
РАСТИТЕЛЬНОСТЬ

В прошлом весь край, в котором находятся ныне участки заповедника, был более лесистым. Облесены были берега рек, а на водоразделах леса перемежались участками разнотравных и ковыльных степей (Данилов, 1975). Однако освоение земель под пашню, сведение леса для судостроения и оборонительных сооружений, а также для получения древесного угля в XVII-XVIII вв. резко сократили площадь лесов. Сейчас на фоне основных зональных типов растительности — дубрав и луговых степей — в районе заповедника представлены фрагменты широколиственных лесов, образованных другими породами (прежде всего липой), нагорных березняков, скальных сообществ и группировок, пойменных и суходольных лугов, прибрежно-водной растительности.

Леса занимают около 50% заповедной территории. Все они имеют порослевое происхождение и относительно молоды (не старше 40—70 лет). Участки дубрав есть в урочищах Морозова гора, Плющань, Галичья гора. В первом ярусе кроме дуба встречаются осина, березы белая и повислая, причем роль последней весьма значительна. Из кустарников обычнее других крушина слабительная и бересклет бородавчатый. Основу травяного яруса составляют сныть, чина весенняя, ломонос прямой, осока горная и др. Изредка встречаются скерда сибирская, лилия саранка, гладыш широколистный, горичник олений, борец шерстистоустый. Для более нарушенных и засоренных участков характерны заросли чистотела и подмаренника цепкого. Опушки часто окаймлены зарослями терна, степной вишни, спиреи Литвинова, клена татарского, боярышников сомнительного и отогнуточашечкового и т. д.

Относительно крупные участки липняков занимают крутые склоны долин Воргола и отчасти Дона. Сомкнутого травяного покрова в них обычно нет, лишь кое-где пятнами и одиночными растениями встречаются копытень, фиалка удивительная, чистяк весенний и др.

Особенно интересны остатки березовых лесов на крутых северных склонах (преимущественно из березы белой, или пушистой). Они сохранились в урочище Плющань. Из травянистых растений в них встречаются бореальные (грушанка круглолистная, купальница европейская, зверобой пятнистый), неморальные (лилия саранка, борец шерстистоустый) и лесостепные (клевер люпиновый, борец дубравный).

Лугово-степные сообщества развиты на плато и склоновых участках. Самый крупный участок ковыльной степи сохранился в урочище Быкова Шея. Из злаков в травостое преобладают ковыли перистый, красивейший и волосатик, типчак, овсец Шелля, овсец пустынный, хорошо развита осока низкая, весьма богато разнотравье, в котором много редких видов.

Большую роль играют здесь и редкие сообщества из оносмы простейшей, василька сумского, шлемника приземистого, венечника ветвистого, солонечника узколистного, колокольчика алтайского и др. Во всех урочищах со степными участками разнообразие экотопов способствует мозаичности растительного покрова и формированию сложного комплекса группировок, в которых доминируют в зависимости от конкретных условий тимьян двухформенный, бурачок Гмелина, осока низкая, полыни шелковистая, широколистная и армянская, лапчатка бедренцевидная, герань кроваво-красная, василек русский, горицвет весенний и др.

В настоящее время на всех участках сообщества травянистых степных растений постепенно сменяются зарослями степных кустарников — ракитника, бобовника (миндаля) низкого, спиреи Литвинова и др. На склонах кустарники местами образуют уже густые заросли, в которых начинают доминировать терн, крушина слабительная, местами клен татарский.

Особую ценность представляют уникальные скальные группировки на Галичьей и Морозовой горах, а также на скалах по Ворголу. Здесь в изобилии встречается шиверекия подольская, преимущественно на хорошо освещенных участках, а вместе с нею — молодило русское, бурачок Гмелина, колокольчик круглолистный, тимьян известняковый (только на Ворголе), крупка сибирская и др. В тенистых трещинах скал растут крайне редкие виды папоротников — костенец постенный и волосовидный (второй — только по Ворголу).

Уникальность растительного комплекса на крутом восточном склоне долины Дона, в урочище Плющань,состоит в сочетании мохового покрова с реликтовыми видами — дендрантемой Завадского, сердечником трехраздельным, осокой притупленной.

«Ботанический феномен» заповедника состоит в том, что здесь на фоне зональных типов растительности — дубрав и луговых степей — встречаются редкие и уникальные для данного ботанико-географического региона и даже провинции растительные сообщества и группировки, причудливым образом сочетаются различные эколого-фитоценотические и генетические элементы флоры, много реликтовых видов.

Флора сосудистых растений заповедника очень богата, а видовая насыщенность урочищ исключительно велика. На территории заповедника зарегистрирован 851 вид сосудистых растений. В урочище Галичья гора, где заповедано всего 19 га (!), — 650 видов, Морозова гора (100 га) — 651, Плющань (39,5 га) — 628, Быкова Шея (30,8 га) — 572; немного беднее флора урочищ Воронов Камень и Воргольское (41,5 га) — 419 видов. Такое редкое для Средней России флористическое богатство объясняется как разнообразием местообитаний, так и историческими особенностями формирования растительного покрова.

Одна из наиболее замечательных особенностей флоры заповедника состоит в произрастании здесь ряда видов в отрыве от их основного ареала. Одни из этих видов генетически связаны с более южными степными районами, другие с горными системами Европы, Кавказа, Урала, Алтая, Сибири. Это производит настолько сильное впечатление, что В. Я. Цингер даже описал один из таких видов — лапчатку донскую — как новый для науки и эндемичный для бассейна Дона. Правда, этот «вид» вряд ли отличим от кавказской лапчатки бедренцевидной, но это нисколько не уменьшает значения его находки на Среднерусской возвышенности, далеко от Кавказа.

