БЕЛОГОРЬЕ
заповедник


ОБЩИЕ СВЕДЕНИЯ И ИСТОРИЯ СОЗДАНИЯ

Участок «Лес на Ворскле»

Лес-на-Ворскле расположен в южной подзоне лесостепной зоны европейской части России, в юго-западной части Белгородской области, близ районного центра Борисовка, на правом берегу Ворсклы — притока Днепра. Основная территория занята 80-100-летним дубовым лесом. Хорошо сохранившиеся участки 250-300-летней дубравы занимают около 160 га и представляют собой замечательный природный объект заповедника. Такие дубравы некогда играли большую роль в облике лесостепи до начала интенсивной хозяйственной деятельности человека. В настоящее время леса здесь в значительной мере сведены, а участки старовозрастных дубрав чрезвычайно редки. Дубрава заповедника достаточно типична для лесостепной зоны. И вместе с тем среди современных окультуренных ландшафтов лесостепи это уникальный памятник природы, дающий представление о тех могучих лесах — «нагорных» дубравах, которые когда-то занимали обширные территории на правых высоких берегах южнорусских рек.

Территорию заповедника с трех сторон ограничивают реки: с юга и востока — Ворскла, с запада — Готня (приток Ворсклы) с притоком Локней. С юго-восточной стороны крутой береговой обрыв и Ворскла отделяют заповедник от пос. Борисовка. У границ заповедника — селения Дубино на юго-западе и Красный Кут на северо-востоке. По окраинам заповедника расположены четыре лесных кордона.

Район заповедника чрезвычайно интересен в историческом и природном отношениях. В этих местах происходили события национального и государственного значения, и в большой мере они были связаны с природной обстановкой южной лесостепи. Район верховьев Ворсклы с давних пор был ареной борьбы оседлых поселян с кочевыми племенами, вначале половцами, затем татаро-монгольскими ордами и крымскими татарами, совершавшими набеги с юга и юго-востока. Крупные массивы дубовых лесов на высоких, обрывистых берегах рек служили надежной защитой против набегов конницы. По свидетельству старинных рукописей, на берегах Ворсклы, близ крепости Хотмыжска (ныне село в 10 км от заповедника), росли такие леса, через которые «проезду конного и проходу пешего не бывает». Лесные массивы использовались также для создания непреодолимых для конницы преград — лесных «засек» из поваленных огромных деревьев. В середине XVII в. лесные массивы и засеки по Ворскле входили в состав «Белгородской засечной черты» — 800-километрового пограничного фортификационного сооружения, включавшего кроме лесных засек деревянные крепости, остроги, земляные валы. Естественно, дубовые леса, имевшие столь важное оборонительное значение, в те беспокойные времена строго охранялись от порубок.

В начале XVIII в. появились новые причины для сохранения лесостепных дубрав: для строительства русского флота требовалось много дубовой древесины, и потому Петр I запретил рубить для прочих нужд леса в верховьях крупных рек, впадающих в Черное море. Его указом от 1703 г. были определены заповедные участки лесов и «заповедные древесные породы» — дуб, вяз, ясень и др., за вырубку которых полагалась смертная казнь.

Легенда, прочно бытующая среди старожилов Борисовки и проникшая в некоторые печатные издания, связывает с личностью Петра I и судьбу лесного массива нынешнего заповедника. Рассказывают, что царь посетил эти места после Полтавской битвы. Восхищенный красотой местности, он повелел сделать лес заповедным («Заказной рощей») и подарил его одному из своих ближайших сподвижников, фельдмаршалу Б. П. Шереметеву в награду за его действия в Полтавском сражении. Однако легенда не подтверждается. Известно, что Петр I действительно проезжал через эти места, но за несколько месяцев до Полтавской битвы; Шереметев же вступил во владение землями по Ворскле тремя годами раньше. Но вполне возможно, что лесной массив именно в этот период был объявлен заповедным в соответствии с указом Петра I.

Способ, каким граф Б. П. Шереметев распорядился этим поместьем, позволил сохранить многие участки этой великолепной дубравы в почти нетронутом виде в течение двух веков. Он устроил здесь лесное охотничье хозяйство, которое поддерживалось и при его потомках. В те времена в дубраве были многочисленны ценные промысловые звери — косуля, лось, кабан, лисица, в пойме Ворсклы — водоплавающая дичь, в целинной степи — дрофа и стрепет. Лес строго охранялся: так, в предреволюционные годы охрану несли специально нанятые конные чеченцы. В XIX в. этот лес упоминался в литературе среди других немногочисленных в России «частных заповедников». Однако, несмотря на заповедный режим, владельцы леса проводили в начале прошлого века выборочные рубки, а в конце века и сплошные рубки в отдельных кварталах. Восстановление леса затем шло естественным путем, а на некоторых участках на месте вырубки были созданы лесные культуры. Таким образом, в XVIII—XIX вв. лес нынешнего заповедника в целом успешно сохранялся от стихийного вмешательства, но в отдельные периоды подвергался частичной хозяйственной эксплуатации.

Одной из достопримечательностей имения Шереметевых был основанный первым владельцем монастырь, расположенный рядом с лесом (частично на территории нынешней усадьбы заповедника), — «Борисовская Тихвинская девичья пустынь», подробно описанная в исторической литературе (Леонид, 1872). Он просуществовал более двух веков и был разрушен в годы революции; о нем напоминает название одного из лесных оврагов — «Монастырский яр».

Послереволюционные годы были трудными для леса. Ничего не зная об охране памятников природы, население видело в «Заказной роще» только графское имущество. Затрещали вековые дубы, загремели выстрелы. Были почти полностью перебиты косули, лисицы, куницы.

Решающую роль в спасении уникального леса сыграл С.И. Малышев — известный энтомолог, уроженец Борисовки. Благодаря его хлопотам был создан на территории бывшего графского леса заповедник Лес-на-Ворскле. Заповедник был передан Зоопсихологической станции Естественнонаучного института им. Лесгафта, которая начала здесь исследования по энтомологии. Была усилена охрана леса, начата природоохранная пропаганда среди местного населения. Однако станция просуществовала недолго.

В 1934 г. начался новый этап в истории Леса-на-Ворскле, определивший его развитие в следующие полвека и его современное состояние. Заповедник был передан Ленинградскому университету в качестве учебной и научной базы. Основателем и первым директором базы был академик В. Н. Сукачев — крупный советский геоботаник и лесовед, заведовавший в те годы университетской кафедрой геоботаники. С большой энергией он взялся за организацию Лесостепной научно-исследовательской станции при Ленинградском университете.

Война и временная оккупация территории нанесли большой ущерб молодому заповеднику. К счастью, лес пострадал в небольшой степени. В первые же послевоенные годы началось постепенное восстановление станции. В 1951 г. в связи с закрытием ряда заповедников Лес-на-Ворскле был преобразован в учебно-опытное лесное хозяйство при Ленинградском университете, которое просуществовало до 1979 г., когда заповедник был восстановлен.


© Горышина Т.К., Тимофеева Е.К. Заповедник «Лес-на-Ворскле» // Заповедники СССР. Заповедники Европейской части РСФСР. II. - М., Мысль, 1989. с. 138-151.