БАШКИРСКИЙ
заповедник


ОБЩИЕ СВЕДЕНИЯ И ИСТОРИЯ СОЗДАНИЯ

В центре Южного Урала, почти на границе Европы и Азии, среди живописных гор и бескрайних лесов находится Башкирский государственный заповедник. Более 200 лет назад, в 1771 г., знаменитый русский путешественник и натуралист академик И. И. Лепехин, проезжая по местам, которые впоследствии стали заповедными, обратил внимание на исключительную красоту, нетронутость природы горной Башкирии. В те времена горы были покрыты могучими девственными лесами из сосны, лиственницы, ели, дуба, березы, клена, липы. Лесные заросли чередовались с роскошными полянами — разноцветными коврами цветов, а на вершинах хребтов то здесь то там выделялись участки степей из серебристо-белого ковыля и яркого степного разнотравья. «Сколь изрядный по горам лес, — писал И. И. Лепехин, — столь и изрядны росли на них травы, и мы лучшее собрание трав сим горам долженствовали» (Лепехин, 1772).

Местное население занималось охотой, рыболовством и бортничеством. В «Книге Большому чертежу», написанной в 1627 г., говорилось, что «...от устья реки Белой по обеим сторонам вверх и ее притокам — Уфе и другим до Уральских гор все живут башкиры, а кормит их мед, зверь и рыба, а пашни не имеют» (Книга Большому чертежу, 1838). С тех пор многое изменилось. Поредели леса, хищ нически вырубленные уральскими промышленниками, выжженные многочисленными пожарами. В конце XIX — начале XX столетия перед богатой природой края возникла реальная опасность опустошения.

Печальная судьба природы горно-лесной Башкирии волновала ученых. Стало ясно, что наиболее реальным путем для ее сохранения может быть организация заповедника, территория которого должна быть изъята из хозяйственной деятельности. В конце 20-х годов уточнением возможности организации заповедника занималась Башкирская экспедиция Академии наук.

В сентябре 1929 г. было принято решение: «С целью охраны имеющих исключительный научный интерес памятников природы необходимо как для исследовательских работ, так и учебной производственной практики профессуры и студенчества педвуза, объявить заповедником Аргазинскую и Южно-Узянскую лесные дачи и устроить на территории естественно-исторические и исследовательские станции, объединив оба заповедника общим управлением и единым бюджетом с устройством в Южно-Узянской даче, кроме того, опытного лесничества».

Первое Положение о Башкирском заповеднике было утверждено Совнаркомом Башкирии в июне 1930 г. Он имел республиканское подчинение и состоял из двух удаленных почти на 300 км участков. В первый участок вошла Южно-Узянская лесная дача площадью 50 153 га, во второй — Аргазинская лесная дача площадью 33 270 га. Второй участок, находившийся на границе Башкирии и Челябинской области, в 1933 г. был исключен из Башкирского заповедника и впоследствии вошел в состав Ильменского.

В первые годы существования границы Узянского участка также несколько раз изменялись.

В 1934—1935 гг. его территория была значительно сокращена и только в 1937 г. относительно стабилизировалась. С 1 января 1937 г. заповедник перешел в систему Комитета по заповедникам при Президиуме ВЦИК, впоследствии преобразованного в Главное управление охотничьего хозяйства и заповедников при Совете Министров РСФСР.

В 1951 г. Башкирский заповедник был ликвидирован, и на его территории организован лесхоз: началась интенсивная эксплуатация леса. Только в ноябре 1958 г. первый заповедник Башкирии был восстановлен.

Для сохранения последнего прибежища неметизированной популяции диких башкирских пчел в 1958 г. был учрежден Прибельский филиал Башкирского заповедника, который оказался единственной зоной, охраняющей аборигенных диких пчел не только в Советском Союзе, но и во всем мире. Прибельский филиал площадью 22 531 га существовал с 1958 по 1986 г., когда был преобразован в самостоятельный заповедник Шульган-Таш.


©Позднякова Э.П., Лоскутов А.В., Скокова Н.Н. Башкирский заповедник. // Заповедники СССР. Заповедники Европейской части РСФСР. II. - М., Мысль, 1989. с. 234-263.
(с изменениями и дополнениями)