Д. И. Литвинов (1902) высказал и обосновал мысль о реликтовом характере местонахождений некоторых растений на Галичьей горе и на Среднерусской возвышенности в целом. Произрастание в этом регионе ряда горноальпийских и арктоальпий-ских видов он объяснил влиянием ледников и постгляциальной историей растительного покрова. Эта идея была развита далее Б. М. Козо-Полянским, ее в той или иной мере поддерживали многие другие исследователи. Но допускалась возможность заноса специфической петрофильной и псаммофильной флоры из более южных областей. Однако эта точка зрения встречает серьезные возражения. Более того, продолжая разработку концепции Литвинова — Козо-Полянского, Н. П. Виноградов и С. В. Голицын (1958) выделили даже особый «Северо-Донской реликтовый район» в бассейне Дона и его притока Быстрой Сосны. Исследования последних лет выявили, что круг «реликтовых» видов был неоправданно расширен: некоторые из них оказались явно «мнимыми» реликтами (Казакова, Тихомиров, 1984).

Увлечение «реликтовой гипотезой» привело также к описанию новых видов, якобы эндемичных или почти эндемичных для Среднерусской возвышенности, — волчеягодника Юлии, зубянки алаунской, хризантемы Козо-Полянского, шлемника Хитрово, розы куйманской, кизильника алаунского, березы Голицына, ястребинок голицынской и волосистозонтичновидной и др. Однако некоторые из этих «видов» не отличаются от давно известных и широко распространенных. Так, волчеягодник Юлии полностью тождествен южноевропейскому волчеягоднику-боровику, хризантема Козо-Полянского — сибирской дендрантеме Завадского и т. д. Другие же остаются критическими формами и требуют дальнейшего изучения для установления их самостоятельности и уточнения таксономического статуса.

Но вместе с тем местонахождения некоторых растений в заповеднике и его окрестностях имеют, несомненно, реликтовый характер. Сейчас споры ведутся в основном по поводу возраста этих реликтов, но уже общепризнано, что возраст их различен. Вряд ли можно допустить, что какие-либо формы могли здесь, на месте, сохраниться с неогена и пережить максимальное покровное оледенение. Вероятно, такие виды, как эфедра двухколосковая, костенцы стенной и волосовидный, лапчатка бедренцевидная, шлемник приземистый, сердечник трехраздельный (зубянка тонколистная), дендрантема Завадского, голокучник Роберта, истод сибирский и другие, появились на Среднерусской возвышенности разными путями по мере отступания ледника и представляют собой реликты различных послеледниковых эпох. Как правило, они связаны со специфическими субстратами, особенно с обнажениями чистого известняка, и не встречаются ни в степях на плакорах, ни в дубравах, т. е. в коренных типах современного растительного покрова.

В заповеднике сосредоточены самые крупные в Липецкой области и вообще близ северного предела их ареала процветающие популяции шиверкии подольской, лапчатки бедренцевидной, шлемника приземистого, рябчика русского, оносмы простейшей, костенца стенного, ломоноса цельнолистного.

Другие группы растений исследованы менее детально, чем сосудистые. Список мхов далеко не полон. В бассейне Дона, в окрестностях заповедника, зарегистрировано 126 видов водорослей, относящихся к 6 отделам. Более обстоятельно исследованы грибы. В заповеднике выявлено 467 видов мик-ромицетов, в том числе 112 видов ржавчинных грибов, паразитирующих на 127 видах сосудистых растений; не менее 180 видов макромицетов. Изучены экология, биологические особенности, жизненный цикл многих видов.


© Григорьевская А.Я., Тихомиров В.Н. 1989

Ваш e-mail:
Введите 3 цифры: Введите 3 цифры с картинки в поле

Комментарий, вопрос,
сообщение об ошибке:

 
заповедники | национальные парки | федеральные заказники | биосферные ООПТ
о проекте | обратная связь

Подписка на новости:

Главная
Новости
Публикации
Новости сайта
Новости
Ссылки
Ф.Р. Штильмарк
Итоги конференций
Охраняемые территории
Проекты
Вакансии
Фонд Штильмарка
ГИС
Законы и документы
Организации
Федеральные
Водно-болотные угодья
Заповедники
Национальные парки
Заказники
Биосферные резерваты
Оценка репрез-ти_Дубинин
Смирнов_ООПТ Чукотки
Издание трудов Штильмарка
Библиотека 'Люди и заповедники'
О проекте
ООПТ
Премия имени Штильмарка
Чтения памяти Штильмарка
Штильмарк_абс-зап
Штильмарк_о проблемах
Штильмарк_таинство заповедания
Штильмарк_Принципы заповедности
Астафьев - Штильмарку, 2001
Никольский - Репрезентативность
Белоновская_горные ООПТ
\"Заповідна справа в Україні\"
Штильмарк_Драма или фарс
Штильмарк_Эволюция представлений
Борейко о Штильмарке, 2001
Штильмарк_Кондо-Сосв_зап.
Гусев_История баргузинского зап.
Shtilmark_history
Желтухин - Центрально-Лесной
Конференции
Богдо зонирование Трегубов 2007
Григорян_Севилья_2000
Биосферные заповедники_Соколов, 1988
часть 1
часть 2
Книжная полка
Морские ООПТ
Степные ООПТ
Завершен сбор конкурсных работ на соискание Премии имени Ф.Р. Штильмарка
Фото докладчиков
Чтения
Награждение лауреатов
Конференция
ШТИЛЬМАРКОВСКИЕ ЧТЕНИЯ, Москва, 19-20 апреля, 2018 г.
О природе и людях
Живой покров земли
Заповедная мерзлота
Герасимов Н.Н.
Кочнев А.А.
Урбанавичене И.Н.
Джамирзоев Г.С., Трепет С.А., Букреев С.А.